«ПЕРВЫЙ СРЕДИ РАВНЫХ...»
Нормативные документы
Противодействие коррупции
Поступающим
Студентам
Выпускникам
Проект 5-100
Аккредитация специалистов
04.04.2008

Клинический городок (из цикла очерков "Славная летопись двух с половиной веков")

СЛАВНАЯ ЛЕТОПИСЬ ДВУХ С ПОЛОВИНОЙ ВЕКОВ

Четвертый очерк (предыдущие опубликованны в "МВ" №12, 31, 38-19 за 2007 г.) об истории Московской медицинской академии им. И.М.Сеченова посвящен периоду грандиозных преобразований на медицинском факультете Императорского Московского университета.

читайте первый очерк (Доброе начало в доброе время)

читайте второй очерк (Времена Мудрова)

читайте третий очерк (Становление русской профессуры)

Период с 60-х годов XIX века и до 1911 года можно уверенно определить как золотой век в жизни факультета. В это время здесь работает когорта замечательных, выдающихся и даже великих ученых. Мало того, формируются научные школы, и тому способствовало несколько обстоятельств. Во-первых, общее развитие естественных — базовых для медицины — наук. Во-вторых, у профессоров были замечательные наставники, прежде всего незабвенный Ф.И. Иноземцев. В-третьих, ученые золотого века прошли длительную стажировку за рубежом у лучших специалистов, в лучших исследовательских и клинических учреждениях. Подчеркну, что стажировкой руководил сам Николай Иванович Пирогов. На золотой век приходятся три события, вызвавшие широкий резонанс.

Резолюция императора

К этому времени уже существовали современные клиники на Рождественке, в Ново-Екатерининской больнице и кафедры на Моховой и др. Но время шло, число студентов значительно увеличилось. В 1858 году император Александр II, прочитав отчет, в котором значилось, что на медицинском факультете
Императорского Московского университета обучаются 1068 студентов (замечу, из 2291 по всей России), накладывает резолюцию:

“Обратить внимание Министерства народного просвещения на непомерное накопление студентов в медицинских факультетах, и могут ли учебные пособия ему соответствовать. В противном случае сообщить, какие нужно принять меры, чтобы сему пособить”.

Рождение

Обширные литературные данные и архивные материалы оставили яркие свидетельства о выступлениях профессоров А.И. Полунина, И.Н. Новацкого, позднее М.П. Черинова и других на тему “Как пособить?”. Идут  обсуждения в учебном округе, в ректорате, создается комиссия “по постройке новых клиник”, председателем ее назначен Н.В. Склифосовский.
Выкристаллизовывается идея — создание специального клинического городка.

И встают три насущные проблемы. Во-первых, где строить, где найти землю? Во-вторых, где взять деньги? В-третьих, как устраивать городок в целом и отдельные здания применительно к специфическим особенностям учреждения?

Осенью 1884 года Городская дума постановила “уступить Университету в полную собственность принадлежавший городу участок земли на Девичьем Поле, обнимающий более 4000 кв. саженей (19 га)”, т.е. почти в три раза больший, чем предлагала комиссия. И какая удача — ведь рядом подаренные
факультету Варварой Алексеевной Морозовой 6 га земли (сейчас ул. Россолимо).

6 июля 1887 года государь утвердил проект и сметы расходов на строительство городка — 2 млн 150 тысяч рублей. Но этого маловато, помогают жертвователи, причем солидно. Помяну добрым словом В.А. Алексееву, Ю.И. Базанову, С.В. и М.И. Ляпиных, М.А., Т.С., М.Ф. Морозовых, Г.Г. Солодовникова, К.В. Третьякова, М.А. Хлудова, П.Г.Шелапутина.

Особенно трогательны пожертвования профессоров факультета: дарили книги, оплачивали оборудование, аппараты, содержание больных и др.
Например, знаменитый профессор С.С. Корсаков оплатил еще и настилку полов. А другой известный профессор А.Я. Кожевников ежегодно отчислял 5000 рублей на содержание пациентов в приюте хронически больных.
Крупнейшими жертвователями были супруги Захарьины: наш великий терапевт Григорий Антонович и его жена Екатерина Петровна. И, наконец, третья проблема: как строить, как оборудовать?

Из дальних странствий возвратясь…

24 декабря 1884 года по решению комиссии профессора Ф.Ф. Эрисман и В.Ф.Снегирев, архитектор К.М. Быковский выезжают за границу. Цюрих, Берн, Мюнхен, Париж... всего 8 городов. Детальнейшим образом изучаются клиники, больницы, лаборатории, варианты выделения палатных блоков, размещения операционных, аудиторий... Много интересного, но ничего из увиденного в качестве единого образца не принято. Почему? Да потому, что родилась идеология нового типа учреждения: лечебно-учебно-научного
центра, и не только применительно к городку в целом, но и к каждому учреждению в нем в отдельности.

Какое захватывающее чтение: как учитывали и розу ветров, и состояние грунтовых вод, и множество других факторов, чтобы определить  основную ось строительства городка. Как славно потрудились сотрудники кафедры гигиены, каких они привлекли специалистов!

Каждый профессор — руководитель клиники или института — представлял архитектору К.М. Быковскому подробную записку, содержащую  указания “тех детальных сторон проекта, которые, не подчиняясь общим  принципам и правилам, составляют особенность каждого отдельного учреждения  и соответствуют его специальным потребностям”. Так писал Ф.Ф. Эрисман. В самом деле, разве могут быть одинаково устроены венерологическая и детская клиники? Детская клиника — краснокирпичный теремок, построенный в русском стиле, — отличается от терапевтической или хирургической клиники. Именно теремок так свойствен детскому миропониманию и восприятию. Учитывалось, что клиники нуждались не только в палатах, как
обычные больницы, но и в специальных помещениях для педагогического процесса. Все до мелочей продумано: и чтобы студенческий поток не перехлестывался с пациентами, и была комнатка для отдыха лектора, и освещение такое, чтобы студенты хорошо видели демонстрируемого пациента в аудитории. А какие дискуссии шли по поводу способа проветривания! В аудитории госпитальных клиник была изумительная акустика.

Однажды я добился разрешения прочитать лекцию в этой аудитории. Пришел  заранее с лаборантом, попросил его сесть на галерку и нашел точку, из которой ему там хорошо слышится чуть ли не шепот. Так потом и читал лекцию почти полушепотом. С вновь построенными аудиториями и сравнивать не могу. Не
знаю, как сейчас там с акустикой — ремонт прошел.

Философия Аллеи жизни

Градообразующей городка служит правая (от центра Москвы) сторона Большой Пироговской улицы (бывшей Большой Царицынской). Здания есть и на других прилегающих улицах. Но особый глубокий философский смысл вижу в Аллее жизни, протянувшейся параллельно Большой Пироговской.
В ее начале стоит храм Михаила Архангела, возведенный на средства профессора Александра Матвеевича Макеева, он был известен и своим благотворительством, и научными заслугами.
В день освящения храма, 2 ноября 1897 года, газета “Московский листок” писала: “...по красоте своей архитектуры и внутреннему великолепию принадлежит к числу выдающихся церквей”.
Рядом с храмом — акушерско-гинекологическая клиника. Символично: Рождение, Крещение. А далее по аллее — клиники, институты, различные службы: труд врачей и медицинских сестер, творческая жизнь  ученых, хвори пациентов, радость выздоровления, но и, увы… И вот конец Аллеи жизни —словно обрыв (ныне Абрикосовский переулок). За ним —анатомо-патологический корпус. Рядом храм Димитрия Прилуцкого. Отпевание. А там, еще немного подальше, на западе, уже за пределами клинического городка — Новодевичье кладбище, где нашли вечный покой 145 (на май 2007 года) профессоров факультета, потом института и академии.
Приглядитесь к зданиям клиник. Мелкая рустовка вытянулась по горизонтали, а пилястры нарушают монотонность горизонтальных линий. И еще — “крылья” трехэтажные, а в глубине одноэтажный скромный  портик. У искусствоведов признано, что самый нарядный вид имеет здание кожной клиники. Здесь в главный фасад включены и колонны.
В итоге можно сказать, что клинический городок — блестящий синтез новейших на то время достижений в области архитектуры, гигиены, эпидемиологии, бактериологии, градостроительства, педагогики, эстетики и
других дисциплин.
И еще добавлю: какая прямая и недальняя дорога соединяет городок с центром Москвы, с Моховой, с университетом.

Первый памятник первому врачу

В 1897 году произошло знаменательное событие, всколыхнувшее всю Россию. Именно в клиническом городке в торжественной обстановке воздвигнут памятник великому сыну Отечества Николаю Ивановичу Пирогову, анатому, хирургу, администратору, педагогу, мыслителю, выпускнику медицинского
факультета Императорского Московского университета. О памятнике, его философии, о том, как работал автор В.О. Шервуд, рассказать можно многое. Но что примечательно: за прошедшие с того времени 110 лет
почитание профессоров и питомцев аlma mater воплотилось в Москве в десятках памятников, мемориальных досках, названиях  институтов, больниц, госпиталей, улиц и даже одной набережной. Общим числом — 114!

Все флаги в гости к нам

Открытие памятника Н.И. Пирогову приурочили к XII Международному съезду врачей. Сотни зарубежных гостей воочию убедились в современнейшем уровне развития медицинской науки, медицинcкого образования, устройства и оборудования клиник и лабораторий. Именно тогда великий Рудольф Вирхов
произнес: “В центре Европы создан центр науки, который и по направлениям, и по рангу своих представителей принадлежит одному из лучших, какой только может показать нация... Учитесь у русских”.
Но наши профессора и врачи пленили зарубежных гостей не только успехами и достижениями в медицине, но и своим широким гуманитарным кругозором, знаниями иностранных языков.
Еще раз бросим взгляд на клинический городок. Припомним, что это —пример плодотворного соработничества правительства, городских властей, благотворителей, руководителей университета, профессоров медицинского факультета, специалистов самых разных отраслей науки, техники, художества.

Лидер

Каждая достойная эпоха имела своего лидера. И в золотой век среди сонма воистину выдающихся ученых выделялся Николай Васильевич Склифосовский (1836—1904).
Право, не было в то время другого профессора, внесшего такой весомый вклад в хирургию: антисептика и асептика, совершенствование  оперативной техники, новые виды операций.
Современники называли его имя третьим после Н.И. Пирогова и С.П.Боткина. Н.В. Склифосовский многое сделал для реформирования педагогического процесса. Неоценима его роль в организации русских
институтов повышения квалификации врачей и развитии высшего женского образования в России. У него были многочисленные замечательные ученики.
Он издает журнал “Хирургическая летопись”; велика его роль в объединении русских врачей, проведении съездов русских хирургов.
Именно Николай Васильевич произносит глубоко проникновенную и содержательную речь 5 августа 1897 года на открытии памятника Н.И.Пирогову. Он же говорит приветственную речь председателя организационного комитета в день открытия ХII Международного съезда врачей.
Роль Н.В. Склифосовского в создании клинического городка на Девичьем Поле отмечена во всех изданиях, относящихся к этому предмету.
По моему мнению, исходя из логики исторической справедливости, ММА должна носить имя Николая Васильевича Склифосовского, так много сделавшего для развития факультета в целом. Но судьбе было  угодно иное,и академия носит другое славное имя, имя великого И.М. Сеченова...

Николай КОРОСТЕЛЕВ
профессор кафедры истории медицины и культурологии
ММА им. И.М. Сеченова

продолжение следует


Исходная статья: газета "Медицинский Вестник" № 3-4 от 01 февраля 2008