«ПЕРВЫЙ СРЕДИ РАВНЫХ...»
Нормативные документы
Противодействие коррупции
Поступающим
Студентам
Выпускникам
Проект 5-100
Аккредитация специалистов
27.10.2008

Новая парадигма среднего образования

По мнению ряда российских специалистов, занимающихся проблемами управления образованием (В. И. Ерошин, B.C. Лазарев, Ю.С. Алферов, М.М. Поташник, И. П. Смирнова и др.), становление и усиление административно-командной системы управления в 30-х годах XX века сделали невозможным поиск принципиально иных форм и методов управления в сфере образования. Одна из причин по которым эта концепция просуществовала до наших дней стал запрет педологии. Хотя принципы, этой системы сформировались еще в XIX веке, но сама система оформилась только в 30-е годы XX века. Вот некоторые принципы этой педагогической концепции:

  • все ученики обладают одинаковой способностью усваивать любой материал;
  • если ученик чего-то не знает – значит, он не хочет знать;
  • наказание искореняет лень ученика.


Управление образованием в бывшем СССР до 90-х годов XX века строилось на теоретической базе начала XX века и в современных условиях не может эффективно обеспечивать его функционирование. Анкетирование, проведенное в ИРПО (обобщены анкеты 112 директоров учреждений среднего профессионального образования (УСПО) в 2001 - 2003 гг.), показало, что 74% директоров УСПО не владеет умениями системного управления, не знакомо с системой оценки возглавляемых учебных заведений. В связи с этим, следует признать факт, что среди специалистов в нашей системе среднего образования преобладают неквалифицированные кадры. Например, судя по исследованию ВЦИОМ и Левада-Центр, проведенному накануне 1 сентября 2008г., 53% россиян заявили, что на сегодня ни они, ни их дети хорошего образования в России получить не могут, а 43% сообщили, что в принципе не удовлетворены нынешней системой образования в РФ, и только 25% ответила, что «удовлетворена». При этом 47% опрошенных убеждены, что за последний год качество работы системы образования в России не изменилось, 20% считают, что качество только ухудшилось, 23% полагают, что в образовании есть улучшения. Неудивительно, что более половины граждан РФ не доверяют системе образования. Теперь, во время демократизации образования, можно выбирать школы, но, к сожалению, нельзя выбирать министерство образования, стандарты которого довлеют над всем процессом образования и воспитания в любой школе РФ.

Современная система среднего общедоступного образования не отвечает современным требованиям жизни. Например, министерство образования и науки не ссылается в законодательных актах на педагогические теории, которые ложатся в основу законодательных актов министерства. Неизвестно какой педагогической теорией руководствовались чиновники, когда решили проводить дискриминацию (ущемляются права граждан РФ, если их познавательная деятельность не соответствует стандартам минобразования) среди учащихся по специфики развития умственной деятельности (это проявляется в принудительном оставлении на второй год, принудительный перевод и отказ в выдаче аттестата, п.4 ст.17 ФЗ РФ «Об образовании», приказ Министерства Образования РФ от 3 декабря 1999 г. N 1075) и нарушить пп. 1,2,4 ст. 43 Конституции РФ, которая гарантирует общедоступность и обязательность получения среднего образования, а не усвоение материала. Указанные акты министерства также вступают в противоречие с теорией о правополушарном и левополушарном мышлениях, которая стала одной из основополагающий концепций в психологии. Но эта концепция никак не отражается в деятельности минобразования. Наоборот, указанные акты и другие законодательные актам министерства, продолжают принцип наказания из средневековой педагогической теории, когда неуспевающего ученика надо было наказать, только вместо розг используют оставление на второй год и общественное порицание. Неужели эта педагогическая концепция средневековья ближе министерству образования концепций К.Д. Ушинского, Л.С. Выготского, А.Р. Лурия, П. Я. Гальперина, А.С. Макаренко и других великих педагогов, которые выступали против наказаний в принципе, за подгонку методов образования под познавательные процессы ребенка, а не наоборот. Если оставление на второй год и отказ в выдаче не наказание, а целесообразная воспитательная мера, тогда почему общество не информировано, в чем заключается этот воспитательный процесс и в соответствии с какой познавательной теорией он проводится.

Трудно сравнивать нашу унифицированную систему образования с дифференцированными европейскими. Например, во Франции, решение об оставлении на второй год принимается только после индивидуального собеседования с родителями и учениками, предложения сменить направление или место обучения, при этом сам процесс не закреплен законодательно, а решается очень избирательно на месте. Особенность французских лицеев не только в том, что там практикуется индивидуальный подход к ученикам, но и в том, что каждая дисциплина разбивается на три уровня, и ученик может самостоятельно выбирать, в какой степени он хочет овладеть той или иной дисциплиной. В Германии актуально публично обсуждается проблема, является ли второгодничество злом или благом для детей, родителей и общества. При этом в разных землях свои правила по оставлению. В Германии, так же как и во Франции действует система ступеней по освоению того или иного предмета, которая позволяет развивать индивидуальные способности, не акцентируясь на том, к чему нет интереса. Эксперты подсчитали, что в Германии на второгодников тратит в год 1,2 млрд. евро государство и 4,4 млрд. евро родители. Исследования, проведенные в США и Швейцарии, показали, что ученики, отстававшие по математике и языкам, после условного перевода их в следующий класс достигают по этим дисциплинам значительно лучших результатов, чем второгодники (Европа-Експресс от 23.04.07 №17(477)). Проблема перевода в следующий класс есть и США, но там система образования децентрализована, поэтому вопрос кого оставлять решает не «центр», а в разных штатах по разному, и там также как и в Европе проводятся публичные обсуждения этого явления.

Следующая претензия к Минобразования сводиться к введению ЕГЭ. Введение ЕГЭ также укладывается только в логику образовательных теорий начало XX века, где ученик – пассивный слушатель, а неуспеваемость связана с ленью. Явным популизмом является и сама формулировка поправки к ФЗ РФ «Об образовании», которая вводит ЕГЭ на законодательном уровне. Например, термин «объективная оценка» предполагает проверку всех тем по предмету, а не несколько вопросов по предмету. «Освоение федерального компонента» не может ограничиваться только стандартным набором текста ответа, в силу п.1 ст. 2 ФЗ РФ «Об образовании», где говориться о свободном развитии личности. Т.к. формализация экзамена лишает возможности оценить способность к мышлению, что является основой для свободного развития личности. Поэтому ЕГЭ способствует развитию механической зубрежки, утрате самостоятельного мышления, развитию односторонне направленной личности. По статистике ВЦИОМ, на 8 вопросов ЕГЭ, заданных взрослым в марте 2008г. 45% из них дали менее 4 правильных ответов, что гарантирует двойку на экзамене, а 5 баллов получили бы только 4%. А по мнению Заместителя председателя думского Комитета по образованию и науке Олега Смолина, с которым мы согласны, ни одна из серьёзных заявленных целей ЕГЭ не была достигнута.

Минобразования в ФЗ РФ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с установлением обязательности общего образования» вносит обязывающие стандарты образования, ограничивая действия учителя учебниками, что ставит всех преподавателей средних образовательных учреждений перед выбором либо отказаться от какого-либо индивидуального подхода, сводя роль учителя к бездумному автомату повторения и оценки, либо нарушать законодательство.

За 2007-2008 год минобразованием внесено несколько изменений в ФЗ РФ «Об образовании», но широкой дискуссии своих проектов в СМИ, среди родителей не проводилось, что показывает, не демократический характер деятельности министерства. Эту закрытость минобразования подтверждают данные полученные 28-29 июня 2008 г. в ходе опроса ВЦИОМ, в котором 42% россиян не знают что такое государственный экзамен, 49% — зачем он нужен, 7% — считает его вредным, 4% — шанс поступить в ВУЗ. Данные фонда «Общественное мнение», полученные 12-13 июля 2008 г., говорят, что: 39% россиян не знают о введении ЕГЭ, 38% - «что-то слышали», 19% - впервые услышали о реформе. Также неизвестна причина изменения федеральных законов вместо формирования собственной законодательной базы министерства для реализации своих проектов. Хотя такая методика была бы наилучшей при попытке отвести эти проекты подальше от критики, а еще лучше было бы ввести эти нововведения в Конституцию РФ.

О низком уровне среднего образования в РФ говорят и данные тестов PISA (Международная программа оценки школьников): среди 15-летних школьников Россия по математике и естественным наукам в 2003 г. заняла 36-е место из 40, в 2007 г. разделила 33-38-е из 57. Эта ситуация заставила министр образования признаться на заседании Госдумы 3 сентября 2008г., что существующая система школьного образования крайне плоха. Он заявил также: «Мы считаем, что надо менять методику преподавания и улучшать качество подготовки учителей». При таком положении вещей трудно назвать российское среднее образование не только передовым, но и способным подготовить кадры для технологического прорыва. Плохая подготовка учителей также органично укладывается в вышеописанную педагогическую концепцию 30-х годов XX века, которой руководствуется Минобороны. В этой концепции функция учителя заключается только в механическом повторении материала и оценки ученика, а такая простая работа не требует специальной подготовки и должна оплачиваться минимально. Следовательно, лозунги о гуманистическом характере образования, приоритете общечеловеческих ценностей, свободном развитии личности, озвученные в п.2 ФЗ РФ «Об образовании» так и остались только на бумаге, т.к. у минобразования нет механизмов для реализации этих идей. А для создания таких механизмов нужна не очередная заплатка советской системе образования, а создание других принципов организации работы министерства образования, т.к. вся структура системы образования выстроена в соответствии с концепцией 30-х годов XX века, где наиболее эффективной системой управления является централизованная административно–командная система управления.

Кто ставит цели и задачи для министерства образования и науки? Специалисты этого министерства. Кто осуществляет контроль выполнения поставленных целей и задач? Снова специалисты министерства. Получается замкнутый круг, «самообслуживание». В таком замкнутом круге является плодотворной почвой для организации своей исключительно в угоду своих нужд. Для того, чтобы разорвать этот круг нужны люди с новыми взглядами в управлении системой, но люди с новыми взглядами сами собой появиться в системе, привыкшей работать по своим правилам, появиться не могут. Очевидно, что необходимо разорвать этот порочный круг, также очевидно, что сама система образования это сделать не в силах. Так кто же должен решать какое среднее образование нам необходимо и производить контроль за реализаией этого образования, если министерству этого доверить нельзя?

Одна надежда – президент или Госдума могут иногда заметить, что министерство образования уже совсем не отвечает требованиям государства, а наше образование намного ниже мировых норм. Но такое бывает: а) не системно, б) фрагментарно, в) уже когда отклонения слишком заметны на глаз неспециалисту и даже навскидку. Такое положение вещей не способно принципиально изменить ситуацию, т.к. в кризисный момент необходим более частый и тщательный контроль над деятельностью ведомства.

Непосредственным потребителем услуг, оказываемых министерством образования и науки, является маленький гражданин РФ. Поэтому, министерство обязано реализовывать право на образование этого человека, а не готовить людей сообразно своим методологическим стандартам, к чему ведет жесткая регламентация и унификация программ, учебников, экзаменов и отсутствие внешнего контроля за этой деятельностью. Право на образование необходимо реализовывать в силу желаний и способностей самого человека. Возможно, маленький человек еще не знает своих желаний и своих способностей, но для защиты его интересов и существуют родители. Именно поэтому, мы предлагаем родительскую систему контроля над деятельностью системы среднего образования.

Кто-то может спросить, как могут неспециалисты оценить и уж тем более контролировать работу специалистов? Согласен, что родитель – это не специалист в вопросах Министерства образования и науки, но он специалист в вопросах развития своего ребенка больше чем любой работник Министерства. Каждый из нас способен оценить работу водителя, электрика, слесаря, сантехника, строителя при этом не будучи специалистом в этом деле. По истечению десятка лет качество работы способен оценить любой неспециалист, отличие специалиста в том, что он оценит качество намного раньше. А если неспециалист будет кровно заинтересован в адекватной оценке работы кого-либо, то он найдет время и возможности разобраться в этом на уровне не хуже, а то и лучше специалиста. Система среднего образования у нас существует более 70 лет, методы, которыми пользуется министерство, тоже работают не первый год. Конечно, родителям сложно будет оценить новые идеи системы образования, но даже после первого года эксперимента они способны дать оценку этой идее. Поэтому мы считаем, что родительские активисты, даже если сейчас и не являются специалистами в системе образования, за короткий срок станут компетентными оценщиками работы системы образования, т.к. заинтересованы его работе. Возможно, что нереализованные проекты родителям будет сложно адекватно оценить, но можно не сомневаться, что уже проделанную работу они оценят адекватно.

Одна из форм – проведение общероссийских съездов представителей родительских комитетов от регионов. Этот орган будет иметь право формировать политику в области реализации права на бесплатное среднее образование и проводить контроль исполнения этой политики. Съезды можно проводить раз в четверть или раз в полгода. А при существующих информационных технологиях можно намного упростить технические вопросы, например, заранее обговорить повестку или даже провести дистанционно заседание. Также предлагаем отменить практику реализации политики Министерства образования через ФЗ РФ, постановления Правительства РФ. В этом случае родители, как законные представители своих детей, смогут эффективно контролировать работу Министерства образования и быстро и эффективно направлять его работу в общественно значимое русло. Министерство образования и науки для более эффективного взаимодействия с родительскими комитетами, предлагаем разделить на Министерство среднего образования и Министерство высшего и профессионального образования и науки, или сделать соответствующее разделение в рамках существующего министерства.

Предвидя возражение по поводу несоответствия стандартов среднего и высшего образования, хочется заметить, что этот момент непринципиален, т.к. средние образовательные учреждения будут готовить абитуриентов, отталкиваясь от возможностей и желания учеников, которые будут представлять родители, а высшие и профессиональные учреждения смогут выставлять для абитуриентов те требования, которые посчитают необходимыми для себя. А за счет более глубокой специализации школьники смогут учиться лучше по тем предметам, которые им интересны и которые им понадобятся в ВУЗе, а двойка в аттестате будет означать только лишь отсутствие интереса к этому предмету – не более. В результате не только более подготовленные абитуриенты найдут свои ВУЗы, но и «двоечники» смогут поступить в те ВУЗы, которые согласны их будут принять, но в которые они бы не поступили при отказе в выдаче аттестата. Например, двоечник по естественным наукам сможет поступить на гуманитарную специальность и наоборот.

Введение таких съездов и работа в них сможет предоставить ценный опыт демократизации участникам, который можно будет применить и в других процессах демократизации работы органов власти.

С помощь общероссийских съездов представителей родительских комитетов можно будет достичь нескольких целей:

  • Сделать максимально открытую и доступную для понимания граждан РФ систему среднего образования.
  • Запустить механизмы контроля над деятельностью и финансированием системы образования.
  • Согласовать деятельность системы образования с общественными интересами.
  • Увеличить доверие к системе среднего образования.
  • Увеличить количество свободно развивающихся личностей .
  • Получить «кузницу кадров» для других общественных форм контроля государственных структур.

Исходная статья: www.eduhelp.ru
Авторы:  Клюев Андрей Александрович