«ПЕРВЫЙ СРЕДИ РАВНЫХ...»
Нормативные документы
Противодействие коррупции
Поступающим
Студентам
Выпускникам
Проект 5-100
Аккредитация специалистов
Леонид Рошаль: Медицинская палата нужна не только врачам 01.02.2010

Леонид Рошаль: Медицинская палата нужна не только врачам

В настоящее время идет регистрация Некоммерческого партнерства «Национальная медицинская палата». Предполагается, что она будет сформирована по примеру аналогичных европейских профессиональных сообществ и объединит интересы медицинских работников всех уровней. Инициатором ее учреждения являются Комиссия по здравоохранению Общественной палаты РФ, Общероссийская общественная организация малого и среднего предпринимательства «Опора России» и Комитет Госдумы РФ по собственности. Конечная идея заключается в введении саморегулирования именно профессиональной медицинской деятельности с обязательным членством; действенной защиты прав медицинских работников; повышении престижа медицинской специальности. На учредительном собрании, где присутствовали представители ведущих профессиональных (специализированных) медицинских ассоциаций, региональных медицинских ассоциаций, ассоциаций врачей частной практики и ведомственной медицины, была единогласно признана необходимость создания палаты и утвержден проект устава. Такого единения давно не было в медицинском сообществе. Важно, что на этом собрании присутствовали представители Администрации Президента РФ. О целях, задачах и алгоритме работы нового органа корреспонденту «МВ» Татьяне Колбасовой рассказал президент Национальной медицинской палаты, председатель Комиссии по здравоохранению Общественной палаты РФ профессор Леонид Михайлович РОШАЛЬ.
— Леонид Михайлович, в чем заключается необходимость создания Медицинской палаты?

— Палата нужна не только врачам, но и всему гражданскому обществу, мы опоздали с ее созданием лет на десять. Поэтому обязаны сформировать такой орган, который будет работать не от съезда к съезду, а регулярно, чтобы каждый медицинский работник знал, что у него есть своя медицинская палата, которая и поможет ему, и пожурит, но в беде будет всегда рядом.

— Как избежать существования многих общественных организаций, которые функционируют, как вы говорите, «от съезда к съезду»?

— Существующие профессиональные (специализированные) медицинские ассоциации проводят очень большую просветительскую работу. Они организуют съезды, конференции, симпозиумы, круглые столы. Но не имеют никаких прав в плане определения профессионального уровня медицинских работников. Вопросами аттестации, сертификации и т.д., в отличие от других развитых стран, у нас занимается исполнительная власть, а не само медицинское сообщество. Вопросы разработки и внедрения стандартов и протоколов и строгий самоконтроль за их исполнением — это компетенция только профессиональных организаций. Это их дело!

У нас профессиональный уровень медицинских работников отличается иногда в разы. Нужно многое привести к общему знаменателю. От этого выиграют и пациенты. Если мы добьемся, что Медицинская палата станет защищать интересы врача как субъекта гражданского права, это будет замечательно. Для этого необходимо принять законы о саморегулировании и обязательном членстве. Думаю, это произойдет не ранее чем через два-три года. До этого будем работать в рамках действующего правового поля.

— Как в Минздравсоцразвития РФ отнеслись к вашей инициативе?

— Министр здравоохранения и социального развития РФ Татьяна Алексеевна Голикова согласна с созданием палаты в рамках существующего правового поля. Ее отдельные помощники вслух не говорят о своей позиции, но в кулуарах высказывают сомнения. Мы другого и не ожидали. Палата не собирается брать на себя функции отраслевого министерства, да это и невозможно, поскольку они колоссальны. Мы работаем в плотном контакте с помощником министра Ириной Викторовной Никитиной, согласовывая устав палаты. Весьма активно поддержали нас региональные министерства здравоохранения, мы получаем письма с выражением одобрения от руководителей департаментов здравоохранения, от полномочных представителей Президента РФ. Важен интерес к этой проблеме представителей ведомст-венной медицины — Министерства обороны, ФСБ, ОАО «РЖД», УИН, «Газпрома»… Это и понятно, так как качество работы врача важно для всех, независимо от ведомственной при-надлежности.

— Тем не менее некоторые руководители Российской медицинской ассоциации и Российского медицинского общества высказывают сомнения. Вы прислушиваетесь к ним?

— Их позиция понятна. Мы предлагаем совсем другой уровень взаимоотношения исполнительной власти с общественными организациями. Двери открыты, мы готовы к кон­структивному обсуждению. На наших заседаниях присутствовали представители обеих общественных организаций, их настоящие или прошлые лидеры. Думаю, что нам нужно не разрывать наше сообщество, от этого никто не выиграет, а консолидировать его. За все время я прочитал только два отрицательных отзыва на нашу инициативу. В одной газете была опубликована достаточно резкая статья об организаторах палаты, но после того, как мы пообщались с ее автором, этот человек изменил свое мнение. Видимо, он увидел: мы искренние люди, не преследуем меркантильных интересов. Руководство палаты, включая президента и вице-президента, будет работать совершенно бесплатно, как волонтеры. Тем более что цель у нас одна: сделать медицину более качественной.

— Как вы хотите этого до­­биться?

— При помощи нескольких инструментов: путем введения обязательного членства, разработки единых медицинских стандартов и протоколов и контроля за их исполнением, создания механизма страхования профессиональной ответственности врача и досудебных механизмов его защиты. Когда мне сегодня говорят, что обязательное членство — это недемократично, я напоминаю следующие факты: в медицинских палатах Германии и Голландии обязательное членство. Более того, когда несколько голландских врачей подали иск в Европейский суд по правам человека, указав на то, что они не согласны с таким положением дел, им было отказано. И мотивирован такой вердикт был тем, что они работают в социальной сфере, где никакой свободы быть не должно. Это совершенно правильно, так как медицина — особая отрасль, где от неверного решения зависит жизнь человека. Так, палата отвечает за каждого медицинского работника, а если он не член палаты, то кто будет за него отвечать? Должны существовать стандарты и протоколы оказания медицинской помощи, и все члены палаты обязаны работать по этим стандартам и протоколам. И если врач осуществлял свою профессиональную деятельность в соответ-ствии со стандартом и протоколами, но положительного эффекта не добился или он не добился результата не по своей вине, то мы его защитим и в случае судебного иска за него выплатим требуемую сумму. Но если имело место нарушение стандартов лечения и ничто не мешало их выполнять — медицинское сообщество не станет защищать своего коллегу, тем более что, как известно, оценка профессионалов всегда более жесткая. Поэтому в России совершенно необходимо введение страхования профессиональной ответственности медицинского работника. Медицинская страховка нужна уже хотя бы потому, что она и врача заставляет работать правильно.

— Не кажется ли вам, что такой механизм еще больше повысит цену медицинских услуг? А иначе за чей счет будут оплачиваться страховые взносы?

— Конечно, было бы прекрасно, если бы страховые взносы оплачивались из бюджета. В Москве попробовали ввести страхование профессиональной ответственности врача и не получилось. Но есть и другие примеры — в Южном федеральном округе организована своя Медицинская палата. Ее члены сдают по 700 рублей в качестве одноразового вступительного взноса, ежемесячно врачи платят около 60 рублей, медсестры — около 30. Этих денег хватает на покрытие взносов, поскольку в организации состоят тысячи человек.

Создание механизма защиты прав медицинских работников — одна из самых важных составляющих нашей деятельности. К сожалению, в России очень слабо развиты досудебное разбирательство, третейские суды и так далее. Этими вопросами мы тоже будем заниматься, и многое можно делать уже сейчас.

Все это должно служить одной-единственной цели: повышению качества медицинской помощи. Мы хотим поднять общий образовательный уровень врачей, фельдшеров, медицинских сестер и повысить престиж медицинской профессии.

— Придется ли медицинским работникам в связи с членством в палате брать на себя какие-то дополнительные обязательства?

— Только быть хорошим врачом и соблюдать медицинскую этику.

— Национальная медицинская палата должна дополнять работу действующих профессиональных организаций или будет иметь самостоятельные функции?

— Каждая медицинская ассоциация, которая будет входить в палату, останется самостоятельным юридическим лицом. Основная цель Медицинской палаты — координация деятельности медицинских ассоциаций, распространение интересного опыта работы, создание условий для перехода к саморегулированию с обязательным членством. Отличительной чертой палаты является демократичность и прозрачность. Мы видим в этом четкое отличие от института «главных специалистов», которых, кстати, назначает отраслевое министерство, а не выбирает медицин­ское сообщество. У них также очень ограниченные права и возможности. В течение ближайших месяцев нам предстоит огромная работа по упорядочению деятельности медицинского гражданского сообщества. Это необходимо, потому что многие коллеги разуверились в эффективности больших медицинских организаций. Всего в трех-четырех региональных организациях благодаря отдельным личностям работа продолжается, а нужно, чтобы она велась повсеместно. Что касается профессиональных (специализированных) организаций, то и тут дела обстоят не совсем гладко. Есть дублирующие организации, а есть медицинские направления, где никаких крупных профессиональных объединений нет вообще, например, нет общей ассоциации онкологов.

— Не получится ли так, что работа палаты станет дублировать деятельность профессиональных ассоциаций, этических комитетов, Рос-здравнадзора?

— Не думаю, что это произойдет. Наоборот, мы будем всячески способствовать их работе. А через несколько лет Национальная медицинская палата приобретет форму саморегулируемой организации, получит право осуществлять аттестацию и сертификацию своих членов. Сейчас мы начинаем работу с Росздравнадзором и определяем, какие функции возьмет на себя Росздравнадзор, а какие — Медицинская палата. Точно так же разделили функции с Проф-союзом работников здравоохранения РФ, выстроив свой устав таким образом, чтобы не дублировать друг друга.

— Какие из проблем здравоохранения вы считаете самыми острыми?

— К сожалению, их в России очень и очень много. В стране нет кадровой политики, не хватает реаниматологов, рентгенологов, травматологов, нейрохирургов, только что издали последний приказ о номенклатуре специальностей и забыли в нем детских травматологов. В поликлиниках детей принимают детские травматологи, а в номенклатуре такой специальности нет. Материально-техническое оснащение, несмотря на усилия Правительства РФ в последние годы, остается далеким от совершенства. Доля затрат на здравоохранение в ВВП остается очень низкой. Отсюда и проблемы финансирования. Сегодня в России нет единого общественного органа, который представлял бы наши интересы. По большому счету медиков никто не защищает, мы и сами себя плохо защищаем. Мы все разъединены, а должны быть вместе.


Исходная статья: Медицинский вестник
Авторы:  Татьяна Колбасова