«ПЕРВЫЙ СРЕДИ РАВНЫХ...»
Нормативные документы
Противодействие коррупции
Поступающим
Студентам
Выпускникам
Проект 5-100
Аккредитация специалистов
Евгений Ачкасов: «Ученые — это не ботаники в очках» 02.06.2009

Евгений Ачкасов: «Ученые — это не ботаники в очках»

В прошлом профессиональный спортсмен, в настоящем известный ученый, доцент кафедры госпитальной хирургии № 1 лечебного факультета Московской Медицинской академии имени И.М. Сеченова, лауреат президентской премии Евгений Ачкасов никогда не думал о том, чтобы уехать работать за границу. Он уверен, что сможет лучше реализовать себя на родине, да и жить, говорит, интереснее в России.

В медицине важен учитель

Евгений Евгеньевич, Ваша карьера так стремительно развивается: в 25 лет уже защитили кандидатскую, в 34 докторскую. Наверное, решение посвятить себя медицине приняли еще в детстве…

Все, что связано с медициной, мне действительно близко с детства, потому что мама у меня ЛОР-врач, долгое время работала в Московском НИИ уха, горла и носа. Передо мной никогда не стояло вопроса — кем быть, я уже в пятом классе знал, что буду поступать в медицинский. После окончания школы подал документы сразу в два вуза, на случай, если в одном неудачно сдам вступительные экзамены, — в Московскую Медицинскую академию имени И.М. Сеченова и Московский государственный медицинский университет имени Н.И. Пирогова, и в оба поступил. Мама хотела, чтобы я остался в Университете (раньше 2-ой медицинский институт), где она сама когда-то училась, но я выбрал Академию, — ведь этот вуз и по названию (до 1990 года – это 1-ый Мед) и по сути был и остается первым, сильнейшим среди медицинских в стране. Кроме того, там мне очень понравился спортивный стадион, да и добираться от дома до Академии было удобнее.

Евгений Ачкасов – Лауреат Премии Президента России для молодых ученых в своем кабинете.

А хирургию начал изучать благодаря своему наставнику профессору Пугаеву Андрею Владимировичу, очень увлеченному человеку, который смог заинтересовать меня и предложил остаться на кафедре. Если бы его не оказалось рядом, возможно, я выбрал бы другое направление, те же ЛОР-болезни, например. В медицине ведь очень важен учитель, и я считаю, что мне с учителем очень повезло. Он был научным руководителем моей кандидатской диссертации на тему «Роль малоинвазивной декомпрессии ободочной кишки в лечении обтурационной опухолевой толстокишечной непроходимости», которую я защитил, когда заканчивал  аспирантуру. Под руководством Андрея Владимировича начал собирать материал и проводить научные исследования для докторской диссертации. Она посвящена лечению осложнений острого панкреатита. За инновационные предложения в этой области и была присуждена премия Президента. В прошлом году я защитил докторскую, и был утвержден научным руководителем трех диссертационных работ. Сейчас вместе с коллегами занимаюсь вопросами лечения заболеваний прямой кишки и  кишечной непроходимости. Ищем пути совершенствования методов лечения острого панкреатита и его осложнений.

Принимает ли практическая медицина предложенные Вами новые подходы к лечению?

Методы диагностики и лечения осложненных форм панкреатита (гнойные осложнения, абсцессы, флегмоны забрюшинного пространства, кисты поджелудочной железы), на которые получены патенты РФ на изобретения, уже используются в некоторых московских клиниках. Но внедрение новых разработок в практическую медицину – процесс долговременный. Нельзя просто сказать хирургу, что твой подход поможет снизить летальность и улучшить еще ряд показателей, — необходимо представить научные доказательства его безвредности и преимуществ по сравнению с традиционными технологиями лечения. Врачу нужно не только показать, что новое – лучше, но и за счет чего оно лучше. Например, разработанная около 10 лет назад у нас на кафедре методика подавления секреции поджелудочной железы, суть которой заключается в удалении химуса из тонкой кишки через назоэнтеральный катетер, позволяет остановить развитие острого панкреатита у тяжелого больного. Это сокращает потребность в дорогостоящих препаратах. И главное – снижает летальность. Мы проводили дополнительные исследования, в ходе которых доказали, что этот способ лечения патогенетически обоснован, публиковали научные статьи об этом в специализированных журналах, выступали на конференциях. Но полноценно он был принят научной общественностью только в 2007 году на XIV съезде хирургов-гепатологов  в Санкт-Петербурге, где его включили в резолюцию съезда как рекомендацию для хирургов страны по лечению острого панкреатита.

Единственный способ сохранить здоровье — это есть то, чего не хочешь, пить то, чего не любишь, и делать то, что не нравится.(Марк Твен)

В западных клиниках такие же проблемы

Вам известно, как сложилась судьба ваших однокурсников из ММА имени И.М. Сеченова?

Многие ребята защитили кандидатские, некоторые – докторские диссертации, а некоторые сразу после окончания Академии уехали за границу в надежде там добиться успеха. Насколько мне известно, практически все уехавшие работают по специальности,  однако удалось ли им реализовать себя в полной мере, — это еще вопрос.  Возможно, в России они добились бы большего...

В Вашей жизни были моменты, когда Вы рассматривали для себя перспективу уехать работать за границу?

Нет, об этом никогда не думал. В моей жизни был период, когда я активно занимался конькобежным спортом, был членом сборной страны, ездил за границу на международные соревнования. Но, знаете, всегда тянуло домой. Приятнее, комфортнее было находиться в России. За рубеж хотелось съездить на время, чтобы посмотреть, как там живут, или в отпуск – отдохнуть…

Занятие с молодыми врачами

Но одно дело спорт, а другое — наука. По общему представлению, ученые в США и европейских странах имеют больше возможностей для самореализации…

Если человек действительно хочет заниматься медициной, думаю, он сможет реализовать себя и в России, причем, не только в столице. Я общаюсь с врачами из Красноярска, Твери, Тулы, Оренбурга, Краснодара, Казани, Сургута, других городов и вижу, что у них очень высокий уровень исследований. Может, в среднем практическое здравоохранение на Западе оснащено лучше, но, кстати, это еще не факт… Я не уверен, что там все идеально. Ведущие российские медицинские учреждения, такие, например, как ММА имени И.М. Сеченова, РНЦХ имени Б.В. Петровского РАМН, Институт хирургии имени А.В. Вишневского РАМН и многие другие ни в чем не уступают ведущим американским или европейским клиникам, и, более того, уверен, превосходят многие из них. Районным больницам, конечно, недостает современного высокотехнологичного оборудования, но, мне кажется, что на Западе те же проблемы в провинциальных больницах.

Все обилие высокотехнических методик не может заменить врачебную интуицию, знания, ассоциативное мышление, а должно гармонично включаться в диагностический и лечебный процесс. (Ройтберг Г.Е.)

И тем не менее многие молодые люди сразу после окончания вуза стремятся уехать за границу. Что, по–вашему, нужно сделать, чтобы остановить «утечку мозгов»?

Я не согласен с такой постановкой вопроса. Может, раньше, лет 10-15 назад,  это и было актуальной проблемой, но сейчас другое время. Не знаю, как обстоят дела с этим вопросом в точных науках: математике, физике, – а в медицине я сегодня не вижу проблемы. Да, многие мои товарищи уезжали, искали, где получше можно устроиться. Они имели на руках только диплом по специальности «лечебное дело» и не являлись ни учеными, ни высококвалифицированными медицинскими кадрами. Поэтому по отношению к ним я не стал бы применять термин  «утечка мозгов». Что касается дня сегодняшнего, считаю, что ученые-медики имеют все возможности для самореализации в России.

Доцент Евгений Ачкасов на занятии с иностранными студентами

Настоящий конкурс — это научная конференция

На Западе основным источником дохода ученых являются гранты.  На Ваш взгляд, можно ли позаимствовать этот опыт организации финансирования науки?

Грант — это поддержка и стимул для отдельного, передового коллектива исследователей, но все ученые страны, по-моему, на одних грантах жить не смогут. Сколько у нас ученых? Десятки тысяч. Кто их обеспечит грантами, которые позволят получать достойный ежемесячный доход и вести исследования высокого уровня?.. Я даже не понимаю, как это можно реализовать…

А Вас устраивает уровень Вашего дохода? По-вашему, сколько должен зарабатывать ученый?

Ученые-медики, помимо зарплаты, получают гонорары за чтение лекций в университетах, издают книги, ведут клиническую практику, некоторые получают гранты. Конечно, зарабатывать всегда хочется больше, но я бы не сказал, что в материальном плане в науке невыносимо тяжело. Я верю, что благодаря позитивным изменениям государственной политики в отношении науки и молодых ученых, которые происходят в России в последние годы,     постепенно и в этой сфере все наладится.

Сейчас многие государственные и негосударственные структуры  считают едва ли не делом чести организовать конкурс для молодых ученых. Удалось ли Вам адаптироваться к этой соревновательной среде?

Я только однажды участвовал в конкурсе на лучшую студенческую научную работу. Моя дипломная работа «Экспериментальная оценка возможности применения непрямой электрохимической детоксикации при распространенном перитоните» была удостоена медали Министерства образования РФ. Больше в конкурсах я участия не принимал. По-моему, их уровень оставляет желать лучшего. Ведь подают документы, к примеру, двадцать человек, и из них  кого-то награждают. Но эта победа говорит не о научном признании, а лишь о том, что из поданных на конкурс двадцати эта работа – лучшая. Настоящий конкурс — это научная конференция или конгресс, когда ты видишь, прислушиваются или нет к твоей точке зрения, и лучшая победа, на мой взгляд, — это признание специалистов, твоих коллег.

Медицина слагается из науки и искусства, и над ними простирается чудесный покров героизма (Глязер Г.)

С удовольствием смотрел фильм про Ландау

Как получилось, что Вы попали в число претендентов на получение президентской премии в области науки и инноваций?

Научные исследования мне были интересны еще со студенческой скамьи. Поэтому меня привлек факультет подготовки научно-педагогических кадров ММА имени И.М. Сеченова. Дальнейшая моя работа была связана с кафедрой госпитальной хирургии, где я имел возможность, занимаясь врачебной деятельностью, продолжать научные исследования и собирать материал для докторской диссертации. При поддержке моего научного руководителя профессора А.В. Пугаева проделан большой объем работы по вопросам лечения острого панкреатита и его осложнений: написана монография, получено несколько патентов на изобретения, опубликовано более полусотни научных работ, сделаны десятки докладов, пролечены сотни пациентов. Итогом стал предложенный нами инновационный подход в лечении больных панкреатитом.  Летом прошлого года Президент РФ Дмитрий Медведев учредил новую премию в области науки и инноваций для молодых ученых. Руководство ММА имени И.М. Сеченова, заведующий кафедрой госпитальной хирургии академик Н.О. Миланов посчитали мою работу, достойной к представлению на соискание этой премии. Так я стал одним из претендентов на получение премии Президента.

В Вашей жизни  и карьере что-то изменилось после того, как Вы стали лауреатом президентской премии?

Я получил несколько приглашений на конференции, в том числе из Украины, и поздравления от коллег. Приглашают к сотрудничеству многие газетные издания и интернет-порталы. Были предложения участвовать в телепередачах, социальной рекламе. Очень много обращений от людей с заболеваниями поджелудочной железы со всей России и стран СНГ, даже из Америки, с просьбой помочь. Люди пишут письма, делятся своими проблемами, переживаниями. Премия, несомненно, поднимает статус человека и накладывает определенную ответственность.

Грамота, удостоверение и знак Лауреата Премии Президента России

Но, главное, наверное, в том, что премия стимулирует профессиональные амбиции. У меня нет такого настроения:  О, все! Премия получена, можно расслабиться!  Наоборот, хочется еще интенсивнее работать. Важно, что и мои коллеги – студенты, и молодые врачи – стали более активными в исследовательской деятельности, советуются, обсуждают со мной свои идеи и предложения.

Еще один положительный эффект, на мой взгляд, в том, что сам факт вручения премии Президента молодым ученым привлекает внимание общества к науке. Средства массовой информации вспомнили, что 8-е февраля, когда в Кремле вручалась премия, является официальным Днем  российской науки. А то получается, что День космонавтики, День ВМФ, День десантника у нас отмечают, а День науки  - нет…

А как бы Вы хотели, чтобы наука освещалась в СМИ?

Можно снять документальный или художественный фильм про ученых, показать, как рождается идея, проводятся исследования, достигается результат.  Какие они – люди, работающие в науке. Многие думают, что это «ботаники» в очках. Но ведь ученые очень интересные, творческие люди,  зачастую талантливые в искусстве, спорте и других областях. Лично я с огромным удовольствием посмотрел фильм «Мой муж — гений», в котором академик Ландау показан не только как ученый, но и как человек, со своими интересами, привязанностями, недостатками… Побольше бы научно-популярных программ. К сожалению, их так мало на нашем телевидении.

Расскажите, пожалуйста, о своих увлечениях…

Одиннадцать лет жизни посвятил профессиональному спорту — занимался конькобежным спортом, стал мастером спорта России, чемпионом Москвы, призером первенства России, победителем конькобежного марафона на 50 км в финском городе Куопио. Сейчас тоже иногда с друзьями хожу на каток, даже участвую в соревнованиях на первенство Москвы среди ветеранов. Своим увлечением спортом я обязан своему отцу, мастеру спорта СССР по гребле на каноэ, члену сборной команды страны, чемпиону СССР. Очень люблю путешествовать по историческим местам, где можно увидеть  удивительные вещи. Летом планирую поехать на машине на родину своего дедушки в Белоруссию, посмотреть Брестскую крепость, встретиться с друзьями.

Одно увлечение появилось в процессе работы. В одной из своих монографий хотел использовать афоризм на медицинскую тему. С удивлением обнаружил, что такой сборник не издавался. Тогда я начал составлять его сам.  Перебрал огромное количество книг, в том числе и очень старых, выпущенных еще в XIХ веке. В итоге появился на свет сборник медицинских афоризмов, тираж которого в тысячу экземпляров уже почти распродан. Сейчас подготовлен второй сборник афоризмов о медицине, который я посвятил юбилею Alma Mater. В минувшем году Московская медицинская академия имени И.М. Сеченова отметила 250-летний юбилей. Я хотел бы еще раз поздравить всех сотрудников Академии, пожелать им благополучия и творческих успехов во благо наших пациентов.


Исходная статья: STRF.ru
Авторы:  Наталья Быкова