«ПЕРВЫЙ СРЕДИ РАВНЫХ...»
Нормативные документы
Противодействие коррупции
Поступающим
Студентам
Выпускникам
Проект 5-100
Аккредитация специалистов
В ожидании лучшей жизни 15.02.2010

В ожидании лучшей жизни

В ближайшее время на рассмотрение в Правительство РФ поступит «Стратегия развития биотехнологической отрасли Российской Федерации на 2010 – 2020 гг.». Решение об этом принято 4 декабря 2009 г. в Москве на совещании Союза предприятий биотехнологической отрасли, где обсуждался предварительный проект документа. Ранее на парламентских слушаниях в Госдуме «О совершенствовании законодательного обеспечения биотехнологической отрасли промышленности», прошедших в октябре, подготовка подобной стратегии была названа одним из приоритетов в развитии отрасли. Ее разработка велась в основном Обществом биотехнологов России им.Ю.А.Овчинникова.

Позади планеты всей

Говоря о необходимости разработки данного документа, эксперты приводят в качестве примера опыт таких стран, как США, Китай, Индия, Япония, а также стран Евросоюза, в которых рынок биотехнологий в течение последних лет рассматривается в качестве ключевого направления промышленности. Ежегодно рост инвестиций оценивается в 5—7%, а в одном лишь Евросоюзе оборот сектора биоэкономики (основой которого являются биотехнологии) в 2008 г. составил свыше 1,5 трлн евро. Вклад России в мировой рынок биотехнологий ничтожно мал (0,2%), хотя еще два десятилетия назад доля СССР в мировом рынке биотехнологий составляла 5%.

— Нас обогнала даже Индия, достигнув 2%. Вклад других государств еще более существен: США занимают 42% мирового биотехнологического рынка, ЕС — 22%, Китай — 10% . В Евросоюзе в отрасли трудоустроено 10% населения. При этом США завоевали 51% биофармацевтического рынка, что принесло в их казну 96 миллиардов долларов, — заявил председатель Комитета Госдумы РФ по науке и наукоемким технологиям академик РАН и РАМН Валерий Черешнев. Он напомнил, что емкость российского рынка биотехнологий в фармацевтической промышленности в 2007 году составляла 12,8 млрд руб., из которых 11,3 млрд пришлось на долю импорта. При этом 30% импорта — поставки инсулина, 28% — вакцин.

По разным оценкам, ежегодные потери страны от импорта биотехнологических лекарств составляют не менее 7 млрд рублей.

Такая расстановка сил вполне объяснима, если учесть, что львиная доля современных биотехнологий приходится на фармацевтическую отрасль. Но при этом если каждый участник «большой фармы» ежегодно вкладывает в НИОКР (научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы) до 100 млрд долл., то инвестиции российских производителей фармпрепаратов измеряются десятками миллионов. В итоге производство субстанций у нас фактически прекращено, отечественные производители оттеснены в нишу дешевых и устаревших лекарств, а в области внедрения инноваций в фармацевтической промышленности мы отстаем от мировых лидеров на 15—20 лет. Главной причиной сложившейся ситуации называли несовершенство российского законодательства в области биотехнологий, отсутствие серьезных инвестиций в НИОКР и целостной стратегии поддержки и управления биотехнологической отраслью. Из-за того, что биотехнологии относятся одновременно к сфере деятельности нескольких направлений промышленности и влияния разных министерств, научные разработки не координируются.

Вторая проблема — это дефицит производственных мощностей. Многие крупные заводы, в первую очередь фармацевтические, ранее размещались на территориях союзных республик и стран соцлагеря. Эти объекты остались по ту сторону границы, обескровив российскую промышленность, что спровоцировало угрожающе высокие показатели импорта лекарственных препаратов и привело к тому, что в течение последних 15—20 лет российский рынок лекарств формируют исключительно зарубежные фармкомпании.

Первые точки роста

Сейчас проблему инноваций пытаются решить созданием в России узловых точек биофармацевтической промышленности, таких, например, как Пущинский научный центр РАН, на базе которого при поддержке правительства Москвы был создан отечественный генноинженерный инсулин, и продвижением отечественных инновационных препаратов. Однако их доля в общей массе лекарственных препаратов все еще чрезвычайно мала и несопоставима по объемам с долей импортных инновационных препаратов.

Пока, констатируют эксперты, российская промышленность из-за отсутствия эффективных мер стимулирования отечественных производителей не готова к инновационному пути развития и предпочитает, скорее, тиражировать старые, чем внедрять готовые высококачественные отечественные разработки. Мы фактически производим то, от чего в развитых странах отказались еще 10 лет назад. Главным тормозом продвижения биотехнологий в фармацевтической промышленности называют также отсутствие эффективного механизма прохождения инноваций от момента создания разработок до организации биотехнологических производств. Если в Советском Союзе существовала стройная система «академический институт — проектно-конструкторское бюро — отраслевой институт — производство», то в эпоху приватизации она была практически полностью разрушена.

— Количество отраслевых институтов в эпоху перестройки уменьшилось в шесть раз, с 6 тысяч до 1100. Теперь на государственные бюджетные учреждения возлагается несвойственная им задача: создавать предприятия для производства продукции, — отметил Черешнев.


В основе развития — законодательство

На данном этапе ключевым моментом развития называют совершенствование законодательной базы. Отсутствие разделения на биофармацевтические и химические препараты допускает применение упрощенной процедуры регистрации для аналогичных биопрепаратов, что делает возможным доступ на российский рынок потенциально некачественных зарубежных биопрепаратов.

Во-вторых, развитие отрасли тормозится, потому что большинство отечественных производств не соответствует стандарту GMP, исключающему ошибки в фармацевтическом производстве и проведении исследований. Это не позволяет им конкурировать с зарубежными производителями на внутреннем и внешнем рынках, где соблюдение GMP считается обязательным условием. При этом в РФ до сих пор не принят ни один технический регламент, устанавливающий минимальные требования к лекарственной продукции и процессу ее производства.

Российская промышленность из-за отсутствия эффективных мер стимулирования отечественных производителей не готова к инновационному пути развития и предпочитает, скорее, тиражировать старые, чем внедрять готовые высококачественные отечественные разработки.
Наконец, в России полностью отсутствует государственная поддержка биопрепаратов. Если учесть, что большая часть их закупается в рамках государственных программ лекарственного обеспечения (90% медицинских изделий и более 50% лекарственных форм), это ведет к весьма значительному перерасходу бюджетных средств. Согласно цифрам, которые привела член Комитета Госдумы по охране здоровья доктор медицинских наук Татьяна Яковлева, в 2008 году у западных компаний было закуплено лекарственных средств на 280 млрд руб. и на 54 млрд медицинских изделий, при том, что если бы те же лекарства закупили в России, то могли бы сэкономить примерно 30%. По разным оценкам, ежегодные потери страны от импорта только биотехнологических лекар ственных средств составляют не менее 7 млрд рублей.

Оставить эти средства внутри страны позволят только конкретные меры, направленные на адресную поддержку отечественных компаний, работающих в области биотехнологий. В их числе — изменение практики формирования и размещения государственного заказа на поставки биотехнологической и фармацевтической продукции с целью предоставления преференций отечественным компаниям. Это и льготы при уплате налога на добавленную стоимость, и освобождение от таможенных пошлин оборудования для биотехнологической и фармацевтической промышленности, не производимого на территории Российской Федерации. Еще одним катализатором рынка биотехнологий называют введение лекарственного обеспечения населения на основе страховых принципов — шаг, который позволит одновременно как запустить глобальный социальный проект, так и «накачать» фармацевтическую отрасль деньгами.


Исходная статья: Медицинский Вестник
Авторы:  Татьяна КОЛБАСОВА