«ПЕРВЫЙ СРЕДИ РАВНЫХ...»
Нормативные документы
Противодействие коррупции
Поступающим
Студентам
Выпускникам
Проект 5-100
Аккредитация специалистов
Человек теряет память 05.12.2010

Человек теряет память

Почти полтора миллиона россиян лишены возможности общаться с внешним миром. Старческая деменция, слабоумие, болезнь Альцгеймера - диагнозы, которые вызывают ужас порой больший, чем раковый. Можно ли противостоять им? Об этом обозреватель "РГ" беседует с профессором кафедры фармакологии Первого Московского государственного медицинского университета имени И.М. Сеченова Хачиком Саядяном.

Российская газета: Говорят, что если Господь Бог хочет наказать человека, он лишает его разума. И вправду, нет ничего ужаснее, чем если вдруг нормальный человек перестает осознавать происходящее, порой даже не может вспомнить свое имя. Существует такой страшный термин: "человек-растение". Почему это происходит, Хачик Саркисович?

Хачик Саядян: У каждого органа есть свои главные функции. Сердце перекачивает кровь и этим обеспечивает жизнь клеток. Почки фильтруют кровь, желудок переваривает пищу, а головной мозг обеспечивает связь человека с внешним миром. Мозг ведает нашим сознанием, нашим поведением, нашей возможностью контактировать с другими людьми, ухаживать за собой, ведает нашей памятью и так далее. У всего этого есть общий термин: когнитивность.

Если когнитивность нарушена, то возникает множество тяжелейших проблем. Например, человек смотрит на часы, которые у него на руке, но не может понять, зачем они. То есть человека как личности уже нет. Это огромная беда для него самого, хотя он этого часто не осознает. Для его родных и близких. Сердце работает нормально, желудок пищу переваривает, а личности - нет.

РГ: Такое превращение происходит вдруг или к нему человек "идет"?

Саядян: Расскажу историю, которая довольно известна. Болезнью Альцгеймера страдал президент США Рональд Рейган. Сперва произошло самое безобидное: Рейган перестал кататься верхом - он забывал, где он находится, забывал, где эта самая его любимая лошадь и что он должен делать. Потом были периоды, когда Рейган переставал узнавать своих знакомых, родных. Но сознание еще не покинуло его совсем. Во время одного из светлых периодов он сумел написать прощальное письмо своим родным, в котором попытался объяснить, как он уходит из этого мира. После этого письма он прожил еще больше десяти лет. Но это уже был не тот Рейган, который восемь лет правил США. Этот пример показывает: потеря памяти, болезнь Альцгеймера может развиваться разными темпами и постепенно разрушает нашу способность общаться с внешним миром.

РГ: И даже в США своему бывшему президенту медики не могли помочь?

Саядян: Не могли! И сегодня вряд ли сумели бы. Сейчас в Европе, по официальным данным, 6,1 миллиона людей страдают болезнью Альцгеймера. Как вы понимаете, это не только медицинская, но и громадная социальная проблема для всего мира. И я вас еще огорчу: таких больных в ХХI веке становится больше, чем в веках прошедших. Один из 20 людей, достигших 65-летнего возраста, начинает страдать этим недугом.

РГ: Это потому, что во всем мире идет процесс старения? Так, может, не стоит бороться за продление жизни, если за это такая жуткая плата?

Саядян: Ну нет! Одно не вытекает из другого. Вы сказали чистейшую крамолу. За продление жизни бороться обязательно надо. Другое дело, что длинная жизнь не должна быть мучительной. И сейчас для всего мира главное - повышение качества жизни у людей зрелого возраста.

РГ: Но ведь чем цивилизованнее страна, тем больше тех, кто страдает болезнью Альцгеймера. И это как раз потому, что в таких странах живут дольше.

Саядян: Не совсем корректное рассуждение. В этих странах болезнь отмечается чаще, потому что в них лучше поставлена система диагностики и раннего лечения. Именно поэтому, по расчетам специалистов, в странах Западной Европы к 2040 году количество таких больных увеличится в два раза, а в странах Восточной Европы - в три. В нашей стране проблема диагностики этого заболевания стоит чрезвычайно остро. В некоторых федеральных образованиях, по имеющейся статистике, может быть зарегистрирован один больной в год. На самом же деле эпидемиологические показатели указывают на то, что количество больных в стране превышает полтора миллиона человек. Эта цифра растет. И это все более остро сказывается на экономике страны. И тому две причины: первая - необходимо лечить самих больных, а лечение очень дорогое. Вторая - то, что такие больные не могут обойтись без посторонней помощи. Так, в США считается, что прямые расходы составляют 80 миллиардов долларов в год, а косвенные - 40 миллиардов. Это значит, что близкие люди трудоспособного возраста вынуждены посвятить себя уходу за больными.

РГ: А свет в конце тоннеля все же есть? Или ситуация тупиковая?

Саядян: Все ведущие научные учреждения мира, все крупнейшие фармацевтические компании вкладывают немалые деньги в разработку средств для предупреждения и лечения болезни Альцгеймера. Пока похвалиться реальными успехами может только одна семейная компания из Европы: ей удалось создать препарат, который способен приостановить развитие болезни. Но он пока не всем доступен из-за своей относительно высокой цены.
РГ: Выходит, как сказал когда-то великий Аркадий Райкин, у нас все, но не для всех.

Саядян: Но ведь это в целом судьба новых препаратов. Конечно, очень заманчиво дожить до такого момента, когда исследователи предложат, например, специфическую вакцину.

РГ: Вакцины обычно предлагаются от инфекционных болезней. Альцгеймер не из их числа?

Саядян: Однозначного ответа на этот вопрос нигде в мире пока нет. Тем не менее существует несколько гипотез, над которыми работают ученые. В том числе не сброшена со счетов и инфекционная гипотеза.

РГ: Можно заразиться потерей памяти?

Саядян: Достоверных данных на этот счет нет. Лично я думаю, что это не так. Другое дело, что, возможно, существует генетическая предрасположенность к данному заболеванию.

РГ: Чем ближе старость, тем опаснее жить: вдруг и лично я попаду в тиски Альцгеймера...

Саядян: Вам это, думаю, не грозит. Чем дольше и чем больше человек занимается умственно-активной работой, чем больше он тренирует свой мозг, тем меньше вероятность прихода Альцгеймера. Кроме того, уже существуют методы и препараты, которые все-таки достаточно эффективно противостоят этой напасти. В клинике нервных болезней нашего вуза работает группа специалистов, занимающихся этой проблемой. Функционирует специализированная лаборатория нарушений памяти, возглавляемая академиком РАМН Николаем Николаевичем Яхно. Это ведущее неврологическое подразделение в России, которое занимается проблемами когнитивности. В лаборатории cозданы специальные программы, читаются лекции, проводятся семинары, подготовлены материалы для пациентов и их родственников. То есть существует общепринятая уже в мире система помощи в данной области.

РГ: Одна лаборатория на всю страну?

Саядян: Ее специалисты работают на всю страну, начиная от обучения кадров и заканчивая подготовкой обучающего материала. Опыт создания такой лаборатории сейчас используется и в других регионах. В частности, разработан диск-информатор, который учит и самих больных, если им еще это по силам, а главное, родственников - тому, как ухаживать за такими пациентами, как помочь им жить с таким диагнозом, сохраняя качество жизни.

РГ: Сколько стоит приобретение диска?

Саядян: Нисколько. Диск не продается. Он вручается всем нуждающимся, которые к нам обращаются.

РГ: Считайте, что читатели "Росcийской газеты" к вам обратились.

Саядян: Мы готовы вместе с вами провести благотворительную социальную новогоднюю акцию: пусть заинтересованные люди обратятся в вашу газету или в нашу Лабораторию Памяти. И мы вручим им бесплатно этот диск. А если они не москвичи, то перешлем по электронной почте - тоже бесплатно.

Ссылка на публикацию
 


Исходная статья: Российская газета