«ПЕРВЫЙ СРЕДИ РАВНЫХ...»
Нормативные документы
Противодействие коррупции
Поступающим
Студентам
Выпускникам
Проект 5-100
Аккредитация специалистов

Николай Сергеевич Корсаков (1852-1925)

Н.С. Корсаков

О жизненном пути одного из руководителей клиники и кафедры детских болезней, что на Большой Пироговской улице, крупном ученом, наблюдательном, бескомпромиссном экспериментаторе и замечательном детском враче – профессоре Николае Сергеевиче Корсакове, нам, к сожалению, известно очень мало.
Сохранились только его научные труды, да единичные, весьма лаконичные письменные сведения. К примеру несколько строчек в первом томе 10-томного руководства по педиатрии, вышедшего под редакцией Ю.Ф.Домбровской в 1965г. Журнал «Педиатрия» за 1925 год в №1 опубликовал краткий некролог, подписанный преемником Николая Сергеевича профессором Василием Ивановичем Молчановым. Даже в Большой Медицинской энциклопедии нам не удалось найти информацию о Н.С.Корсакове, не удалось отыскать и современников или непосредственных учеников Николая Сергеевича, хотя умер он не так давно – в 1925 году.

Поэтому написать об этом выдающемся и чрезмерно скромном человеке оказалось совсем непросто. Некоторые замечательные черты характера Николая Сергеевича и обстоятельства им способствовавшие, почерпнуты нами из литературных источников, посвященных не ему, а его брату – знаменитому психиатру Сергею Сергеевичу Корсакову, который был менее чем на 2 года моложе Николая Сергеевича и очень дружен с ним.

Николай Сергеевич Корсаков родился 7 октября 1852г. Детство его и брата Сергея протекало в промышленном селе Гусь-Хрустальный Владимирской губернии. Их отец, Сергей Григорьевич Корсаков, получил образование в Московской практической коммерческой академии и был главным управляющим всеми имениями и фабриками купца П.С.Мальцева, являлся к тому же почетным гражданином города Касимова. Современники характеризовали Сергея Григорьевича как опытного хозяйственника, человека с большим практическим умом, основательных, многосторонних знаний и выдающихся организаторских способностей. Мать Николая Сергеевича, Акилина Яковлевна, урожденная Алянчикова, была широко образованной, мягкой, чуткой женщиной, отличавшейся сердечной добротой. Всего в семье Корсаковых было четверо детей. Кроме двух старших братьев были еще 2 дочери, Мария и Анна. Отец и особенно мать оказывали большое влияние на своих детей. Многие, знавшие Акилину Яковлевну, находили, что оба сына унаследовали ее характер – поразительную мягкость, безграничную деликатность и необыкновенную чуткость.

Среди множества предприятий П.С.Мальцева завод в Гусь-Хрустальном выделялся своими прогрессивными методами ведения производства и отношения к рабочим. При заводе для детей рабочих функционировала школа, а для работников и их семей была выстроена больница на 50 коек, заведование которой было поручено опытному врачу. Семья Корсаковых жила на территории завода. Домашняя обстановка, в которой протекали детские годы братьев, была богатой. До 10 лет дети росли в здоровой деревенской обстановке, мальчики были резвыми, шаловливыми. В жилах братьев текла смешанная кровь. Предок Сергея Григорьевича, т.е. дед Николая Сергеевича, поселившийся в России, был литовцем, бабка Николая Сергеевича по отцу была гречанкой, очень образованной женщиной с твердой волей, вносившей строгий порядок, дисциплину и деловитость в жизнь семьи. Отец Николая Сергеевича унаследовал хорошие качества своих родителей и передал их детям.

В деревне благотворное влияние на детей оказывала их няня Матрена Киреевна, к которой они сохранили нежную привязанность до конца ее дней. Она относилась к детям внимательно и ласково, но была строгой и требовательной. Когда Коле исполнилось 5 лет, отец покинул службу у Мальцева, приобрел небольшое имение в Дубровке Рязанской губернии, куда и переехала вся семья. Однако еще через 2 года семья Корсаковых перебралась в Тимонино Богородского уезда Московской губернии. В 1885г. Сергей Григорьевич умер. Николаю Сергеевичу в то время было уже 33 года, а младшему брату Сергею Сергеевичу почти 32 года.

Читать оба брата научились в 5 лет. С ними занимался гувернер из Прибалтийских губерний, который привил им привычку к работе и усидчивости. Затем к поступлению в гимназию их готовил русский учитель-семинарист. В доме своих родителей дети имели все условия для развития и совершенствования и были хорошо подготовлены к поступлению в гимназию. В 1864г. обоих братьев отвезли в Москву и поселили у дяди. В том же году они оба, будучи блестяще подготовленными, поступили в один класс 1-й Московской гимназии. Все годы учебы в гимназии братья были среди первых учеников. В 1870г., они, Николай в 18 лет, а Сергей в 16,5 лет, окончили гимназию и поступили на медицинский факультет Московского университета. Общие занятия в гимназии, в университете, взаимная помощь, разделение труда, когда это было возможно, практически постоянный обмен мыслями, хорошая подготовка, хорошее знание иностранных языков очень облегчали им первые годы учения и в гимназии, и в университете. Братья активно участвовали в гимназическом рукописном журнале. Во время учебы в университете Николай Сергеевич, кроме занятий на медицинском факультете, занимался еще высшей математикой, много читал. Почти на протяжении всего университетского курса давал уроки гимназистам старших классов.


31 мая 1875 года Николай Сергеевич с отличием закончил медицинский факультет Московского университета и поначалу состоял ординатором в детской клинике у Н.А.Тольского, который был профессором по детским болезням в Московском университете. Он хорошо знал Н.С.Корсакова еще студентом, очень ценил его и вспомнил о нем, когда появилась вакансия. Затем Николай Сергеевич стал работать в московской детской больнице на Бронной улице. Поначалу, будучи крайне скромным, Николай Сергеевич недооценивал свои силы и способности и с головой окунулся в практическую деятельность. На него был слишком большой запрос больных, в его помощи нуждались многие, и он по натуре своей не спешил променять живое дело, удовлетворявшее его нравственное чувство на научную работу, польза от которой могла быть проблематичной.

Первые шаги в медицине не возбуждали в нем стремления к славе профессора и ученого. Поэтому Николай Сергеевич не спешил заняться диссертацией, не терял времени на обработку накапливающихся клинических наблюдений и лабораторных данных. Он был, что называется, врачом нарасхват, урывавшим считанные часы для сна и отдыха от времени, проводимого в больнице. Если нужно, он брал на себя обязанности сиделки, медицинской сестры, был в высшей степени чуток ко всему, что касалось больных детей, помогал всем, кто к нему обращался, от родителей больных детей он практически не принимал гонорара, особенно если родители были людьми интеллигентного труда, или живущими своим трудом. Если надо было выбрать между бедными и богатыми семьями, всегда выбирал бедные, считая, что богатые семьи всегда найдут себе врача.
К 1882 году, т.е. в 30-летнем возрасте Николай Сергеевич отправился совершенствовать свои знания сначала в Берлин, затем в Вену, где работал под руководством известнейшего в то время педиатра Видергофера. За границей Н.С.Корсаков прожил два года. Он начал там исследования по рахиту, которые продолжил по возвращении в Москву, и в 1884 году представил результаты в виде диссертации на тему «К вопросу о патогенезе английской болезни» на степень доктора медицины, которую блестяще защитил. В 1886 году Николай Сергеевич получил звание приват-доцента, а еще через 6 лет, т.е. в 1892 году, когда кафедру детских болезней возглавил Н.Ф.Филатов, Н.С.Корсаков получил в заведование амбулаторию Хлудовской больницы и звание сверхштатного профессора по детским болезням. С Н.Ф.Филатовым Николай Сергеевич проработал 10 лет, вплоть до его смерти. С 1902 года Николай Сергеевич был назначен штатным профессором в должности заведующего кафедрой и оставался им до 1922 года, т.е. 20 лет, когда достигнув предельного возраста был освобожден от заведования клиникой и кафедрой и чтения обязательного курса по детским болезням, передав дела профессору В.И.Молчанову.

В воспоминаниях о Н.С.Корсакове неоднократно отмечается, что, читая лекции, он не стремился быть оратором. Первые шаги преподавательской деятельности не удовлетворяли его, не возбуждали в нем стремления к славе. В начале своей преподавательской карьеры он сомневался в своих лекторских способностях, легко смущался и волновался, если приходилось говорить перед большим числом слушателей. Но очень скоро научился владеть собой, подавлять невольное смущение всякого начинающего преподавателя перед большой аудиторией. Он говорил просто и свободно, но нередко увлекался и увлекал слушателей проникновенностью своей речи, широчайшей эрудицией и собственным воодушевлением. Курс его лекций не представлял собой неподвижную систему, в нем целиком отражалась эволюция его собственных научных взглядов. Присутствующим на лекции ординаторам было не скучно слушать его из года в год, потому что каждый раз они находили в его лекциях новое и интересное.
Николай Сергеевич был в высшей степени чуток ко всему, что касалось Московского общества детских врачей, одним из учредителей которого он был. Все рецензии, газетные заметки, касавшиеся Общества, им отмечались, или вырезались, а затем использовались на практике. В отношениях со студентами Николай Сергеевич всегда отличался простотой и доступностью, каждого внимательно выслушивал, каждому давал совет и очень нередко помогал своими средствами. Николай Сергеевич принимал живое участие во всех скорбях, сомнениях, радостях студентов и своих коллег. Его имя было одним из самых популярных в русском врачебном мире.

После Н.С.Корсакова осталось 13 научных работ. Капитальными работами, которые составили его европейскую славу, являются, прежде всего, его исследования по рахиту. В диссертации Николая Сергеевича изложены результаты опытов, выясняющие влияние на кости растущих животных пищи, бедной известковыми солями, а также влияния на них молочной кислоты, фосфора и стронция. Николай Сергеевич своими опытами доказал, что лишение солей извести вызывает у молодого животного заболевание, выражающееся похожими на рахит симптомами и изменениями в скелете. Во второй работе Н.С.Корсаков впервые в мире, путем кормления беременных собак пищей, бедной известковыми солями с добавкой стронция, получил у новорожденных щенят в костях изменения, чрезвычайно напоминающие рахит. Эти работы получили блестящую оценку со стороны европейских, в частности, немецких ученых. Известный ученый Ленерт назвал исследование Н.С.Корсакова выдающимся и сожалел, что его результаты были напечатаны только на русском языке и, поэтому в течение долгого времени оставались неизвестными за рубежом.

Большую научную и практическую ценность представляют также его работы: «К патологии после скарлатинных заболеваний» и «К учению о железистой лихорадке». Николай Сергеевич одним из первых подметил закономерность появления позднего лимфаденита при скарлатине и на связь его с послескарлатинозным нефритом. Много позднее это было вновь подмечено немецким ученым Шиком. В течение ряда лет Николай Сергеевич редактировал отдел детских болезней в журнале «Медицинское обозрение» и напечатал в нем много рефератов и оригинальных статей.

На I съезде педиатров России в 1912 году Николай Сергеевич был единогласно избран председателем организационного комитета по созыву 2-го съезда, который при его ближайшем участии состоялся в Москве в 1923 году.

Умер Николай Сергеевич 23 мая 1925 года на 73-м году жизни от гриппозного воспаления легких. Образ врача-гуманиста в высоком смысле этого слова, бескомпромиссного экспериментатора, ученого с мировыми заслугами навсегда останется в памяти благодарных потомков.

В клинике детских болезней Московской медицинской академии им. И.М.Сеченова ежегодно курс лекций для студентов начинается с воспоминаний о неоценимом вкладе внесенном в российскую педиатрию выдающимися предшественниками, великими врачами, чуткими учителями, в том числе и Н.С.Корсаковым. И ежегодно последнее перед летними каникулами заседание Московского Общества детских врачей педиатры посвящают своим великим учителям, в числе которых звучит имя Николая Сергеевича Корсакова.

Профессор Е.И.Андреева