«ПЕРВЫЙ СРЕДИ РАВНЫХ...»
Нормативные документы
Противодействие коррупции
Поступающим
Студентам
Выпускникам
Проект 5-100
Аккредитация специалистов
07.05.2008

Рождение института (из цикла очерков "Славная летопись двух с половиной веков)

СЛАВНАЯ ЛЕТОПИСЬ ДВУХ С ПОЛОВИНОЙ ВЕКОВ

Мирная передышка между Гражданской и Великой Отечественной войной дала возможность преобразовать медицинский факультет Московского университета в 1-й Московский медицинский институт, ставший лидером в стране в области медицинской науки, педагогики и практической деятельности. О плодотворных годах, предшествовавших новым тяжелейшим испытаниям, рассказывается в седьмом очерке, посвященном истории ММА им. И.М.Сеченова. С предыдущими материалами можно ознакомиться в "MB" № 12, 31, 38-39 за 2007 г. и № 3-4.9-10,12-13 за 2008 г.

 

читайте первый очерк (Доброе начало в доброе время)

читайте второй очерк (Времена Мудрова)

читайте третий очерк (Становление русской профессуры)

читайте четвертый очерк (Клинический городок)

читайте пятый очерк (Расцвет медицинской науки)

читайте шестой очерк (Трудные времена)

 

Рождение института

Окончились войны, на исходе разруха. И постепенно факультет снова становится одним из флагманов медицинской науки, подготовки врачебных кадров. Он играет ведущую роль в возобновлении медицинских научных съездов, обществ, журналов. Открываются новые кафедры.

 

С сего числа медфак наименовывается...

В 1925 году вводится аспирантура. Позднее организуются группы студентов-выдвиженцев, из которых набирались аспиранты. Многие из них потом стати ведущими профессорами в 1-м ММИ и в других институтах.

Большим событием стало окончание строительства в 1928 году Анатомического института (корпуса) на Моховой.

Но не все шло гладко. Возникали нежелательные коллизии в связи с тем, что клиники подчинялись Наркомпросу и, естественно, оказывались оторванными от проблем здравоохранения.

И конце 1927 28 учебного гола выяснилось, что лишь 40% студенчества смогли окончить факультет за пять лет, а 60% оставались на шесть лет и более. Осенью 1928 года определили, что только 15 студентов, которые должны были перейти с III на IV курс, сдали все экзамены и зачеты, остальные имели большие задолженности, а у 140 оказалось по семь несданных экзаменов по основным предметам за три года.

Обстановка нетерпимая. Что делать? Идут бурные дебаты. Причину видят в том, что добавились новые предметы, много повторов в преподавании. Средних способностей     студенты просто не в состоянии усвоить материал. Все сказанное справедливо, но нужно иметь в виду, что школьная дореволюционная подготовка была гораздо выше. Примечательно, что при просмотре альбомов дореволюционных и послереволюционных выпусков легко заметить, как отличаются лица студентов.

Ученый совет факультета полагает, что проблема будет решена, если срок обучения продлится до шести лет. Предлагалась и система других мер, в частности, ужесточение контроля за посещаемостью обязательных занятий и др.

Меры принимались — страна остро нуждалась в высококвалифицированных специалистах.

18 августа 1930 года последовало постановление ЦК ВКП(б) и СНК СССР "О реорганизации высших учебных заведений, техникумов и рабочих факультетов".

Медицинский факультет МГУ становится 1-м Московским государственным медицинским институтом с двумя факультетами: лечебно-профилактическим и санитарно-профилактическим (с 1935-го — санитарно-гигиеническим).

Потребовались большие усилия для составления новых программ и учебных планов. Существенным недостатком было финансирование клиник на Девичьем поле по бюджету Мосгорздрава.

С 1 января 1935 года дело наладилось: клиники перевели на государственный бюджет, а также были увеличены стипендии и ассигнования на научные исследования; крупные суммы отпустили на новое строительство и реконструкцию старых зданий.

Были твердо установлены три основные формы преподавания: лекции, практические занятия под руководством и контролем преподавателей и производственная практика.

Она проводилась на базах (диспансеры, больницы и др.), выделенных Мосгорздравом. Очень большое внимание уделялось практической поликлинической подготовке. В старых клиниках на Девичьем поле и в Новоекатерининской больнице провели капитальный ремонт и даже реконструкцию.

В 1939 году вступило в строй великолепное здание акушерско-гинекологической клиники, справедливо получившее наименование Дворца матери и ребенка.

Организована Центральная научно-исследовательская лаборатория, которая стала экспериментальной базой для   многих кафедр института.

Большие успехи достигнуты в области теоретической медицины. Особенно следует отметить академика АН СССР (с 1939) А.И. Абрикосова и его многочисленных учеников. Значительных достижений добились на кафедрах нормальной анатомии, которую с 1930 года возглавил Г.Ф. Иванов, и биологической химии, руководимой до 1933-го действительным членом АН СССР B.C. Гулевичем.

В институте активно работали молодые профессора (Б.И. Збарский, НА. Ильин, МА. Барон и др.), доценты, ассистенты.

В клинической медицине по-прежнему нашей гордостью была терапевтическая школа М.П. Кончаловского. Активную и разностороннюю работу осуществляла кафедра поликлиники внутренних болезней, ею с 1921 года и в течение более 32 лет руководил профессор Д.М. Российский, которого позволительно назвать последним медиком-энциклопедистом.

Д.М. Российскому принадлежат глубокие исследования в эндокринологии, фармакологии, истории медицины. Он — автор фундаментальных монографий. Число его публикаций превышает 800, из которых 20 были отмечены наградами. Собранные им великолепные коллекции произведений искусства стали всенародным достоянием — переданы в музеи.

В хирургии —" воистину блестящее созвездие имен: П.А. Герцен, И.К. Спижарный, В.Э. Салищев, А.В. Мартынов, И.Г. Руфанов и, бесспорно, звезда первой величины — академик Н.Н. Бурденко.

В педиатрии долгие годы руководит кафедрой и клиникой прямой ученик великого Н.Ф. Филатова — В.И. Молчанов. А какие имена в невропатологии! До 1929 года директором клиники работает классик нашей медицины Г.И. Россолимо. Его сменяет Е.К. Сепп, четверть века руководивший кафедрой. В психиатрии до 1934 года трудится также классик П. Б. Ганнушкин.

И если перечислять другие клинические кафедры (клиники) с революционного времени идо 1941 года, то следует назвать многих замечательных руководителей. Но были ведь и талантливейшие доценты, ассистенты, врачи, которым все сулило научные олимпы в медицине.

Если в теоретической и клинической медицине все-таки были накатанные пути, то как развивается предупредительная медицина после революции?

 

О предупредительной медицине

После революции в развитии предупредительной медицины факультета особую роль сыграла кафедра социальной медицины (гигиены), активная деятельность которой началась в 1922 году. Этому способствовало несколько обстоятельств: во-первых, общая профилактическая направленность медицины, содержащаяся в программных партийных документах (широко известен был лозунг "Охрана здоровья трудящихся — дело рук самих трудящихся"); во-вторых, кафедру активно поддерживал ректор университета А.Я. Вышинский. Он говорил: "Медицина должна гордиться этой дисциплиной (социальной гигиеной), без которой человечество долгое время блуждало в потемках". Ему вторил декан, знаменитый ученый А.И. Абрикосов: "...странно себе представить медфак без кафедры социальной гигиены".

В-третьих, во главе кафедры встал популярнейший нарком здравоохранения НА. Семашко. У него была и мощная команда единомышленников — А.В. Мольков, А.Н. Сысин, СИ. Каплун, Л.А. Сыркин, Д.В. Горфин, П.М. Ивановский, И.Д. Страшун, М.М. Гран, С.Н. Черкинский и др. В-четвертых, была база — Музей социальной гигиены, в 1924 году преобразованный в Институт социальной гигиены при факультете. С 1925 года вводится государственный экзамен по социальной гигиене, создаются программы, пишутся учебники, пособия. Происходит широкое привлечение студенчества к профилактической работе (обследования, санпросвет и др.).

В 1923-м создается Клиника социальных и профессиональных болезней. Ее директор — Н.А. Семашко. Ряд сотрудников кафедры прикомандируются к поликлинике, руководимой Д.М. Российским, для того чтобы "внедрять социально-гигиенические элементы". Потенциал кафедры социальной гигиены стал таковым, что от нее отпочковались в 1926 году две отдельные кафедры гигиены: труда и воспитания (школьной).

Значительные изменения произошли на кафедре общей гигиены: на смену профессору С.С. Орлову пришли иные заведующие: сначала Н.К. Игнатов (позднее — академик АМН СССР), а потом до 1932 года — гигиенист новой формации А.Н. Сысин.

Таким образом, к 1930 году на медфакультете были уже четыре кафедры гигиены и несколько отдельных курсов, музей, мастерские и др.

В 1921 году создана кафедра микробиологии, в 1923-м — кафедра инфекционных болезней.

- В 1930 году создается факультет нового типа — санитарно-профилактический (позднее — санитарно-гигиенический) в составе 1-го МГМИ. Первым деканом стал И.Д. Страшун.

Создаются новые кафедры, нормализуется   педагогический процесс, отменяется так называемый лабораторно-бригадный метод. В составе факультета 10 кафедр, несколько доцентур и лабораторий объединены в Гигиенический институт. Ведущую роль долгие годы в нем играл профессор А.В. Мольков.

 

Лидер

К 1940 году институт стал лидером в стране в сфере теоретической, клинической и предупредительной медицины, в области науки, в педагогике (преподавании), в практической деятельности. Именно МГМИ — один из ведущих разработчиков важнейших документов в области здравоохранения и медицины.

Закономерно, что в 1940 году Институт награжден высшим орденом той поры — орденом Ленина , и на долгие годы аббревиатура 1-го МОЛМИ — Московский ордена Ленина медицинский институт — стала родной для тысяч и тысяч выпускников.

Двадцать с небольшим лет после революции факультет, потом институт жил жизнью страны. Студенты и преподаватели восхищались мужеством наших летчиков, внимательно следили за событиями в Испании, радовались индустриальным успехам страны, с энтузиазмом ходили на демонстрации. Спорили до хрипоты над новыми литературными произведениями и театральными постановками. Заряжались новыми песнями, пришедшими с экрана. Пели много, пели в перерыве между занятиями. Вовлекались в физкультурное, самодеятельное движения.

И это была одна жизнь. Но была и другая — тревожная, порою страшная. Погибает в застенке выдающийся терапевт профессор Д.Д. Плетнев. Арестован по чудовищному обвинению директор института, крупный организатор Д.Г. Оппенгейм. Позднее репрессиям подвергся еще один директор — В.В. Парин. В те годы были арестованы и другие сотрудники, преподаватели и студенты.

Сотрудники жили скромно, можно сказать бедно, в коммуналках, общежитиях, бараках. Даже выдающимся ученым того времени фраза профессора Преображенского из булгаковского "Собачьего сердца": "Я один живу и работаю в семи комнатах... и желал бы иметь восьмую. Она мне необходима под библиотеку" — показалась бы веселой шуткой. А что говорить о студентах и скромных ассистентах, которые на краешке стола в общей кухне поздней ночью штудировали азы анатомии, анализировали результаты дневных экспериментов! Жажда знаний, зов научного поиска преодолевали житейские неполадки. Но у многих оставалась на душе тревога, порою неясная, неотчетливая. Она подступала к сердцу.

В 1941 году тревога сменилась страшной, но и героической трагедией. Началась война.

Об этом в жизни alma mater в следующем очерке.

Николай КОРОСТЕЛЕВ,
профессор кафедры истории медицины и культурологи
ММА им. И.М. Сеченова


Исходная статья: Газета «Медицинский Вестник» №14 (441) от 18 апреля 2008