«ПЕРВЫЙ СРЕДИ РАВНЫХ...»
Нормативные документы
Противодействие коррупции
Поступающим
Студентам
Выпускникам
Проект 5-100
Аккредитация специалистов
«Дивный старик» 01.02.2010

«Дивный старик»

Михаил Нестеров отказывался писать портрет великого русского физиолога Павлова, полагая, что не может найти в этом «типичной лице учёного» то, что может его, художника, «раззадорить».

Михаил Васильевич Нестеров отказывался писать портрет Ивана Петровича Павлова — «типичное лицо учёного, профессора, лицо благообразное, даже красивое и только». И всё же художник, не считая себя опытным портретистом, написал даже два портрета этого великого физиолога: друзья учёного таки «сосватали» науку и искусство, и Нестеров отправился на Васильевский остров знакомиться с живой легендой.

«Вхожу по старинной лестнице николаевских времен, звоню, открывают. Меня встречает небольшого роста, полная, приветливая, несколько старомодная старушка — это жена Ивана Петровича, Серафима Васильевна, более 50 лет бывшая умным, преданным спутником жизни, другом его, — пишет Нестеров в воспоминаниях „И. П. Павлов и мои портреты с него“. — Не успел я осмотреться, <...>, как совершенно неожиданно, с какой-то стремительностью, прихрамывая на одну ногу и громко говоря, появился откуда-то слева, из-за угла, из-за рояля, сам „легендарный человек“. <...> Иван Петрович ни капельки не был похож на те „официальные“ снимки, что я видел, и писание портрета тут же мысленно было решено. <...> Этот старик был „сам по себе“, и это „сам по себе“ было настолько чарующе, что я позабыл о том, что я не портретист, во мне исчез страх перед неудачей, проснулся художник, заглушивший все, осталась лишь неутолимая жажда написать этого дивного старика».

В 1930 году, когда появился на свет портрет Павлова кисти Нестерова, портретируемому исполнился 81 год, художнику —  68. Надо заметить, что портрет (он был приобретен для Института экспериментальной медицины) понравился всем — кроме художника. Но за «сватовством» последовала искренняя дружба, и Нестерова регулярно приглашали в село Колтуши, в котором по планам Павлова была построена Биологическая станция (впоследствии ее стали называть «столицей условных рефлексов»). Здесь можно было разводить экспериментальных собак и других животных, и, конечно, наблюдать и наблюдать (на доме Павлова сохранился его девиз «наблюдательность, наблюдательность...»). Здесь был написан и второй потрет, судьбу которого предвидел художник: висеть картине в «большом музее», имея в виду либо Русский, либо Третьяковскую галерею (куда он и был позднее приобретен Комитетом по делам искусства).

«Думаю об одном — о предстоящем написании портрета, думаю, как бы найти способ, не меняя своей затеи, заставить очень, очень подвижного 86-летнего старика сидеть более или менее спокойно», — пишет Михаил Васильевич. Решение было найдено: во время сеансов напротив Ивана Петровича непременно сидел его заместитель по биостанции Виктор Викторович Рикман, человек спокойный и вдумчивый, беседа с которым всегда умиротворяюще действовала на Павлова.

«Их разделял стол, на котором стояли цветы. Оба они ко мне сидели профилем, на фоне окна, из которого был виден будущий Павловский городок. Конечно, Иван Петрович недолго сидел молча, — вспоминал художник. — Скоро беседа завязалась, сначала деловая, специальная. Иван Петрович задавал вопросы, на них с обычным спокойствием отвечал Виктор Викторович, и чем дальше время шло, тем беседа становилась оживлённее. Иван Петрович в разговоре частенько ударял кулаками по столу, чем дал мне повод нарисовать и этот свойственный ему жест, рискуя вызвать протест окружающих».

Жест получился характерным, однако фон — не «нестеровский», о чем говорил и сам художник. Впрочем, Павлов от фона был в восторге: дома-коттеджи для сотрудников научного городка были символом воплощенной мечты его последних лет. Сейчас Институт физиологии им. И. П. Павлова — один из основных центров физиологической науки (правды ради скажем, что государственное внимание к физиологии с павловских времен существенно ослабло).

В 1937 году портрет Павлова 1935 года был показан на Всемирной выставке в Париже, а в 1941 году за эту работу художник был удостоен Государственной премии.


Исходная статья: STRF.Ru
Авторы:  Светлана Синявская