«ПЕРВЫЙ СРЕДИ РАВНЫХ...»
Нормативные документы
Противодействие коррупции
Поступающим
Студентам
Выпускникам
Проект 5-100
Аккредитация специалистов
Образование определяет все 22.10.2008

Образование определяет все

С одним из активных разработчиков Концепции развития фармацевтического образования до 2020 г., деканом факультета послевузовского профессионального образования провизоров ММА им. И.М.Сеченова Еленой МАКСИМКИНОЙ беседовала наш корреспондент Анна Шарафанович.

Елена Анатольевна, почему возникла необходимость в создании Концепции развития фармацевтического образования в России?

— К 2010 г. должна завершиться процедура интеграции российского образования в международную систему. Учитывая активную экспансию иностранных сетевых аптечных структур, производителей, дистрибьюторов, конкуренция на отечественном фармрынке возрастет многократно. Мы просто должны принять правила игры, существующие, в том числе, и в системе фармобразования за рубежом.
Само слово «концепция» означает «точки зрения». У научного сообщества должны быть концептуально обоснованные точки зрения на то, как должно развиваться направление, которым они занимаются. Разработка данной концепции — это не дань моде, просто назрела необходимость соединить различные точки зрения индивидов и представить их государству, у которого должно быть свое глобальное видение процессов, от которых зависит жизнедеятельность любого цивилизованного государства. В проекте я представила собственную точку зрения на то, какими бы я хотела видеть изменения в системе фармобразования.
Этот проект — часть концепции развития всей системы российского здравоохранения, потому что оно, как и любое другое направление, не может существовать без кадров, которые, в свою очередь, невозможно представить без хорошего образования. Образование определяет все. Мне импонирует возможность взглянуть на проблему образования с международной точки зрения, а также идея т.н. комплексного подхода, который будет заложен в новых образовательных стандартах и который подразумевает наличие у потенциального специалиста не только определенных навыков, но и совершенствование его как личности. А развитие личности определяется, в том числе, и составом педагогов, которые тоже должны быть личностями. Считаю, что настало время качественного роста, когда количество концепций должно перерасти в их качество. Чем больше будет точек зрения, тем лучше.

Есть ли четкое представление, как эффективно сочетать образовательный процесс и получение практических навыков?

— Концепция фармобразования многогранна и затрагивает все направления. Кадровая подготовка — это лишь одно из них. Сегодня студент, будущий фармспециалист, учась в учебном заведении, я считаю, получает избыточное количество знаний. Разрыв между тем, что он знает, и тем, что от него потребуют на практике, обязательно вызовет неудовлетворенность.
Выпускник фармацевтического вуза сталкивается сегодня с суровой реальностью в большинстве регионов нашей страны (в Москве больше шансов трудоустроиться). Практически единственным местом работы для молодого специалиста является аптека, «первый стол». Знаю, что в России есть такая неприглядная практика, когда выпускники вузов ждут очереди, чтобы занять провизорскую должность, работая в аптечных учреждениях охранниками. Потому что в некоторых регионах наблюдается переизбыток кадров, особенно в городах с населением меньше одного миллиона человек и действующим вузом фармацевтической направленности, а также небольшим количеством аптечных организаций.
Не только знания, но и личные качества должны соответствовать выбранной профессии. Я не согласна, что не устраиваются дополнительные испытания для людей, которые приходят работать в здравоохранение. Понятно, что мы испытываем кадровый голод, но когда, знаю не понаслышке, специалист приходит на обучающий тренинг, проводимый педагогами возглавляемого мною факультета, и заявляет, что все приходящие люди в аптеку его страшно раздражают, то думаешь, как этот человек вообще пришел в фармацию?!

Возможно ли в учебном заведении скорректировать упомянутые Вами недостатки?

— Фактор лояльности к людям, которые приходят в аптеку со своими проблемами за фармацевтической помощью,
должен присутствовать изначально. фармации, стараются повысить статус фармации в целом и фармспециалиста в частности. В Европе близки к тому, чтобы разрешить фармработникам выписывать рецепты на ЛС по показаниям, не требующим диагностики. В Великобритании и Франции этот опыт уже постепенно внедряется. Это включает фармспециалиста в лечебный процесс, накладывая на него одновременно и юридическую ответственность за пациента. В России фармспециалисты ограничиваются устными рекомендациями, но какого качества? К примеру, в аптеках часто проводятся акции «Препарат дня»: определенное лекарственно средство предлагается всем посетителям, вне зависимости от потребности в нем.
Вы спрашиваете, можно ли скорректировать? Да у нас в учебных планах вузов нет ни одной дисциплины, которая развивала бы коммуникативные навыки. Нет дисциплины «Социальная фармация», которая бы учила общению, взаимодействию с потребителем. А в европейских вузах такая дисциплина есть.

Что мешает ввести дисциплину «Социальная фармация»?

— Во-первых, об этом должны знать. Не всем специалистам знакома подобная дисциплина, существующая сегодня только в зарубежных учебниках. Перевод, который сделали сотрудники нашего факультета, дал нам возможность познакомиться с содержательной частью.
Это очень интересно. Нужно углубляться в психологию, социологию и др. науки. Один из основных навыков при любых продажах — это коммуникация, насколько ты умеешь взаимодействовать с людьми. Безусловно, мы должны реагировать и на функциональные изменения дея- тельности фармспециалистов. У нас до сих пор значительное количество времени студент тратит на освоение химических дисциплин, хотя объем работы специалистов-химиков не такой большой. Излишне много времени занимает дисциплина, посвященная теории и практике изготовления лекарственных препаратов в аптечных организациях. Немногие аптеки берутся сегодня за изготовление лекарств: дело это затратное, не очень-то востребовано, требует соблюдения жестких условий. В свое время я предлагала коллегам провести, как в Великобритании, широкомасштабное исследование, чтобы посмотреть, какие должности занимают наши выпускники и какие функции они выполняют.
Сегодня академическая общественность ломает копья, какие специальности вводить, какие считать основными, а какие дополнительными, потому что никто не знает реальной картины, на каких должностях и в каких организациях работают выпускники.

Наверное, это трудоемкая работа — провести такое широкомасштабное исследование?

— Нет, это вполне реально. У нас огромное количество вузов и курсов повышения квалификации. Опросить слушателей, где они работают, элементарно. К тому же мы очень активно сотрудничаем с различными ассоциациями, например с РААС. Думаю, наши коллеги не откажут нам в возможности провести такой опрос, собрав базу данных. Тем более что сетевые аптечные структуры, входящие в РААС, находятся по всей стране, что поможет собрать объективную информацию. Сделать это нужно. Недавно вышедший приказ №112 Минздравсоцразвития РФ о номенклатуре специальностей замыкает фармацевтических работников в рамках трех специальностей. С одной стороны, их не хватает, с другой — невозможно расширять их до бесконечности. Надо определиться, что это за должности, как их выделить. Есть, например, проблема, как назвать специальность для тех людей, которые идут работать в аптеку за «первый стол».
«Первостольник» — это неофициальное название. Я предлагаю для провизора, работающего в аптеке и обслужи-
вающего население, ввести специальность «социальная фармация». Это предложение вошло в проект концепции. Часть предложений, которые я подавала, вошли в общее предложение ММА им. И.М.Сеченова по разработке Концепции развития медицинского и фармацевтического образования.
Чтобы прийти к консенсусу, нужно знать еще и мнение работодателей, какие специалисты им нужны. Замечу, сейчас наши дорогостоящие специалисты бесплатны для работодателя.

Кто в России из работодателей может оплачивать обучение своих специалистов?

— Это компании-производители, владельцы аптечных сетей. К примеру, владелец аптеки в Дании ежегодно вкладывает в образовательную систему 20 000 евро, даже если к нему не приходят новые специалисты. Это его обязанность.
Это решение Ассоциации, куда входят всего 270 аптек. Понятно, что, вкладывая средства, они могут на что-то претендовать, корректировать учебные планы. Нам же часто не хватает взгляда работодателя. Меня вообще не устраивает тот низкий уровень социального партнерства, который существует на сегодняшний день.

Почему так получается? Работодателям это не нужно? Разве они не заинтересованы в подготовке кадров, которые сегодня в серьезном дефиците?

— Настало время задать этот вопрос ассоциациям, объединяющим фармкомпании и аптечные сети. Я знаю только одну компанию в Москве, которая обратилась в наше учебное заведение с просьбой о продлении корпоративного обучения. Это аптечная сеть «36,6».

Какие предложения в Концепцию внесли лично Вы?

— Каждый должен нести личную ответственность за то, что он предлагает. Для меня в приоритете — мои ученики. Больше 20 лет я преподавала на вузовской ступени образования и считаю, что при разработке концепции должны думать, прежде всего, о том, что получат наши выпускники, насколько они будут довольны процессом обучения, останется ли у них желание развиваться дальше. Я хочу, чтобы желание осталось, чтобы они получали удовольствие от своей работы.
Я являюсь сторонником Болонского процесса. Хочу, чтобы у моих учеников была максимальная степень свободы. Открытие границ, интеграция — это только увеличение возможностей для человека. И таких возможностей должно быть много.


Исходная статья: журнал "Российские аптеки" 11 2008