«ПЕРВЫЙ СРЕДИ РАВНЫХ...»
Нормативные документы
Противодействие коррупции
Поступающим
Студентам
Выпускникам
Проект 5-100
Аккредитация специалистов
12.05.2008

Годы грозовые (из цикла очерков "Славная летопись двух с половиной веков)

СЛАВНАЯ ЛЕТОПИСЬ ДВУХ С ПОЛОВИНОЙ ВЕКОВ

Vestigiu semper adoru (Чти всегда следы прошлого)

Amate et defendite nostrum, Patriam, collegae! (Любите и защищайте нишу Родину, товарищи)

В годы Великой Отечественной войны профессора, преподаватели, сотрудники и студенты 1-го МОЛМИ сражались на фронтах, работали в полевых и эвакогоспиталях, готовили новую смену врачей, делали важнейшие научные открытия — каждый, как мог, приближал светлый день Победы. Об этом времени — очередной, восьмой очерк, посвященный истории ММА им. И.М. Сеченова. Предыдущие опубликованы в "MB" № 12, 31, 38-39 за 2007 г. и № 3-4.9-10,12-13,14 за 2008 г.

читайте первый очерк (Доброе начало в доброе время)

читайте второй очерк (Времена Мудрова)

читайте третий очерк (Становление русской профессуры)

читайте четвертый очерк (Клинический городок)

читайте пятый очерк (Расцвет медицинской науки)

читайте шестой очерк (Трудные времена)

читайте седьмой очерк (Рождение института)

 

Первые недели

Сообщение о вероломном нападении Германии оказалось страшной новостью. Судьба профессоров, преподавателей, сотрудников, студентов 1-го Московского ордена Ленина медицинского института (1-го МОИМИ) сложилась по-разному. В первые дни войны сотни ушли на фронт. Институт дал фронту не только врачей и медицинских сестер, но и многих ополченцев. В составе 5-й Фрунзенской ополченской и 3-й Московской коммунистической дивизий были даже отдельные роты из студентов, преподавателей и сотрудников института. Вскоре на базе клиник 1-го МОЛ МИ развернули военный госпиталь на 1000 кроватей и распределительный эвакуационный пункт.

Сильно поредевший профессорско-преподавательский состав готовил старшекурсников по ускоренной программе для досрочного выпуска врачей. Были организованы специальные занятия для студентов 1—2-го курсов, врачей, рабочих и служащих.

Лечебный и санитарно-гигиенический факультеты сливаются в единый. Занятия планировались так: одну неделю студенты учились, другую — работали на строительстве оборонительных сооружений.

 

Ноябрь 1941 — сентябрь 1943

27 октября 1941 года по приказу Наркомздрава СССР 1-й МОЛ МИ перевели в Уфу, где он был объединен с Башкирским мединститутом и с эвакуированными из Москвы Фармацевтическим и Стоматологическим институтами. Однако в столице осталось и много студентов 1-го, 2-го и 3-го мединститутов. С 4 января начались занятия со студентами 3—5-го курсов этих вузов в созданном временном медицинском институте под руководством исполняющего обязанности директора И.В. Давыдовского и декана Ю.Ф. Домбровской.

Зима 42-го года была суровая, и студенты в Москве и Уфе трудились на заготовке дров в лесу.

...В августе 1943-го 1-й МОЛМИ был реэвакуирован из Уфы в Москву.

Еще шли боевые действия, а 1 декабря 1944 года правительство принимает постановление о введении в медицинских вузах шестилетнего срока обучения. А уже 12 декабря (и двух недель не прошло) Всесоюзный комитет по делам высшей школы при СНК СССР и Наркомздрав СССР утверждают новый учебный план, в разработке которого непосредственное участие принимали А.И. Абрикосов, Н.Н. Бурденко, Н.А. Семашко и другие выдающиеся ученые 1 -го МОЛМИ.

В труднейших условиях за годы войны институт дал стране 2 632 врача. Удивительно, как после недель тяжелой физической работы на строительстве оборонительных сооружений, лесоразработках, уборке картофеля студенты садились за учебники, слушали лекции, были активными на семинарских и лабораторных занятиях. И еще к этому нужно добавить участие в санитарном просвещении населения, в подготовке нянечек и даже медицинских сестер, дежурства в палатах госпиталя. И уж совсем поразительно: шли занятая в студенческих научных кружках. В частности, сохранились интересные воспоминания о том, как серьезно вели занятия с кружковцами П.К. Анохин и Е.В. Шмидт. По инициативе профессора В.Э. Салищева и доцента А.Ф. Лепукална в 1944 году создается студенческое научное общество (СНО).

С 1944-го вводятся государственные экзамены по шести предметам.

 

Из воспоминаний

Д.Г. Оппенгейм в течение 7 лет (1931 — 1937) был директором 1-го ММИ. В конце 1937 года его арестовали и предъявили чудовищные обвинения. К счастью, оправдали. В первые дни войны он пишет просьбу направить его добровольцем на фронт и получает командировочное предписание в Сводно-сортировочный эвакогоспиталь № 1081 Московского военного округа в Калугу. Давид Григорьевич вспоминает: "Приходилось круглыми сутками безвыходно заниматься приемом, сортировкой раненых, распределять их по госпиталям и эвакуировать в тыл.

...Подробно знакомился с нашим госпиталем Главный хирург Советской Армии Н.Н. Бурденко. Он организовал семинар для всех врачей по вопросу о первичной обработке огнестрельных ран.

"Вы первыми встречаете врага, грудью защищаете родную Москву. Не подкачайте", — прощаясь с нами, сказал Николай Нилович".

 

У руля военной медицины

Во главе военно-медицинской службы стояли выдающиеся ученые. Одни из них еще до войны были сотрудниками института, другие ими стали после фронта. Главным терапевтом Военно-Морского флота назначили замечательного ученого-клинициста, профессора А.Л. Мясникова, главным хирургом нескольких фронтов — профессора Н.Н. Еланского, ведущим хирургом ряда полевых госпиталей — Б.В. Петровского. В.В. Кованов — армейский хирург 44-й и 28-й армий. Ведущими хирургами, потом также академиками АМН СССР, были М.И. Кузин, Л.С. Персианинов. Главными терапевтами фронтов, армий были В.Х. Василенко, Ф.Р. Бородулин, З.А. Бондарь, В.И. Иванов-Незнамов. Противоэпидемическую службу армий возглавляли И.И. Елкин, Ф.Ф. Талызин, СИ. Каплун, И.Н. Попов и другие.

Особые слова нашей благодарности обращены к академику Николаю Ниловичу Бурденко (1876-1946). В годы Великой Отечественной войны Н.Н. Бурденко нес тяжкий груз в нескольких ответственных ипостасях. Он — главный хирург Красной Армии (1941—1946), председатель Ученого Совета Наркомздрава (1937—1946), при этом продолжал оставаться заведующим кафедрой факультетской хирургии 1-го МОЛМИ (1924—1946) и директором Института нейрохирургии (1935—1946).

Н.Н. Бурденко — ключевая фигура в медицинском обеспечении армии в годы войны. По его инициативе было налажено специализированное лечение раненых, разработаны единые установки к объему хирургической помощи в войсковом, армейском и фронтовом районах. Он лично бывал в госпиталях, медсанбатах и при этом всегда оставался ученым. Н.Н. Бурденко разрабатывал актуальнейшие для военного времени проблемы: выведение из шокового состояния, применение пенициллина и др. Его справедливо считают основоположником советской нейрохирургии.

Н.Н. Бурденко порою в труднейших условиях работал по 16—18 часов в сутки. В годы войны он трижды перенес кровоизлияние в мозг. Невозможно без глубокого волнения читать, как великий человек, преодолевая недуг, снова принимался за работу.

 

Наука

По инициативе Н.Н.   Бурденко   в 1944 году создается Академия медицинских наук СССР. Естественно, что он становится ее первым президентом. Определенным отражением состояния науки и здравоохранения служит число публикаций. В 1941— 1945 гг. вышло в свет около 50 работ, включая монографии, учебники, сборники. Кроме того, многие труды оставались в рукописях и были опубликованы позднее.

Главнейший труд "Опыт советской медицины в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг." (Гл. ред. Е.И. Смирнов. — М., 1951-1955. - Т. 1—35) вышел уже после войны.

...Во второй половине 40-х годов на студенческих скамьях 1-го МОЛМИ заняли места недавние фронтовики. Неустроенность быта, еще недавние стрессовые фронтовые ситуации, последствия ранений — все это создавало дополнительные трудности в учебе. Но они выстояли, и когда "теоретический барьер" (1—2-й курсы) преодолевался, то абсолютное их большинство становились "хорошистами" и "отличниками". Впоследствии многие стали действительными членами и членами-корреспондентами АМН СССР (РАМН): В.И. Петров, прошедший путь от солдата до командира штурмового батальона; В.В. Серов — командир взвода; М.Р. Сапин — старший сержант; Н.Н. Малиновский — партизан; Ф.И. Комаров — солдат артиллерийского полка; Г.А. Патрушев — военфельдшер. А какими замечательными профессорами стали офицеры И.А. Сычеников и С.С. Спасский!

 

Необходимое сотрудничество

Важнейшим фактором в медицинском обеспечении воинов и тружеников тыла было соработничество военной и гражданской медицины. В этом огромную роль сыграл нарком здравоохранения СССР, позднее заведующий кафедрой в 1-м ММИ Г.А. Митерев.

Медики тыла многое сделали для организации лечения и долечивания раненых и больных командиров и бойцов, в пропаганде массового донорства, в сборе дикорастущих лекарственных растений и др. В то время существовала теснейшая связь наших медиков с советскими общественными организациями, со всем народом. Именно это обстоятельство способствовало тому, что ни на фронте, ни в тылу не было эпидемий.

 

За мужество и героизм

Возвращение в строй 72,3% из числа лечившихся раненых — прежде всего результат мужества и героизма наших медиков. Свыше 500 сотрудников и студентов института отличились в боях с врагом и были удостоены высоких правительственных наград. А сколько беззаветно трудившихся в тылу, выхаживавших раненых отмечены грамотами и Другими скромными поощрениями.

Академик Н.Н. Бурденко первым среди ученых в 1943 году был удостоен звания Героя Социалистического Труда.

...Мне посчастливилось несколько лет работать на нашей кафедре историй медицины вместе с Героем Советского Союза С.А. Богомоловым, бывшим младшим лейтенантом медицинской службы. Во время боя он возглавил группу солдат из 11 человек, и они отбили все атаки врага, уничтожив 90 вражеских солдат. В живых осталось 5 героев.

Студентке 1-го ММИ, а много позднее проректору Н.В. Троян Указом Президиума Верховного Совета СССР от 29 октября 1943 года присвоено звание Героя Советского Союза. (См. "MB" № 6 (391) от 21 февраля 2007г.)

 

Низкий поклон. Вечная память

Увы, увы, далеко не всем суждено было вернуться к мирной жизни. Совсем юный, закончивший первый курс института И.Д. Филонов, удостоенный высокого звания Героя Советского Союза, погиб в 1943 году. Кто знает, может быть, он стал бы большим ученым? Не вернулся с войны и профессор СИ. Каплун, погибли преподаватели Н.И. Соколов, И.В. Петров, Г.И. Маркузе и многие другие.

...Командир санвзвода, много позднее известный профессор истории медицины, М.К. Кузьмин за вынос с поля боя более 300 раненых (!) удостоился орденов Ленина, Красной Звезды, Отечественной войны 1 степени. 11-го апреля 1945 года при спасении раненого М.К. Кузьмин был тяжело ранен. Спасти руку не удалось. Необходимо длительное лечение, но Кузьмин торопится: решил поступить в медицинский институт. Во всех вузах вступительные экзамены завершены. Сказалась фронтовая решительность: он добивается приема у министра здравоохранения Г.А. Митерева. Министр начертал резолюцию: М.К. Кузьмин сдал экзамен на войне.

И как понятно, что профессор истории медицины, сотни раз смотревший в глаза смерти и спасший от нее сотни людей, стал неутомимым инициатором и председателем комитета по сооружению в 1972 году на народные деньги памятника "Медикам — героям Великой Отечественной войны" (скульптор Л.Е. Кербель архитектор Б.И. Тхор).

Памятник глубок по мысли и ясен по форме. Каждый май сюда приходят ветераны и юные студенты почтить память ушедших из жизни и с гордостью вспомнить о нашей Великой Победе.

Николай КОРОСТЕЛЕВ,
профессор кафедры истории медицины и культурологи
ММА им. И.М. Сеченова


Исходная статья: Газета «Медицинский Вестник» №16 (443) от 2 мая 2008