«ПЕРВЫЙ СРЕДИ РАВНЫХ...»
Нормативные документы
Противодействие коррупции
Поступающим
Студентам
Выпускникам
Проект 5-100
Аккредитация специалистов

Житие прп. Димитрия Прилуцкого

Житие преподобного Димитрия Прилуцкого, Вологодского чудотворца

(по изданию Спасо-Прилуцкого монастыря, Вологда, 1996г.)

В славном городе Переславле от доброго корня произросла добрая ветвь: от славных и богатых родителей, занимающихся торговлей, родился чудный святой отрок Димитрий, вскормленный нетленным молоком Божественного Писания, усердный подражатель святому отцу нашему Иоанну Златоустому. Не слушая пустых слов, не играя с детьми, не ища почестей и высокого сана, юный отрок читал святые книги, с детства Бога возлюбив, и Бог возлюбил его.

Во всем повинуясь родителям своим по закону Божию, он пренебрегал лишь торговлей, которую вел отец, ибо привычно богатому искать тленное, земное богатство. Он же одного лишь Бога искал. Видя суету сего мира и скоропреходящее, соблазнительное, тленное земное житие, вспоминал он слова Христа в святом Евангелии:

“Если кто оставит отца и мать, жену и детей, братьев и сестер, домы и свое богатство имени Моего ради, — во сто крат получит и унаследует жизнь вечную” (Мф. 19, 29). И еще говорил Господь: “Если не отрешишься всего, что имеешь, — не можешь быть Моим учеником” (Лк. 14, 33), — и иные слова, подобные этим, находящиеся в Святом Писании.

С юных лет сему отроку предначертано было идти тесным и скорбным путем, взять крест Господень на плечи свои, понести благое иго и легкий ярем, и обрести покой душе своей. Отвергнув все красоты мира сего, ибо они — прах и тлен, не оглядываясь назад, он оставил их и тем самым достиг Царствия Божия.

О пострижении святого

По своей воле пришел Димитрий в Переславский монастырь Святой Богородицы, именуемый Горицким, и принял в нем постриг, постригая не только власы главы своей, но отринув от себя и всю суету, соблазны, пристрастия и преходящие радости, лишь к единому Христу устремляясь и Его стопам следуя. Отметая свою волю, служил он монастырской братии с послушанием и смирением, пребывая в молитве день и ночь. И стал сей святой столь чудным постником, что многие дивились его терпению, смиренномудрию и простоте. За многие его добродетели сподобил его Бог принять сан священства. Димитрий же подобно преданному слуге, получившему от господина своего деньги и вернувшему их с большой прибылью, принял великий дар от Господа, приумножил его и стал подобен крепости на вершине горы, видимой всем издалека. Тотчас после этого задумал преподобный основать в Переславле новый общежительный монастырь на месте, называемом “на Болоте” у озера, и поставил церковь во имя святого Николая чудотворца, не только освящая отечество свое устроением сей обители, но и сам являя собой образ Христов, с любовию поучая всех добродетельному житию.

Многих же монахов и мирян, жаждущих Царствия Небесного и пришедших к нему с желанием спастись, преподобный оставлял в монастыре и постригал в монашество, принимая их с любовию подобно отцу чадолюбивому. Братия обители отвечала ему тем же, повинуясь блаженному, как ангелу Божию.

Случалось преподобному быть собеседником дивному в чудесах и великому всея Руси светильнику — преподобному Сергию чудотворцу, пасущему свое стадо духовное. Димитрий приходил к нему в монастырь святой Живоначальной Троицы, где они с любовию подавали друг другу благословение и духовное поучение — слуги единого Господа во Святом Духе. Возвращаясь в свою обитель, блаженный долго обдумывал сказанное о себе и о пасомом им стаде.

Говорят, что долгое время среди людей, видевших его в миру, ходили рассказы, будто преподобный Димитрий был очень красив лицом, словно древний Иосиф Прекрасный, сын Иакова из праведного рода Авраамова. Подобно Иосифу, блаженному Димитрию была дарована не только телесная, но и духовная красота и чистота, и Божия благодать всегда почивала на нем. Именно поэтому святой избрал еще более суровое, постническое житие, плотскую красоту свою и суетные помыслы о ней иссушая и умерщвляя. Но чем более он усугублял воздержание, труд и молитву, тем более просветлялось его лицо, расцветая от сугубого поста.

Был у блаженного обычай не только в келье и церкви, но и вне их всегда прикрывать лицо свое куколем по обычаю иноческому, почти не беседуя с мирскими, и никогда — с женщинами, кроме тех, кому это было духовно необходимо. И все люди дивились святому — как красотой телесной пренебрег он Бога ради, предпочтя ей пост, терпение, молитву и труд.

Чудо о расслабленной жене

Обитель святого была расположена недалеко от города и обычно во время службы миряне — мужчины, женщины и дети — приходили в церковь на молитву. Приходила в монастырь на молитву и жена некоего известного в городе мужа, но никогда не могла увидеть лица преподобного, так как, мы помним, блаженный скрывал его. Жена же, слышавшая рассказы о его прежней красоте и целомудрии, стала искать возможности увидеть его и однажды разыскала святого в келье, когда он готовился к Божественной службе. Блаженный же, видя бесстыжую, сильно опечалился. Но лишь только ослепил ее свет от ангельского лица святого, просветленного постом, тотчас напал на жену некий ужас и она расслабела всем телом, не понимая, зачем хотела его видеть. Еле живую привели ее братия к дверям кельи святого и умоляли преподобного простить невежественную, искусившую Святого Духа, почивающего на Его избранниках. Смиренномудрый же и незлобивый Божий человек, видя ее, кающуюся со слезами о грехах своих, вышел и спросил: “Зачем хотела видеть грешное и мертвое мое тело, отвергшееся мира?” И наставил ее в добродетели, поучая по слову апостола, что в церковь приходят не тело тленное украшать, но душу просвещать молитвою, милостынею и всяческим воздержанием, храня молчание и имея стыд. И осенил ее крестным знамением, благословил и дал ей прощение. Жена же тотчас выздоровела, встала и пошла в дом свой, со страхом и радостию славя Бога и преподобного чудотворца, укоряя себя во всем случившемся. Об этом чуде все слышали и радовались, славя Бога, давшего миру такого святого — врача болящим. Слава о нем достигла не только Переславля, но и самого правящего Русским царством достохвального и в победах предивного, соименного преподобному, благоверного и христолюбивого князя Димитрия, одержавшего молитвами всех русских святых великую победу за Доном над нечестивыми татарами за православную веру и святые церкви. И тот, услышав о преподобном Димитрии, с радостию призвал его к себе, чтобы испросить благословения своему дому, и почитал его так же, как другого столпа Руси — великого Сергия. Упросив Димитрия крестить одного из своих сыновей, великий князь, как и подобает, почтил святого царскими дарами и большие почести воздал ему.

Но блаженный, видя себя в великой славе, людьми преумножаемой, еще более Бога возлюбил, сочтя все сие за тщету и не желая суеты тленного света. Об этом Господь в Евангелии говорит: “Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное; блаженны смиряющиеся, ибо те будут наречены сынами Божиими” (Мф. 5, 3-9). От такого славословия и восхваления бежал святой, как птица от сети, как серна от силков, и, оставив свою родину, ушел из Переславля, взяв с собой лишь одного ученика — Пахомия, преданного ему во всем и подобного ему в смиренной его жизни, который много рассказал нам о житии и чудесах преподобного, следуя ему в добродетелях. Свято, терпеливо, просто и твердо проходил он жизнь свою и был настоятелем обители по преставлении блаженного Димитрия.

Но возвратимся к прежнему. Когда святой ушел из своего монастыря, он направился на север, в сторону Холодного моря, где ему хотелось в безмолвии угодить Богу. Пройдя непроходимые леса и дебри, прилегающие к граду Вологде, он решил остановиться в этих малолюдных местах. Как Господу угодно — так и будет, кого где пожелает спасти — там и спасет.

Учитель и ученик нашли место в устье реки Лежи и поставили здесь церковь во имя святого Воскресения Христова. Диавол же, ненавидящий род человеческий, подстрекал неблагодарных людей из ближнего селения Авнеги возроптать на святого. И говорили они: “Отче, неугодно и тебе и нам твое пребывание здесь...” Про себя же размышляли: “Если великий старец близ нас поселится, то овладеет и нами и селами нашими...” Услышав эти слова, исполненные ненависти, ничего не стал говорить святой, но уклонился от злобы их, всегда творя лишь добро. И как некогда ушел, отказавшись от богатств земных, так и ныне удалился от тех, кто не пожелал благословения этим местам, и тем самым одолел лукавого и коварного диавола.

О приходе святого на Вологду

Промысел Божий влек святого в Вологду для благословения недавно приобщенных к христианству жителей ее. Да и место, где потом будут покоиться многотрудные мощи блаженного, словно ждало его, чтобы преподобный до конца истребил козни диавольские и не только при жизни, но и по смерти бесов прогонял, что и свершилось его молитвами.

О христолюбцы! Кто не удивится, вспомнив о смирении святого? Какой же похвалы достоин человек, который оставил все привязанности мира сего Бога ради, славы человеческой бежал, не принимая даров и чести князя и вельмож его? Сам ненавидим был, но ни на кого злобы и гнева не имел, не то что мы, нынешние лицемеры, стремящиеся к славе тленной, любящие славословие и почитающие себя за честных людей. Блаженный не был грешен в этом, более всех Христа возлюбив.

Но вернемся к прежнему. Скоро собравшись, святой покинул Авнегу, скитаясь по чужой земле и не зная, где приклонить голову. Когда Димитрий пришел в Вологду, то увидел город, украшенный многими церквями, лишь не было здесь церкви Всемилостивого Спаса нашего Иисуса Христа на Происхождение Честного Креста и не было общежительного монастыря у иноков земли той от Волги реки и до края моря. Полюбилось преподобному место в трех верстах от города, на излучине реки. Тамошние христолюбивые жители — муж именитый именем Илья и его друг и сосед Исидор по прозвищу Выпряг — подарили ему по его просьбе столько земли, сколько потребовалось на устроение обители. Ради любви к нему и ради благословения пренебрегли они даже засеянным полем с уже взошедшими озимыми, позволив вытоптать ниву, чтобы поставить церковь Божию. На месте, которое благословил святой, был установлен крест, который и доныне хранится в монастыре.

Какой же радости и удивления были исполнены горожане и жители ближних селений, когда услышали о приходе блаженного: будто Сам Господь посетил Своих людей, дав им такого святого чудотворца, чтобы его благословением и молитвами возрастала их вера в Господа. Тогда все — большие и малые, богатые и убогие, всяк возраст — опережая друг друга, устремились в обитель, будто бесценный жемчуг приобрести — взять благословение у святого и свою мзду ему вручить, принося по возможности кто — деньги, кто — строительный лес, и иное необходимое монастырю. Вскоре была поставлена большая церковь во имя Спаса нашего Иисуса Христа, Пречистой Богоматери и в честь Креста Христова, в первый день августа на освящение водам. И по сей день в этот праздник тем, кто с верою приходит, много исцелений подается молитвами чудотворца Димитрия от воды святой и от мощей блаженного.

Это был первый на Вологде большой общежительный монастырь, устроенный преподобным, здесь святой стал жить неотлучно вместе с братиею. Узнав о святости его жития, стали приходить к нему и многие иноки из прежней его обители в Переславле. Вседержавный и благоверный великий князь Димитрий, узнав о том, где пребывает преподобный его старец, с радостным сердцем прислал ему великие дары на устроение монастыря. Хоть и большое расстояние их разделяло, но духовная любовь и вера все делает близким.

Сердце преподобный имел простое и бесхитростное. Когда кто-то из братии напомнил игумену, что в обители мало книг, он, творя по обыкновению непрестанную молитву, ответил: “Достаточно у нас, братия, утешительных для души обычных книг. Если мы без лености хвалим Бога во все дни и ночи с чистым сердцем, духовною любовию и смирением, то как трубы Божии вопием к Нему”.

По его же повелению в церкви было устроено особое место с левой стороны от алтаря, огражденное досками, где бы он мог тайно от всех со слезами и сокрушенным сердцем без суеты воссылать свои молитвы Богу.

О пророчестве святого



Стоит упомянуть и то, что блаженный имел дар пророчества. Как-то братия занималась церковными делами, а он, стоя рядом, молвил с воздыханием сердечным: “Мы, братия, устраиваем тленные, земные вещи, а благоверный великий князь Димитрий Иванович уже не заботится с нами о сей суетной жизни...” И здесь же игумен начал просить у Бога об упокоении его с праведными. Братия, которой случилось быть при этом, слышала все и не понимала, не ведала, о чем говорит святой, лишь запомнила те слова и сохранила их в сердце своем. А через несколько дней из царствующего града Москвы пришла весть, что великий князь Димитрий преставился в тот самый день, когда святой предвозвестил, что он “уже не заботится с нами о сей суетной жизни...” И в тот самый час вспомнились братии слова блаженного, молившегося обо всем этом Богу.

Достойно воспоминания еще одно пророчество святого. Был у него в Переславле родной брат, занимающийся торговлей. Сильно обнищав, пришел он к преподобному и просил благословения идти торговать с язычниками, зовущимися югра и печера, в те места, где живут чудь и самоядь. Видя его обнищание, преподоб-ный старец благословил его идти туда. Тот, взяв свое и чужое, пошел со слугами великого князя и вернулся домой с прибытком, здрав и невредим, избавившись от долгов. В следующее лето вновь пришел к блаженному брат его, прося благословения идти туда же. Святой ради нужд его домашних опять благословил его идти и тот вновь здрав вернулся, принеся большое богатство. Но всегда ненасытны глаза человеческие, берущие злато, не ведают — для чего его собирают... Пришел брат и в третий раз, прося благословения. Блаженный же не допустил тому случиться и наставлял, говоря: “Довольно тебе, брат, и на своей земле пищи и одежды, чтобы прожить без нужды, превыше же всего душу свою спасти. Не ходи к язычникам звероподобным...” Брат же, одержим желанием приобрести еще больше, пошел в третий раз без благословения святого. Там, у язычников, он и погиб, ибо говорится в Писании: “Никто не может быть спасен, ослушавшись родителей, ибо на добрые дела поучают чад своих” (Исх. 20, 12; Мф. 15, 4).

Расскажем далее о житии преподобного. Никогда блаженный не изменял своего молитвенного правила, но преумножал труды, соединяя пост с милостынею, питая просящих и принимая проходящих мимо странников. Обитель его была на перекрестке многих дорог, и от нее можно было добраться даже до Великого моря-океана. Преподобный одевал — нагих, утешал — печальных, помогал бедным, избавляя их от беды и исцеляя молитвою, выплачивал чужие долги и сам своим должникам прощал, одним словом избавляя от притеснения злых судей, грешникам — был покаяния учитель, всем желая спасения. Часто блаженный подавал милостыню тайно от братии, чтобы те не роптали, погубив своим ропотом воздаяние будущего века.

Сам же святой любил в одежде такую убогость, что был подобен одному из нищих. Зимой и летом носил он одеяние из твердой овечьей кожи, зимой — терпя холод, а летом — обливаясь потом. Часто в той же одежде ходил он пешком на свое убогое поле в двух верстах от монастыря, чтобы посмотреть на своего работника Григория, сеющего хлеб. Молитвами же преподобного его хватало братии с избытком. Так блаженный удручал плоть свою и так смиренно постился, что если в какой праздник и была разрешена не очень строгая пища во время трапезы, он ел лишь поставленную ему келарем в небольшом глиняном сосуде теплую или горячую воду с малою просфорою. Видящим же пар из глиняной чашки казалось, что перед игуменом какое-то изысканное яство.

Святой Димитрий был истинным учителем покаяния на пользу многим. Как-то один из ближних жителей, известный христолюбец, уже названный выше, принес братии в монастырь необходимые пищу и питие Бога ради. Преподобный же не велел их брать, не пищу хуля, но христолюбца наставляя, чтобы тот был истинным милостивцем ко всем. Всякий отец чадолюбивый, если и бьет своего сына, то и милует его, и вновь наказав — утешает. Так и того христолюбца блаженный кротко увещевал, говоря: “Отнеси в дом свой все, что нам принес, и накорми работников и сирот в твоем дому, чтобы не погибли от голода, жажды и холода. А то, что останется, нашей нищете принеси, тогда будешь настоящий милостивец, и лишь это сочтет Господь Бог истинным”. Илья, выслушав наставление, обещал впредь исполнить все сказанное игуменом, чтобы не был сердит господин на слугу своего. И едва умолил святого, чтобы взяла братия ныне принесенное на трапезу во славу Божию, а ему — в награду и укрепление. Много еще добра сделал тому христолюбцу святой, как-то раз своим благословением от большой беды уберег его, ибо привычно было святому всякому человеку благо творить. Прожив так много лет, идя скорбным и узким путем, достиг блаженный честной и почтенной старости, украсился достойными своего возраста сединами (малая же часть бороды его не до конца была бела), и стал совсем немощным. Когда же услышал игумен пророческий голос, предвещавший ему конец жития, обратился он к братии: “Я изнемогаю и по делам моим недостойным ухожу из жизни, ибо самый грешный из всех людей (в обычае блаженного было смирять себя). Вам же, братия, благословляю вместо себя игуменом быть моему брату и сыну духовному Пахомию. Ему повинуйтесь в добрых делах как отцу своему” (о Пахомии мы уже упоминали, что сей смиренный муж был учеником Димитрия и пришел с ним из первой его обители из Переславля).

О преставлении святого



О премудрый промысел и непостижимое предначертание Божие! Как-то ночью один из братии, стоя на молитве, ощутил растекающийся по всему монастырю запах благоуханного ладана; когда же собралась братия, — обрели святого Димитрия преставившимся. Келья его была полна божественного чудесного благоухания, сам же святой, казалось, уснул, а тело его было озарено дивным светом.



Горько рыдала братия о своем лишении, оставшись без доброго отца и кроткого пастыря. И вспомнили они тогда печальные слова его, сказанные еще при жизни. Когда спросили преподобного о том, где положить его тело, он в последнем смирении ответил: “Стащите мое грешное тело в болото и ногами потопчите...” С умиленным плачем и с упованием на Господа, дерзновенно молясь о своем игумене, взяла братия его честное тело и с псалмами и песнопениями положила, в церкви, которую поставил сам святой и где до последних дней подвизался. Неисчислимые и несказанные чудеса и исцеления недугов исходят от гроба преподобного отца нашего Димитрия чудотворца и до нынешнего дня.

Чудо о болезни корчете

Через несколько лет по преставлении преподобного промыслом Божиим распространился в людях тяжкий недуг, именуемый “корчетой”. Многих больных со скорченными руками и ногами привозили ко гробу святого и оставляли здесь, вложив им в руки палки, чтобы ногтями не поранили рук от сильных корч. И так сильно они катались по земле, крича и прося прощения грехов своих, исцеления от болезни или хоть малого облегчения страданий, что невозможно было видеть их мучения стоящим рядом. О горе нам по грехам нашим! Но Господь милосердный, не желая смерти грешникам, лишь нашего покаяния ожидает. Молитвами преподобного больные, прикоснувшиеся с верою и покаянием ко гробу его, вскоре исцелились и, побросав от радости палки, отправились здравы в свои дома, славя Бога и преподобного отца нашего Димитрия чудотворца. А братия обители, когда минула болезнь, собрала целый воз этих палок и выбросила их из церкви вон.

Страшное чудо о вятчанах

В те же годы по Божию попущению грех ради наших пришла на Вологду рать вятчан. Все сие случилось оттого, что не исполняли ни заповедей Господних, ни закона Христова, ни страха Божия не имели, ни любви между собою. Много было тогда зла в Русской земле: смуты среди князей и междоусобные войны, умножились разбой и воровство — великая беда всем христианам... Сами вятичи отделились от Московской державы и хоть в единой вере крещены были, но приняли обычай чужеземцев: пришли, разорили город и ближние селения (тогда еще не было стен у Вологды), разграбили обитель святого Димитрия. Некоторые из маловерных воинов вошли и в церковь, чтобы приобресть что-либо, но не добро обрели на пользу себе, а лишь зло: пошли их войска из тех мест непроторенными дорогами на Заволочье и мало кто из них вернулся здрав к себе домой. Но вернемся к рассказу о церкви святого. Один из воинов, невежа безрассудный, начал сдирать пелены со святых икон, схватил и покров с чудотворного гроба святого, не убоявшись суда Божия над собой. И в тот же самый час невидимою Божественною силою он был ударен о пол церковный, оцепенел и лишился силы, одним словом, лежал весь скорченный и безгласный. И напал страх великий на всех видевших и слышавших это, как и в Иерусалиме, когда было чудо на Успение святой Богородицы и ангел Господень отсек руку архиерею Афонию, прикоснувшемуся с неверием к одру, на котором лежало тело Пречистой Девы Марии. Но Афоний покаялся и уверовал, получив исцеление от апостолов.

Такое же страшное чудо было в Суроже. Из русского Новагорода пришел князь с ратью и взял Сурож, захватив в плен не только людей, но и священные сосуды. С гроба же святого Стефана, нового чудотворца, сам князь начал стягивать покрывавшие его драгоценные ткани и тотчас же невидимою силою ударен был по лицу так, что лицо его вывернулось назад. Тогда раскаялся князь, принял крещение, уверовал во Христа и, отпустив пленных, молитвами святого Стефана получил исцеление и здрав вернулся в свое отечество.

Нашему же ратнику хуже всех предыдущих было: хоть и крещеным был, но злыми делами хуже язычника явил себя. Вынесли его из церкви уже мертвого; здесь, в монастыре и похоронили. Воевода же их, услышав о чуде и преисполнившись великого страха пред Богом, всех монастырских пленных велел отпустить и, не сотворив никому зла, велел уйти из обители.

Много лет спустя случилось быть в земле вятской иноку Закхею, клирику обители святого Димитрия, и те самые вятичи, имея великую веру к чудотворцу Димитрию, послали в монастырь его большую милостыню, вспоминая страшные чудеса преподобного.

Чудо о жене

Однажды из города в обитель была привезена жена одного именитого мужа именем София, которая от бесовского наваждения помешалась умом и дурное выкрикивала. Приложили ее ко гробу чудотворца, молясь перед мощами, и понемногу вернулся к ней разум, и исцелилась, и возвратилась София в дом свой, благодаря Бога и преподобного Димитрия.

Чудо о бесноватом

Был некий человек в городе именем Симеон, сильно мучимый бесом и говорящий бессмысленно. Родственники связали его железными прутьями, привезли в монастырь и едва с силою ввели в церковь, громко вопиющего, ругающегося, страшного видом, издающего скотские звуки и свесившего язык изо рта более пяди. Приложили его ко гробу чудотворцеву и по молитве, благодатию Божиею бес вышел из него и стал Симеон здоров, целомудрен и благочестив, до конца жизни своей славя Бога и имея великую веру к чудотворцу Димитрию. Только Господу угодно было, чтобы тот принял конец житию своему уже через несколько дней по исцелении.

Чудо о бесноватом

Случилось так, что отрок Харитон из ближнего селения потерял рассудок от зависти бесовской. Шел он однажды из дома своего обучаться книжной грамоте и внезапно напало на него бесчисленное множество бесов с остроконечными головами, пугая его, запрещая молиться Богу, творить крестное знамение и говорить кому-либо о происшедшем. Он же устрашился их и упал на землю, лишившись речи. Нашли его еле живого, лежащего на перекрестке, подняли и спрашивали, что с ним было. Он же с плачем начал рассказывать, как пострадал от бесов В скором времени должен был быть престольный праздник в обители преподобного с освящением воды. В те дни всегда бывало много исцелений. Приведен был и тот отрок на праздник Божественный, приложился он ко гробу чудотворному, а потом в освященную воду погружен был и с тех пор исцелился, научившись грамоте и Писанию молитвами преподобного Димитрия.

Чудо о вдовице

Слух о преславных чудесах преподобного Димитрия разошелся по всему краю. Знала о них и некая богобоязненная жена Антонина, живущая в селении близ Вологды и часто в молитвах призывавшая святого. Была она бедна, слепа на один глаз (ибо от сильной болезни ее лицо распухло), и одной рукой немощна. Однажды приснился ей сон, будто видит она благолепного старца, обращающегося к ней: “Если хочешь здоровой быть, прииди на праздник Спасов, приложись ко гробу старца Димитрия и Господь исцелит тебя”. Она же говорит: “Господи, мне же нечего принести в дар”. А старец в ответ: “Собери ягоды, продай их на одну серебряную монетку и ту принеси с верой”. Очнувшись от видения, Антонина со страхом и радостию побежала собирать ягоды. По Промыслу Божию той же дорогой шел мимо человек и купил те ягоды за одну серебряную монетку, ибо именно для этого послан был ей от Бога. И еще более уверовала женщина.

Пришел день праздника и, как обычно, множество людей сошлось в обители — мужчины, женщины и дети, — молитвами преподобного обретая здесь очищение и исцеление, кто — тайно, кто — явно. Пришла и та вдовица, о которой мы говорим, положила серебряную монетку на гроб, припала к нему и молилась, говоря про себя: “О святой Димитрий! Кажется мне, будто сам ты обещал исцелить меня. Если так, то хотя бы око мое сделай здоровым...” И тотчас почувствовала, что видит, и рука ее с того времени понемногу выздоровела. От страха же и радости она утаила чудо, желая, чтобы до конца укрепилось исцеление. Только одному иноку поведала обо всем, от которого и мы слышали и записали. Она же, исцеленная, вернулась домой, славя Бога и чудотворца Димитрия.

Чудо о Вологде

Не умолчим и еще об одном удивительном чуде, но, уяснив тайну Божественного Промысла, услышим, как дерзостно молит преподобный Димитрий Бога Спаса нашего о граде Вологде и жителях его.

Как-то зимой напал на Вологду князь Дмитрий Юрьевич Шемяка с большим войском. В первый же день рать подступила к городским стенам так близко, что горожане устрашились: ведь в городе тогда не было ни ратных людей, ни воеводы. Монастырь преподобного Димитрия по приказу князя почти не пострадал: благодать Божия и молитвы блаженного хранили и град и обитель.

В наступившую ночь один из братии лавры, иеромонах Евфимий, по совершении вечернего правила задремал и в тонком сне увидел пред собой седого почтенного старца, осиянного чудным светом и обращающегося к нему: “Помолимся, брат, Спасу нашему Иисусу Христу за город и безвинных жителей его, да помилует их Господь и поможет им”. И сказав это, исчез. Священник же радостно дивился сам себе: как ему, ни разу не видевшему преподобного при жизни, удалось узнать его. И когда совсем очнулся от видения, тут же поднялся, славя Бога и чудотворца Димитрия, и стал молиться с твердой верой в сердце, что все просимое в молитве исполнится.

Этому видению были очевидцы и в самом городе. В ту же ночь некая монахиня, жившая на окраине города, видела яркий свет, озаривший всю Вологду, и почтенного старца, шедшего со стороны Спасской обители. Из скудельницы вышли навстречу ему два мужа в ослепительно белых ризах и с огромными бревнами в руках. Городские стены так колебались, что уже чуть не падали. Старец с белоризцами выпрямили их, укрепили и лишь только сделали это — исчезли.

В ту же ночь другой очевидец, мирянин, живший на посаде у Троицкого монастыря, видел во сне, будто стоит он перед монастырскими воротами, а некий старец, весь сиявший неизреченным светом, идет с двумя белоризцами к городу и они большими бревнами укрепляют городские стены, а старца называют Димитрием.

На следующий день горожане, укрепленные Господом и молитвами святых отцов, забросали приблизившихся к стенам ратников кусками глины, и те вновь отступили. Так простояв много дней, ушла, наконец, княжеская рать в Галич, где все были побиты гневом Божиим за то, что безвинно губили христиан, Русь свою разоряя.

Чудо о воеводе

Случилось как-то воеводе князю Андрею Ржевскому проезжать через Вологду.

Многие говорили, что от безмерного пьянства впал он в тяжкий недуг и совсем обессилел. Многочисленные слуги привезли уже совсем ничего не смыслящего князя в обитель преподобного и внесли в церковь, положив прямо на постели у гроба святого. Воевода же, лишенный речи, ничего не понимал и был уже почти при смерти.

Игумен с братией начали петь молебен о здравии и читать канон чудотворцу Димитрию. Когда начали петь четвертую песнь канона, он приподнялся и сел, а по совершении молитв — в полном здравии сам встал на ноги и поклонился гробу чудотворца.

Получив исцеление, он отправился в прежний путь — воевать на Каму и, разорив землю татарскую, здрав возвратился домой молитвами святого Димитрия чудотворца.

Чудо о слуге

Некий слуга именем Иван сам нам рассказывал, будто видел в душевном смятении до тысячи входящих и исходящих из него бесов и надолго потерял сон. Молитвами же преподобного у его гроба получил исцеление.

Чудо о слуге

В том же году другой слуга именем Кондрат был искушаем от бесов, страдал от бессонницы и паралича половины тела, не имея силы даже крестным знамением осенить себя, И явился ему старец, украшенный сединами, похожий на Димитрия чудотворца, написанного на иконе, и сказал: “Молись от всей души Спасу нашему Иисусу Христу, перестань лгать и покайся в содеянном, — тогда исцелишься”. Тотчас Кондрат пришел в себя и так рыдал, каясь в грехах своих, что видевшие его дивились обилию слез. Получив сугубое здравие, пошел он, славя Бога и благодаря святого Димитрия, исцелившего его явлением своим и молитвами.

Чудо о церкви святого

И вновь вспомним чудеса, достойные похвалы, которые творит Господь ради Своего праведника, — расскажем о великой церкви в монастыре святого Димитрия. Это была уже третья церковь, поставленная на том месте, где лежат чудотворные мощи преподобного, ибо первые две погорели из-за грехов наших. Когда только начали ставить храм, игумен и братия были озабочены не только тем, где достать лес и прочее на постройку, но и тем, как накормить всех работников. Впрочем, на все воля Божия. Тот, Кто насытил в пустыне израильтян и из камня дал им воду, Тот и ныне умножил малые хлебы молитвами своего праведника, нашего чудотворца, и сподобил во время строительства прокормить в монастыре множество народа: еды хватило на всех с избытком.

В это время один из братии лежал в своей келье больной, в жару и ему почудилось, что стоит он со всеми монахами перед монастырскими воротами и видит какого-то почтенного старца, волокущего под мышкой большие бревна вверх от реки к церкви. Стоящие же у ворот говорили между собой: “Смотрите, это же сам Димитрий несет бревна!” Тотчас инок очнулся от видения, будто ничего и не было. С того дня молитвами чудотворца Димитрия и ему полегчало, и работа в монастыре ускорилась.

Когда церковь была совсем завершена, тот же инок словно наяву видел, будто внутри нее у стен и кругом на земле стояли монахи и старцы, озаренные светом. Инок же, озирая их, думал: “Хорошо бы здесь быть и Димитрию чудотворцу!” Тотчас из алтаря, сзади, где стоит гроб блаженного, услышал он голос, подобный грому: “Димитрия ли ищешь? Ныне чудотворец Димитрий в Казани”. Очнувшись от видения, инок почувствовал себя совсем здоровым.

В то же самое время, летом, ходили русские с войском к Казани на татар, живущих по Волге. Тогда и пришла в монастырь весть, что в день, когда иноку молитвами преподобного было видение, явилась Руси великая помощь в Казани над неверными.

Чудо о болящем

Не будем медлить и вновь почтим похвалами имя преподобного, всегда призывая его на помощь. Некий горожанин именем Поликарп долго болел и видел в болезни, будто его обступило множество бесов с остроконечными головами. Он же, испугавшись, молился про себя: “О святой Димитрий, помоги мне! Великий чудотворец, помилуй меня!” И внезапно лукавые бесы подобно бесчисленным дождевым каплям, проходящим сквозь землю, стали просачиваться сквозь городские стены и, убегая прочь, вопить: “О! Он имя Димитрия вспоминает и тем гонит нас от себя!” Больной же, придя в себя, велел поскорее вести его в обитель преподобного, приложился ко гробу чудотворца и, помолившись сколько было сил, освободился от болезни, славя Бога и прославляя святое имя преподобного Димитрия.

Чудо о онемевшем

Расскажем и о другом человеке именем Иван, жившем в Вологде. Говорили, будто по неразумию его обладал им лукавый бес пьянства. В тот день, когда был праздник Иоанна Богослова, он с утра до обеда пил. Внезапно от воздействия диавольского он онемел и потерял рассудок, ведя себя непристойно. Родные, видя и понимая, что все это за грехи его и по попущению Божию, вспомнили о чудесах преподобного Димитрия, привезли его в монастырь и приложили ко гробу блаженного. Тогда немой увидел никому не видимого святого Димитрия, тихо ударившего его рукой по щеке и сказавшего: “Почему, человече, не говоришь?” В тот самый час немой воскликнул: “О святой Димитрий, помилуй меня!” — и начал молиться Богу, укорять себя за грехи свои и каяться, призывая на помощь преподобного.

Всячески стращали его бесы, являясь ему в разных видах, но в конце концов отошли молитвами преподобного.

Чудо о бесноватом

Один мирянин именем Стефан из селения, называемого Лоскомжа, был так сильно мучим бесами, что даже железные цепи разрывал. Связанного привезли его в обитель, он же, всех устрашая, метался по монастырю и вопил. Самые дюжие монахи едва могли удержать его и, взяв за волосы, приклонить ко гробу чудотворца, творя о нем молитву ко Господу. В скором времени, получив исцеление, Стефан вернулся домой, славя Бога и преподобного чудотворца Димитрия.