«ПЕРВЫЙ СРЕДИ РАВНЫХ...»
Нормативные документы
Противодействие коррупции
Поступающим
Студентам
Выпускникам
Проект 5-100
Аккредитация специалистов
23.02.2009

Грамотная помощь в первый час решает многое

Что такое неотложная кардиологическая помощь? Спасет ли она нас в случае инфаркта? 

Об этом мы говорим с доктором медицинских наук, профессором, заведующим кафедрой профилактической и неотложной кардиологии факультета последипломного профессионального обучения врачей Московской медицинской академии имени М. И. Сеченова Абрамом Львовичем Сыркиным.

Скорее, скорее!
– Что такое неотложная кардиология: немедленное появление врача у постели больного или немедленная перевозка больного в клинику?

– Неотложная кардиология – это немедленное появление врача рядом с больным. В некоторых странах Запада – даже необязательно врача, а парамедика – человека, который владеет методом массажа сердца и может включить дефибриллятор (прибор, который электрическим разрядом восстанавливает работу сердца). Недаром на Западе такие приборы есть на стадионах и в местах массового скопления людей, и работе с ними обучают не только врачей и медицинский персонал, но и полицию, пожарных, службу, которую мы называем службой МЧС, да и просто население.

Но даже если человек, оказавшийся рядом с тобой в первые минуты, спасет тебя от немедленной смерти, дальше нужно быстро ввести препарат, который позволяет растворить тромб – сгусток крови, закрывший сосуд. Этот сосуд питает сердечную мышцу, которая без питания погибает. Ввести такой препарат может врач «скорой помощи», не дожидаясь, пока больного довезут до больницы, потому что эти первые десятки минут могут оказаться решающими. Растворение тромба называется тромболизис. Так вот в кардиологии даже есть понятие «золотой час тромболизиса». Оно говорит о том, настолько важны эти первые десятки минут.

Но дальше возникает необходимость в таких видах медицинской помощи, которые возможны только в специальном стационаре. Часто надо произвести коронарографию – ввести контрастное вещество в сосуды сердца и посмотреть, где «застрял» этот тромб. Сосуд в этом месте можно расширить, тромб удалить, поставить стент – устройство, которое позволяет поддерживать стенки сосуда в расширенном виде. Если медицинское учреждение не имеет возможности сделать коронарографию и установить стент, желательно как можно быстрее, за несколько десятков минут, перевезти больного в то место, где это можно сделать.

Инфаркт миокарда – это такая болезнь, которую, с одной стороны, можно перенести на ногах и практически не заметить и лишь годы спустя узнать, что инфаркт у тебя был. А с другой стороны, можно с первых минут находиться в руках самых лучших врачей, имеющих самое лучшее оснащение, и при этом умереть.

Но между этими двумя полюсами огромная масса людей, для которых исход будет зависеть от того, насколько своевременно и грамотно им будет оказана помощь.

Другой путь
– Я даже не представляю, как это реально осуществить?

– Для этого надо иметь дисциплинированных водителей, которые уступят дорогу машине «скорой помощи».

– А как неотложная кардиология работает в регионах?

– Очень многое зависит от власти на местах. От того, насколько она понимает ситуацию. Мы ездим по городам, говорим с коллегами и часто видим прекрасно подготовленных врачей. Но не всегда у них есть препараты и оборудование для необходимых вмешательств. Не освоено стентирование.

– Невеселая картина.

– Но есть другой путь: надо лечить больного до того, как инфаркт возник. Существуют предвестники: нестабильная стенокардия – это когда во время физической нагрузки, при эмоциональном напряжении появляется давящая боль в груди… У человека резко падает переносимость нагрузок. Появление стенокардии и быстрое ее нарастание, особенно приступы в состоянии покоя, – все это часто предшествует инфаркту. Надо таких больных выявлять и активно лечить, а они нередко не идут к врачу, не понимают серьезности своей болезни.

Наш вклад в наши инфаркты
– Пожалуй, пора поговорить о нашей собственной ответственности за наши инфаркты.

– Инфаркты стали моложе. У многих людей очень высокий уровень гипертонии, высокий уровень холестерина в крови. Но большинство не придает гипертонии значения: не думает о ней вообще или плохо лечится. А гипертония – одна из важнейших предпосылок инфаркта. Во многих странах частота инфаркта миокарда падает, а у нас его случаев не становится меньше. Наши люди не следят за питанием, очень много курят, не борются с избыточным весом.

– А что человек ощущает во время инфаркта?

– Чаще всего это боль за грудиной, которая может отдавать в левую руку, в левое плечо, в шею. Нередко приступ сопровождается нехваткой воздуха, удушьем… В отличие от стенокардии приступ длится дольше, покой и нитроглицерин не помогают.

– Что человек должен сделать в этот момент, кроме того чтобы вызвать «скорую»? Принять нитроглицерин?

– Принять нитроглицерин и, если он не помогает, разжевать таблетку аспирина, а потом вызвать «скорую помощь».

На самом деле наша санитарная пропаганда должна обучать навыкам экстренной помощи старшеклассников, студентов колледжей и институтов. Писать об этом статьи недостаточно. Их читают, как мне кажется, в основном больные. А обучать надо здоровых. Не только как помочь себе, но и как помочь другому: родственнику, коллеге, случайному человеку, который упал на улице…

Несколько лет назад я был на конгрессе во Франции. Нам показали фильм, как в Северном море на буровой платформе у норвежского нефтяника возникает инфаркт миокарда. И его товарищи по работе, не то что не врачи, а вообще не медики, проводят ему дефибрилляцию сердца. И нам надо всех обучать оказывать экстренную помощь.

Кто пойдет учиться на врача?
– Абрам Львович, вы много лет преподаете в том же вузе, который когда-то окончили сами. Старшее поколение часто сокрушается, что молодежь сегодня плохо образованна, не способна ничего произвести, открыть в науке… Как вы оцениваете молодежь, которую видите каждый день?

– Это не так. Талантливые и образованные молодые люди есть и сегодня. Но они видят, что зарплата медицинских работников сейчас, к сожалению, недостойна их труда. Раньше мы все были бедными. Сегодня разница в заработках – огромная. Человек, который даже очень хочет стать врачом, хорошо подумает, прежде чем пойти на него учиться, потому что ему не на что будет содержать семью. А ведь профессия врача требует от человека полной отдачи. Он не может быть на работе равнодушным, а вечер посвятить какому-нибудь хобби. Поэтому талантливые мальчики и девочки, которые могли бы стать врачами, идут в другие профессии, где они могут заработать больше.

– Я на сайте Медицинской академии прочитала, как студенты обсуждают преподавателей. Про вас там пишут: «Сходила к нему на кружок и влюбилась с первого взгляда…», «Сыркин полностью соответствует моему собирательному образу настоящего врача»…

– Я сейчас обучаю уже не студентов, а врачей, но студенческий кружок все равно веду. Наши ребята второй год подряд выигрывают студенческую олимпиаду, и я совершенно счастлив.

Где, вы говорите, обо мне это пишут? Не буду делать вид, что такие отзывы мне безразличны.


Исходная статья: АИФ №8 от 19 февраля 2009
Авторы:  Марина Матвеева