«ПЕРВЫЙ СРЕДИ РАВНЫХ...»
Нормативные документы
Противодействие коррупции
Поступающим
Студентам
Выпускникам
Проект 5-100
Аккредитация специалистов
Врач выпуска 1884 г. Антон Чехов 27.01.2010

Врач выпуска 1884 г. Антон Чехов

Прилежный студент

Каким студентом был Чехов? Краткую, но емкую характеристику дает его знаменитый однокурсник, крупнейший профессор отечественной невропатологии Григорий Иванович Россолимо: «Несмотря на рано обнаружившийся у него уклон в сторону писательства, он, тем не менее, оставался прилежным студентом, хотя и довольно пассивным по отношению к увлечению общественной работой или медицинской специальностью».

А могло ли быть по-другому? Ведь за студенческие годы Чеховым написано и опубликовано невероятно много. Если, к примеру, взять собрание его сочинений в 12 томах, изданное в 1954 году, то два первых тома составляют произведения, созданные в студенческие годы.

Г.И. Россолимо пишет в своих воспоминаниях: «Он аккуратно посещал лекции и практические занятия, нигде, однако, не выдвигаясь вперед. Если бывал на сходках, то скорее в качестве зрителя… …его было видно и в аудиториях и лабораториях; и экзамены он сдавал добросовестно, переходя аккуратно с курса на курс». А вот важнейшее свидетельство Г.И. Россолимо: «О его отношениях к занятиям и студенческим обязанностям свидетельствует образцово составленная на V курсе куратор­ская (обязательная зачетная) история болезни пациента нервной клиники...» В сохранившихся экзаменационных ведомостях у Чехова пятерок больше, чем четверок.

Кроме того, готовясь к самостоятельной врачебной деятельности, студент Чехов летом 1883 года устроил себе «производственную практику» в Чикинской земской больнице.

В целом Чехов получил отличную подготовку. Недаром скромный в самооценках, он считал себя хорошим врачом.

Связующая нить

Вышесказанное касается академической стороны студенческой жизни писателя, но была и другая, товарищеская. Среди однокурсников Чехова, одновременно с ним окончивших факультет в 1884 году, был один из основоположников отечественной бактериологии Георгий Норбертович Габричев­ский (1860—1907), а с Г.И.?Россолимо Чехова связывала многолетняя дружба.

Близким товарищем для Антона Павловича стал Николай Иванович Коробов (1860—1919). Чехов писал «мой Коробов» и называл его «истинным другом» . Именно Н.И. Коробову Антон Павлович посвятил одну из первых своих «серьезных» повестей «Цветы запоздалые».

Другой однокурсник, В.К. Данилов, часто болел, постоянно менял места работы, очень нуждался. А.П. Чехов и другие однокурсники оказали ему материальную помощь. Весьма красноречивый факт.

Врачебное окружение Чехова составляло около 190 имен. Из них более половины в разные годы оканчивали факультет. И это была связующая нить на всю их жизнь.

Ненаписанная диссертация

А.П. Чехов всегда испытывал интерес к медицинской науке. По возможности следил за публикациями научного характера, в течение долгих лет поддерживал дружеские контакты с профессорами факультета, посещал некоторые медицинские съезды, заседания. Естественно, что после окончания курса он приступил к сбору материала к диссертации «Врачебное дело в России».

Опубликованные записи говорят о широком охвате материала и эрудиции автора, а также достойном восхищения трудолюбии. При всей занятости в 1884—1885 гг., включая и подготовку к докторскому экзамену, А.П.?Чехов проработал примерно 140 источников.

Считается, что Чехов прекратил планомерную работу над темой, когда узнал об уже защищенной диссертации в Казани В.Ф.?Эккерманом «Материалы для истории медицины в России (История эпидемий в X—XVIII веках)».

Действительно, в работе Эккермана и материалах Чехова есть одинаковые источники: труд Н.М. Карамзина, летописи и др. Но в диссертациях и до Эккермана и в наши дни используются эти классические источники. Полагаю, что главным все же было осознание А.П. Чеховым объемности своих планов, для выполнения которых придется отказаться от создания художественных произведений, что было для него противоестественно. Но идея защиты диссертации не ушла.

Из письма к С.П. Дягилеву: «Остров Сахалин» написан в 1893 г. — это вместо диссертации, которую я замыслил написать после 1884?г. — окончания Медицинского факультета». К поездке на Сахалин А.П. Чехов готовился весьма тщательно: просматривал различную литературу, в том числе гигиеническую, по организации психиатрической помощи и многое другое.

...Однажды А.П. Чехов поведал Г.И. Россолимо свои мысли о преподавании студентам такой сложной проблемы, как «субъективные ощущения пациентов». Григорий Иванович очень заинтересовался и сказал, что из этой идеи может образоваться интересный приват-доцентский курс. Но, к сожалению, у Чехова не было докторской степени, и рождается замысел: представить книгу «Остров Сахалин» в качестве диссертации.

С этой идеей Г.И. Россолимо отправился к декану, профессору И.Ф.?Клейну. О продолжении истории Григорий Иванович пишет: «Однако я потерпел полнейшее фиаско, так как декан на мое предложение сделал большие глаза, взглянул на меня поверх очков, отвернулся и молча отошел. Я сообщил о своих неудачах Чехову, который в ответ расхохотался. С тех пор он окончательно оставил мысль об академической карьере».

Ситуация станет яснее, если раскрыть облик И.Ф.?Клейна. Он долго был деканом, дельным администратором, но научных работ оставил после себя совсем немного, зато его патологоанатомические отчеты отличались глубиной. Он четко руководил диссертациями. Все 30 докторских диссертаций, защищенных под его руководством, носили строго морфологический или клинический характер. Социал-гигиеническая, медико-топографическая тематика ему была совершенно чужда и даже «обидна».

Медицинские мотивыв произведениях классика

Медицинская Чеховиана огромна. Опубликованы сотни статей, очерков, несколько монографий, в которых рассматриваются самые разные ее аспекты. Перечислю некоторые из них: чем лечились чеховские герои (лекарства и их назначение), как Чехов-врач влиял на Чехова-писателя, врачи — герои произведений Чехова. Напечатаны научные труды: «Анализ подготовительной работы А.П. Чехова к диссертации по истории медицины», «Санитарно-эпидемиологическая деятельность А.П. Чехова», «Остров Сахалин» как медико-топографический труд», «Психические страдания человека в произведениях А.П. Чехова», освещены многие другие темы. Приведены списки 48?чеховских произведений, касающихся медицины, и среди них особое место занимает «Скучная история».

Для нас это произведение представляет особый интерес как свидетельство факультетской жизни, и, в частности, кто является прототипом Николая Степановича.

В 1950 году профессор гистологии М.А.?Барон, блестящий лектор, прямо указал, что профессор Александр Иванович Бабухин (1827—1891) послужил прототипом Николая Степановича.

... А.П.Чехов слушал блестящие лекции Бабухина. Александр Иванович был и выдающимся исследователем, руководил кафедрой гистологии, эмбриологии и сравнительной анатомии.

Повесть написана в 1889 году, герою повести 62 года. В 1889 году Бабухину было 62 года. И Николай Степанович, и Бабухин?— заслуженные профессора, оба не писали учебников, оба морфологи, оба бедны, сходны во многом по характеру и их ассистенты, служители кафедры. Нам неизвестны предметы исследования Николая Степановича, но что он, как и Бабухин, занимался теоретической медициной — бесспорно.

Я насчитал три десятка прямых аналогий и тождеств между Николаем Степановичем и профессором Бабухиным.

Николай Степанович говорит: «Как 20—30?лет назад, так и теперь перед смертью меня интересует одна только наука. Испуская последний вздох, я все-таки буду верить, что наука — самое важное, самое прекрасное и нужное в жизни человека, что она всегда была и будет высшим проявлением любви и что только ею одною человек победит природу и себя».

А вот что говорил в прощальной речи у могилы А.И. Бабухина выдающийся профессор В.Ф. Снегирев: «Умер Бабухин... Наука была его жизнью, и жизнь его была для науки. Ни на один миг нельзя себе представить Александра Ивановича вне науки... Он любил ее, и она отвечала ему, и жизнь их была нераздельна». Эти высказывания разделяют два года.

Сравним еще два текста. Николай Степанович говорит о себе: «...с моим именем тесно связано понятие о человеке знаменитом, богато одаренном и несомненно полезном. Я трудолюбив и вынослив, как верблюд, а это важно, и талантлив, а это еще важней». Великий терапевт Г.А. Захарьин так сказал о Бабухине: «Бабухин — это талант, сила, свет и красота нашего Факультета».

По повести Чехова можно судить о помещениях факультета, об университетском саде, о быте профессуры.

В том, что А.И. Бабухин был прототипом Николая Степановича, мое убеждение подтвердила следующая фраза из повести: «В?нашем обществе все сведения о мире ученых исчерпываются анекдотами о необыкновенной рассеянности старых профессоров и двумя-тремя остротами, которые приписывают то Грубберу, то мне, то Бабухину». Перечитав еще раз эту фразу, появляется догадка: Чехов специально «отводит» Николая Степановича от Бабухина.

В конце концов, был ли Бабухин прототипом Николая Степановича или не был — вопрос частный. Главное: повесть — великое общечеловеческое произведение. Поразительно, что написанное двадцати­девятилетним автором близко мне, старику, и моим товарищам по работе, старикам. Так близки слова, сказанные 120 лет тому назад о науке, о литературе и театре, неприятие дурных сентенций о студентах, о переживаниях во время чтения лекций, нам также не нравится, что студенты «неправильно выражаются по-русски».

Питомец медицинскогофакультета ИМУ

Московская медицинская академия им. И.М. Сеченова — прямая наследница медицинского факультета Императорского Московского университета — чтит память своего студента — великого писателя-врача Антона Павловича Чехова.

Учащиеся академии посвящают ему свои курсовые работы, которые пишут на кафедре истории медицины, истории Отечества и культурологии. Совместно с Государственным литературно-мемориальным музеем-заповедником А.П. Чехова (в Мелихово) был проведен конкурс студенческих работ на тему «Чехов и медицина».

Группы студентов с преподавателями ежегодно посещают могилу А.П. Чехова на Новодевичьем кладбище.

На почетном месте Музея истории ММА им. И.М. Сеченова демонстрируется история болезни, написанная студентом Антоном Чеховым.

Установлена мемориальная доска на палате №14 в бывшей клинике госпитальной терапии с таким текстом: «28 марта 1897 года Лев Николаевич Толстой посетил в этой палате Антона Павловича Чехова». На другой доске значилось: «Палата имени Антона Павловича Чехова».


Исходная статья: medvestnik.ru