«ПЕРВЫЙ СРЕДИ РАВНЫХ...»
Нормативные документы
Противодействие коррупции
Поступающим
Студентам
Выпускникам
Проект 5-100
Аккредитация специалистов
19.06.2008

Деньги не вовремя — деньги на ветер?

Поиск оптимального механизма государственного финансирования науки станет едва ли не приоритетной задачей для нового президиума Российской академии наук и избранного сегодня президентом на новый срок Юрия Осипова. На необходимости пересмотреть сложившуюся практику финансирования разработок по государственным контрактам в рамках Федеральных целевых программ развития науки сделал акцент и бывший кандидат в президенты РАН, глава комитета Госдумы по науке академик Валерий Черешнев. Проблема неоднократно обсуждалась и в РАН, однако до сих пор остаётся нерешённой. Эффективно организовать работу в рамках сложившихся правил не могут сегодня даже ведущие институты Академии наук.
По данным журнала "Research & Development Magazine", в 2006 году доля бюджета в суммарном объёме инвестиций в НИОКР в России превысила 60%, тогда как в развитых странах этот показатель не достигает 30%. По мнению экспертов, поддержка внедрения разработок государством может быть оправдана в ряде случаев, но этот механизм отнюдь не идеален. Во всяком случае, если обратится к практике конкретных проектов.

Приведенные ниже примеры — вопиющие, но, увы, они не исключение, а скорее правило.

Бюрократические ловушки
Эффективность целевого государственного финансирования инновационного проекта может упасть в разы и даже вовсе сойти на нет, если деньги не придут учёным вовремя. Ведь далеко не каждый проект можно «заморозить», в ожидании, пока не «утрясутся» окончательно все бюрократические формальности.

Классический пример — «БелРосТрансген», одна из самых раскрученных в СМИ научно-технических инновационных программ Союза России и Белоруссии. Первый этап программы стартовал в октябре 2002 года и был успешно завершён через пять лет, в октябре прошлого года: учёные Института биологии гена РАН в сотрудничестве с коллегами из Научно-практического центра НАН Белоруссии по животноводству сумели получить уникальных трансгенных козлят, носителей гена лактоферрина человека. Нехватка этого иммуномодулятора у грудных детей — одна из главных причин младенческой смертности, и выпуск детского питания из козьего «лактоферринового молока» помог бы решить эту проблему. Однако как раз на этапе внедрения программа неожиданно забуксовала.

Стоимость «внедренческого» этапа программы, названного «БелРосТрансген-2», оценивается в 500 миллионов рублей, почти в 10 раз больше, чем было израсходовано на ее первый этап. Возможно, именно объем инвестиций и стал причиной дальнейших задержек: только лишь в марте текущего года было принято принципиальное решение о финансировании второго этапа программы, когда же дело дойдёт до собственно денег никто не знает.

Пока межгосударственные и государственные ведомства обеих стран согласовывают процедуры поддержки проекта, двое уникальных козлят успели повзрослеть. Необходимо организовать забор и замораживание их спермы, которая затем будет использоваться для искусственного оплодотворения — только так, создав большое стадо лактоферриновых коз, можно быстро вывести технологию на промышленный уровень. Учёным нужно как можно быстрее закупать специальное оборудование, осваивать зарубежные методики заморозки спермы — а денег на это нет. Если проект не пройдет несколько десятков инстанций хотя бы к декабрю этого года, есть риск, что все работы придётся начинать заново, говорит один из разработчиков «лактоферринового молока», заместитель директора ИБГ РАН Елена Cадчикова.

С похожей проблемой столкнулись учёные Лаборатории конструкционных сталей и сплавов ИМЕТ РАН, получившие финансирование Роснауки на разработку принципиально новой немагнитной нержавеющей стали для производства медицинских инструментов — средства начали поступать на полгода позже, чем было запланировано. Учёным был крайне необходим опытный образец нового материала для экспериментов и анализа, но ни один металлургический комбинат не согласился выплавить сталь без стопроцентной предоплаты. «В результате мы потеряли почти год, то есть половину намеченного срока», — говорит руководитель работ академик РАН Олег Банных. Обязательства перед Федеральным агентством разработчикам пришлось выполнять в авральном режиме, они были вынуждены «разбить» проект на две части, — теоретическую и практическую — как в курсовых студенческих работах. Справедливости ради надо отметить, что тогда речь о внедрении пока не шла, но пример и без того выразителен.

Задержки финансирования — одна из самых тревожных проблем еще и потому, что самим учёным обойти её трудно. Если проект финансируется в рамках госконтракта по ФЦП, то по словам заместителя директора ИМБ РАН Александра Заседателева, средства могут задержаться в Министерстве финансов на срок от трёх до шести месяцев. Агентство по науке и инновациям перечисляет деньги быстрее. Однако вопрос не в том, какая из госструктур оперативнее, а в том, что поэтапная система перечисления денег не удобна сама по себе, поскольку не учитывает особенности производственного цикла в секторе исследований и разработок. Частичный выход из положения предлагает заведующий лабораторией молекулярных технологий для биологии и медицины ИБХ РАН член-корреспондент РАН Сергей Лукьянов: «Во-первых, проводить конкурсы в текущем году на финансирование со следующего года, как это принято во всём мире. Во-вторых, разрешить разработчикам формировать единый бюджет на весь проект, а частичный бюджет на каждый календарный год. Деньги тогда не сгорят в конце года. финансирование получится более равномерным, разработчик сможет использовать средства рационально».

Тиски отчётов
Объем и периодичность отчётности по инновационным проектам, профинансированным государством вызывает у учёных не меньше вопросов. В частности, они критикуют необходимость готовить излишне детальные промежуточные отчёты по каждому этапу. А генеральный план работ, сформированный в самом начале проекта, оказывается вообще почти невозможно пересмотреть — вопреки принятой во всём мире управленческой практике.

«По условиям госконтракта, и мы, и ЗАО «Биннофарм» (частный соинвестор в рамках государственного контракта внедрению в производство нового препарата генной терапии рака — ред.) всё расписали заранее: кто кому и сколько денег выделяет, на какие цели, вплоть до окончания проекта в следующем году», — рассказывает один из исполнителей проекта в рамках ФЦП, заведующий лабораторией структуры и функций генов человека ИБХ РАН, академик Евгений Свердлов. — «В свою очередь, министерство заключило контракт со специальной организацией, которая проводит детальный мониторинг нашей деятельности в рамках проекта. Эта организация анализирует промежуточные отчёты и заявки перед тем, как мы продлеваем соглашение с Минобрнауки на новый срок. И последовательно возвращает нам все документы, которые содержат изменения по сравнению с начальным планом. В принципе, коррективы в нём возможны, но это требует длительной бюрократической процедуры. Необходимо направлять обоснованное письмо в министерство, оно рассматривается какое-то время… Всё это не очень удобно».

К тому же составление отчётов — долгая кропотливая работа, которая отнимает слишком много драгоценного времени, делится личным опытом ведущий научный сотрудник лаборатории конструкционных сталей и сплавов ИМЕТ РАН Мария Костина, задействованная в «стальном проекте».

Единый бюджет на весь срок проекта (это, как правило, насколько лет) и требование предоставлять единый, сколь угодно подробный отчёт по его итогам, значительно облегчили бы работу учёных. о чём говорил Сергей Лукьянов.

Парадоксы госзаказа
Интересно проследить судьбу некоторых инновационных разработок, профинансированных государством. Складывается впечатление, что государство, выделившее на них деньги, получив права на использование результатов, парадоксальным образом теряет к ним всякий интерес.

Упомянутая выше немагнитная нержавеющая сталь могла бы стать сырьем для массового производства хирургических инструментов, подавляющее большинство которых приобретается на бюджетные деньги для использования в государственных же клиниках Своими свойствами, а в первую очередь, износостойкостью, новая сталь превосходит использующиеся в России импортные аналоги в несколько раз, что позволило бы в разы увеличить срок службы инструмента из нового материала. По стоимости он оказывается как минимум не дороже. Таким образом, государство могло бы сократить объёмы госзакупок хирургических инструментов, высвободив огромные средства.

Однако новый материал не востребован. Госзаказ на поставки хирургических инструментов фактически поделён между крупными западными фирмами, и осваивать производство инструмента из новой стали никто не решается, резюмирует научный руководитель Инженерно-медицинского центра «МАТИ-Медтех» член-корреспондент РАН Александр Ильин.

Между тем, эффективную государственную политику поддержки науки можно и нужно проводить не только финансируя исследования, но и планируя государственные закупки, а также закупки на нужды бюджетных учреждений — об этом свидетельствует практика, принятая во всём мире. Например, в Китае на государственном уровне принято совсем «нерыночное», но крайне правильное решение: бюджетные деньги идут на закупку продукции только китайского производства.

Что делать?
Многие эксперты считают, что механизм государственного финансирования инновационных проектов недостаточно эффективен сам по себе. «Государству было бы правильнее не финансировать работы по внедрению конкретных проектов (сертификацию новых разработок, формирование технических условий производства и.т.д.), а отбор проектов для финансирования доверить венчурным инновационным фондам с частными управляющими компаниями», — считает председатель совета директоров Венчурного инновационного фонда Иван Родионов. Эффективным механизмом господдержки инновационных проектов могли бы стать налоговые льготы бизнес-ангелам — частным лицам, вкладывающим собственные средства в инновационные проекты на «нулевой стадии», а нередко и на уровне идей, утверждает исполнительный директор Московского венчурного фонда Алексей Костров.

Приоритетными же для финансирования государством должны стать разработки, в первую очередь необходимые для удовлетворения государственных нужд. Правда, только в том случае, если внедрение этих разработок будет поддержано гарантиями госзаказа готовой продукции на их основе.


Исходная статья: STRF.ru
Авторы:  Михаил Найдён