«ПЕРВЫЙ СРЕДИ РАВНЫХ...»
Нормативные документы
Противодействие коррупции
Поступающим
Студентам
Выпускникам
Проект 5-100
Аккредитация специалистов
25.09.2008

КРУГЛЫЙ СТОЛ: «Проблема подготовки и восстановления кадрового потенциала для высокотехнологичных отраслей на примере российской фармацевтической промышленности»

... Михаил ПАЛЬЦЕВ, ректор Московской медицинской академии им. И.М. Сеченова:

Уважаемые коллеги! Я бы хотел высказать несколько соображений по поводу подготовки кадров для фармацевтической индустрии. Дело в том, что в последние годы были сбиты ориентиры в подготовке фармацевтических кадров. Это было связано с тем, что Россия была нацелена на заготовку и приобретение импортных лекарств. Вы знаете, что развились крупные дистрибьюторские компании, которые по существу являются основными, которые привлекают выпускников фармацевтических вузов для работы в своих компаниях. Они только в последние годы начали заниматься производством, начали немного вкладывать в науку. Поэтому, по сути дела, в последние 15-20 лет фармацевтические вузы готовили продавцов фармацевтических товаров. К чему это привело? Для того чтобы открыть аптеку, нужно иметь диплом фармацевта. Конечно, небольшая сеть фармацевтических вузов, которая существовала в России, эти проблемы решить не могла. Поэтому сегодня только в Москве восемь факультетов: один имеет Московская медицинская академия — фармацевтический факультет, старейший в России, в этом году ему исполняется 75 лет, где готовят фармацевтов; готовит МГУ, готовит РГМУ, готовят в Менделеевском и т.д. Но все выпускники этих факультетов нацелены на то, чтобы идти в дистрибьюторские компании, получать стартовую зарплату в 1 000, до 1 500 долларов, а после соответствующей подготовки — 2 000 долларов. В принципе, для молодого выпускника — а в последнее время преимущественно женщины овладевали фармацевтикой — это очень хорошая зарплата. И потребности в специалистах, усовершенствовании специалистов в области аналитики, в области разработки новых лекарств — собственно говоря, эта задача не была сформулирована перед факультетами.

Надо иметь в виду ещё одну особенность. Особенность фармацевтического факультета (или института) состоит в том, что он должен иметь очень хорошую исследовательскую и учебную базы. Есть три обязательных составляющих. Это ботанический сад — небольшая оранжерея или ещё что-то, где выращиваются и перерабатываются лекарственные растения. Второй — это научно-исследовательская лаборатория или научно-исследовательский институт. Условие обязательное. Должна быть производственная аптека и опытное производство. Это имеет Московская медицинская академия, Пятигорский фармацевтический институт, кое-что присутствует в других институтах, но в большинстве этого нет. Поэтому выпускники фармацевтических факультетов сегодня занимаются, извините за грубость, начётничеством. Это грифель, грифельная доска, кусок мела, в последнее время — компьютеры, многочисленные рассказы, ну и показ каких-либо химических реакций в случае химического вуза — они сейчас имеют хорошие, добротные химические кафедры. Поэтому если говорить всерьёз о подготовке кадров для фарминдустрии, конечно, нужно думать о другом подходе. Должен быть сформулирован заказ. Заказ должны формулировать и государство, и фармсообщество.

Государство в последние 15 лет перед нами формулировало заказ: «Дайте нам тех, кто будет покупать и продавать лекарства». И мы этот заказ выполняли. Другого заказа не было — у нас не просили химиков и аналитиков. В последние годы Росфармнадзор и Роспотребнадзор во главе с господином Онищенко стали требовать специалистов-аналитиков — для того чтобы определять контрафактные лекарства, для того чтобы проконтролировать продукты. Мы таких специалистов тоже начали готовить, но в очень небольших количествах. Вот это основное — заказ нужно формулировать вместе с бизнес-сообществом. Мы должны понимать, кого мы готовим. И тогда выстроится рейтинг тех факультетов и многочисленных вузов, которые есть: кто кого будет готовить? Специалисты типа продавцов в аптеках тоже нужны. Но это другой уровень подготовки.

Я хотел привести ещё один очень важный пример: как Европа относится к подготовке фармацевтических кадров. В 2005 году на Мальте состоялось крупное совещание деканов фармацевтических факультетов Европы. Была принята так называемая Мальтийская декларация. Европа отказалась от подготовки бакалавров в области фармации. Пятилетнее образование является обязательным. И специалист — это основная специальность. У нас до сих пор в Минобре я веду бесплодные дискуссии; иногда нам удаётся договориться, в частности Нелли Михайловна Розина очень поддерживает мою позицию о том, что мы не должны переходить на подготовку бакалавров. Что такое, если Россия примет решение готовить бакалавров по фармации? Все фармучилища, которые осуществляют четырёхлетнюю подготовку фармацевтов, становятся вузами. И к 3 000 вузов, которые уже есть в России, добавляются ещё два десятка. А магистров начинают готовить те факультеты, которые, в общем-то, как вы видите, не справляются с задачей. Это первое обстоятельство.

Второй момент: я не согласен с тем, что фундаментальная наука не производит, не разрабатывает новые виды лекарств. Она разрабатывает много видов лекарств. Но всё это остаётся в лабораториях и выходит в виде публикаций. Вы абсолютно правы — механизмов реализации нет. Это я вам говорю ответственно, как член президиума Академии наук и Академии медицинских наук. Я совершенно точно говорю: механизма передачи новых разработок нет. Механизма поощрения нет. Не надо думать, что умный хороший исследователь, который сделал хорошее лекарство, хочет побежать и продаться чужой разведке. Это не так. Он хочет, чтобы его лекарство продвигалось, испытывалось и продавалось. И механизмы для этого сделать не так сложно.

Теперь, если говорить всерьёз о подготовке кадров в фармацевтической отрасли. Готовить кадры только на химических факультетах, на фармацевтических факультетах, на биологических факультетах нельзя. Если думать о быстром прорыве, надо ведь понимать, что вузовская система очень инерционна. Это хорошо. Инерционность вузовской системы не позволяет реформам развалить образование. В этом году Московской медицинской академии исполняется 250 лет. Я буду делать доклад по этому поводу. Высшее медицинское образование переживает четвёртую реформу за 250 лет существования. Но самое интересное, что мы наступаем на те же грабли. Мы на определённом этапе начинаем плохо готовить специалистов к практической работе. Сейчас происходит то же самое. В 1840 году царём была создана специальная комиссия, в которую вошли профессора медицинского факультета Московского университета. Проблема была решена. И сейчас мы будем решать её точно так же. Мы будем делать центры общего пользования, будем передавать больницы вузам. То есть понимаете, мы наступаем на те же грабли! Если взять и вернуться к истории. Поэтому путь тоже известен, ничего нового нет. [Взять] центры превосходства. Они существуют в Европе, они существуют в Америке. Это нам понятная форма. У нас, кстати говоря, они пропагандируются, в «Поиске» была очень хорошая статья, но не воспринимают это — сenter of excellence, центр превосходства. Почему-то к нему проявляется негативное отношение. Россия только сейчас начала понимать, что нужно готовить не просто специалистов, а в том числе и элитных специалистов. В трёх тысячах вузов элитных специалистов подготовить нельзя, а в ста — можно. Это тоже надо понимать. Вокруг этих центров надо создавать центры коллективного пользования, надо создавать кластерные структуры. Никогда не подготовишь хорошего специалиста, если рядом нет кафедры, если нет хорошей лаборатории и нет опытных преподавателей.

Причём не надо, чтобы преподаватель до глубокой старости работал и преподавал — это неправильно! Преподавать должна молодёжь, которая учится и работает в лабораториях и НИИ, и совмещает, преподавая. Правильно говорится: тогда личным примером можно научить. Да, опытный лектор, известный академик, лауреат Нобелевской премии, как человек, знающий тенденции развития наук, — он чрезвычайно ценен. Это наставник. Но учить практическим наукам он не может. Я по специальности патологоанатом, но я давно не практикую. Я понимаю, что навыки с возрастом утрачиваются. Я занимаюсь другими делами, где я буду более полезен. И любой здравомыслящий человек идёт по этому пути. Эту ситуацию надо, конечно, менять путём создания кластерных структур, центров превосходства. Они должны быть сформулированы и внедрены в систему вузов, но я ещё раз говорю — не всех и не везде. Россия, конечно, богатеет, но разбрасывать деньги неправильно. Просчитать количество специалистов — они посчитаны, заказ абсолютно понятен. И конечно, вопрос назрел, без этого мы не продвинемся никуда, если не будет создана система малых предприятий. В начале 90-х годов это было можно, и мы, в том числе Московская медицинская академия, начали это делать. У нас были первые попытки трансфера технологий. Но сейчас с каждым годом количество запретов вокруг вузов нарастает. Более того, с 2010 года, если будет жёстко выполняться Бюджетный кодекс, вузы не смогут использовать свои внебюджетные средства. Это резкое падение высшего образования. И тогда нужно покупать кадры за рубежом.

На сегодняшний день мы понимаем, что хорошо подготовленный специалист дорого стоит. Нам сегодня назвали цену — сто тысяч долларов. Думаю, что не меньше. Это реальная цена. Вы не смейтесь. Мои оценки примерно такие же. Почему? Потому что сегодня надо готовить специалиста не для того, чтобы он вышел и работал всю жизнь. Надо думать о том, чтобы существовала система непрерывного развития и образования. Если мы не заложим в наши вузовские программы непрерывное развитие, мы никогда не построим инновационную экономику, никогда не подготовим те 200 инновационных лекарств, которые сегодня нужны. Спасибо.

...Продолжение


Исходная статья: STRF.ru