«ПЕРВЫЙ СРЕДИ РАВНЫХ...»
Нормативные документы
Противодействие коррупции
Поступающим
Студентам
Выпускникам
Проект 5-100
Аккредитация специалистов

Дмитрий Гиллер: Хирургия при туберкулезе – реальный шанс выжить

Дмитрий Гиллер: Хирургия при туберкулезе – реальный шанс выжить Еще 10 лет назад Всемирная организация здравоохранения признала туберкулез и ВИЧ одними из главных вызовов здоровью человечества наступающего века. Однако большинство принимаемых мер, программ, новых препаратов не дают ожидаемого изменения ситуации: до сих пор туберкулезом в мире ежегодно заболевает более 8,5 млн. человек, из которых умирает от туберкулеза каждый третий. Хотя основное бремя туберкулеза (60%) приходится на страны Африки и Юго-Восточной Азии, тревожная ситуация по-прежнему сохраняется и в странах Восточной Европы, и в Российской Федерации. О проблемах современного туберкулеза, альтернативных методах и успехах в его лечении рассказал заместитель директора НИИ Фтизиопульмонологии, директор хирургической клиники фтизиопульмонологии, заведующий кафедрой фтизиатрии и торакальной хирургии Первого МГМУ им. И.М. Сеченова, проф. Дмитрий Гиллер.

- Дмитрий Борисович, в чем сейчас основные проблемы с лечением туберкулеза в нашей стране?

- Страна у нас большая, и проблемы сильно различаются от региона к региону. Тем не менее, есть и общие черты, характерные для борьбы с ТБ во всех странах. Мы видим, как снижается эффективность лечения больных с открытой формой. В то же время растет число случаев с множественной лекарственной устойчивостью – туберкулезная палочка приспосабливается и существующие препараты перестают воздействовать на пораженные легкие. Но при этом почему-то совершенно «забывается», что этих больных можно вылечить путем активизации торакальной хирургии.

Сегодня пионером и пропагандистом широкого хирургического лечения больных с открытой формой ТБ выступает НИИ Фтизиопульмонологии Первого МГМУ им. И.М. Сеченова, который проводит как фундаментальные, так и клинические исследования для обоснования изменения стратегии лечения пациентов с деструктивным туберкулезом. Для сравнения, на данный момент в стране из категории больных, имеющих распад легочной ткани и выделяющих туберкулезные бактерии в мокроте, выздоравливает около трети пациентов. Увы, но это показатели начала 20 века, когда врачи не имели ни лекарств против туберкулеза, ни компьютерной томографии, ни рентгена, ни даже фонендоскопа. Наш опыт трехлетней работы в Пензенской области, где была внедрена разработанная нами стратегия своевременного широкого применения хирургических методов лечения, позволил повысить частоту выздоровления больных с «открытой формой» туберкулеза до 83%, а среди оперированных до 94%.

- И насколько эта статистика и практика применима ко всей России?

- Больные, у которых были достигнуты такие результаты – это не специально отобранные больные - приличные, с деньгами и желанием лечиться. Нет, это среднестатистическая российская территория, где есть и бомжи, и алкоголики, и уклоняющиеся от лечения. И, тем не менее, мы с коллегами ездим по многим областям и всеми силами возрождаем хирургические методы лечения открытой формы туберкулеза. За прошлый год мы проконсультировали в различных территориях России несколько тысяч больных туберкулезом, из которых операция была предложена почти тысяче пациентов. Часть из них я прооперировал на месте, часть отконсультировал для операции местными хирургами, а часть из них приехала в нашу больницу, и мы прооперировали их здесь. Все это является частью многоцентрового комплексного исследования, которое имеет, в общем-то, актуальность для всего мира. Почему-то во всем мире продолжают ждать чудес от противотуберкулезных лекарств, но забыли, что туберкулез можно и нужно оперировать. В свое время Америка уже «вырезала» свой туберкулез, и до сих пор он остается на низком уровне в основном в кругах незаконных иммигрантов. У нас же нужны более активные меры.

- Вы находите понимание у коллег в регионах?

- Мы проводим множество мастер-классов с показами учебных фильмов, и операциями на месте. Примерно 12% территории России уже охвачено моими личными консультациями. Но я не могу «протезировать» хирургию во всех губерниях, и не прооперирую там всех больных. Нужны общие усилия и работа на годы. Хотя, по сути, для успешного внедрения наших методик в повседневную практику любого региона нужны три условия: местные хирурги, которые хотят учиться и профессионально расти, организаторы здравоохранения (главные фтизиатры), которые хотят реально изменить положение дел и понимание со стороны власти. Как правило, на уровне губернатора или, минимум, министра здравоохранения. Тогда меня вызывают, к приезду специально подбирают и обследуют много больных – иногда приходится за 2-3 дня консультировать около 200 человек. И тогда я могу научить, показать, правильно выбрать тактику по каждому больному и оставить их лечиться на месте. А тяжелых забрать с собой.

- И много регионов уже включились в ваше многоцентровое исследование?

- Пока это Саратовская, Челябинская, Пензенская, Тамбовская области, Чувашия. Конечно работа в территориях, это лишь часть нашей работы. В нашей университетской клинике мы сегодня оперируем больше тяжелых больных туберкулезом, чем любой клинике не только в России, но и в мире.

Сегодня мы обладаем уникальным опытом операций на единственном легком. Это исключительно редкая по данным литературы ситуация. Казалось бы, легкие уже разрушены, и туберкулез невозможно остановить. Только операция как последний шанс! И это еще не все. Эти пациенты еще и живут потом хорошо. Среди них есть люди, которые могут пройтись с вами по коридору, и вы даже не заметите, что он оперирован с двух сторон. Потому что у него нет выраженной одышки. Среди них есть женщины, которые получили разрешение рожать. Среди них активно работающие… Один человек после нескольких тяжелых операций попал к нам, и был еще трижды прооперирован (это было многоэтапное и тяжелое лечение): одно легкое было полностью разрушено и в другом – каверны… Сейчас работает шофером-дальнобойщиком.

- Все это ведь дает уникальный научный материал.

-Да, в настоящее время ведутся многочисленные диссертационные исследования моих учеников на опыте нашей хирургии, мы активно публикуем их результаты и сотрудничаем с другими научными и практическими учреждениями в России и за рубежом.

Есть еще такой момент как хирургическое ноу-хау. Здесь применяется много оригинальных методик, более 30 из которых мною запатентованы. Часть этих методик направлены на расширение операбельности распространенного рака легкого, другие на лечение распространенного туберкулеза. Важным направлением является совершенствование малотравматичных операций на органах грудной клетки с применением видеоторакоскопии. Наш опыт доказал, что большинство лечебных и диагностических вмешательств у больных различными заболеваниями легких может быть выполнена из очень маленьких разрезов. Восстановление при таких доступах происходит гораздо легче и быстрее, чем после операций из больших разрезов.

- В таком случае, каковы прогнозы и цели вашего многоцентрового исследования?

- Уверен, что если наша программа будет реализована хотя бы в нескольких регионах, нам удастся там снизить смертность от туберкулеза минимум в 2 раза. Это прогноз на ближайшие 3-4 года, но он совершенно реалистичен.


25.10.2013

Привязка к разделам:  Новости | Новости Первого МГМУ

Назад