«ПЕРВЫЙ СРЕДИ РАВНЫХ...»
Нормативные документы
Противодействие коррупции
Поступающим
Студентам
Выпускникам
Проект 5-100
Аккредитация специалистов

Ты хочешь стать антилузером?

Сегодня мы поговорим о том, как сложно выбрать правильный путь на развилках судьбы, стать счастливым в работе и вообще в жизни. И ждем от вас, дорогие читатели, откликов на эту историю.

- Антон, как в твоей жизни случилось, что ты осознал: врачебная деятельность - не то, чему бы тебе хотелось посвятить свою жизнь?

- На самом деле у меня с самого начала не былоиных вариантов - мои родители при выборе профессии, в которой они желали видеть свое чадо, руководствовались стандартными вещами. Им хотелось, чтобы я добился успехов и был счастлив в области, близкой к их сфере деятельности (отец - ученый, занимается липидомикой), и к тому же имел «престижную работу», с которой, безусловно, они связывали профессию врача.

Альтернатив у меня не было, ибо когда постоянно «варишься» в этом, ты просто не видишь ничего другого. Что же касается лично меня, то я был фанатом сериала «Скорая помощь», все серии которого посмотрел несколько раз - я ничего в нем не понимал, но мне нравилась вся эта романтика «одного приемного отделения». Там работали потрясающие врачи, готовые в любую секунду оказать помощь вновь поступившим, сохранив жизнь и победив смерть, врачи-герои, которые своей работой показывали, как важно любить выбранное дело, а также многое другое - все это казалось мне близким. Весь сериал пронизан драйвом, энергией и любовью... Окрыленный, именно за этим я и шел в мединститут.

Но учась, я столкнулся с реалиями вроде потребности в самостоятельном заработке и, главное, с отсутствием тех самых драйва и энергии. В надежде доказать самому себе, что все не так плохо, пошел работать в экстренный оперблок одной из городских больниц. Я проработал там четыре месяца и понял: чтобы чего-то достичь, надо усердно работать минимум лет десять, а чтобы получить удовлетворение от этой работы, надо ехать на какой-нибудь Ближний Восток, пополнить армию «Врачей без границ» и спасать жизни под пулями (улыбается).

Наверно, все это из-за особенностей моей личности - простая размеренная жизнь не для меня: мне, как кислород, необходимы сильные эмоциональные ощущения. Так вот, после работы в оперблоке интерес к учебе и какой-либо дополнительной работе сразу же пропал, и с вопросом «а что же дальше?» я закончил третий курс.

Параллельно моя жажда сильных эмоциональных ощущений привела меня к увлечению горным велосипедом и сноубордингом. Я катался, долго собирал все необходимое оборудование, на которое тратил все накопленные деньги. Покупал журналы, смотрел на фотографии, ходил на соревнования и на выставки, посвященные экстремальным видам спорта, а после -катался в лесу рядом с домом. Иногда в журналах попадались страницы с лучшими экстремальными фотографиями - я их собирал и в итоге обвесил ими всю комнату (смеется). Но тем не менее никогда не думал о том, чтобы развить свое простое увлечение во что-то более серьезное - не хватало смелости, не знал, как начать все с нуля, без связей, друзей и, главное, понимания, КАК это сделать. Да и желания, наверно, тоже не было - эдакое тихое смирение перед своим врачебным будущим.

И я решил просто попробовать применить свои медицинские знания на практике, написав статью о велотравмах в один велосипедный журнал и добавив к ней снятые на «мыльницу» фотографии. Статья не подошла, а фотографии не удостоились даже комментариев. Но мне понравился сам процесс - я ощутил себя практически журналистом (смеется). Переломный момент во всей этой истории вот такой: в октябре взял у своей подруги и сокурсницы Лики Игнатовой ее камеру на пару дней поснимать. И тут-то все и началось - я три дня ходил, как в тумане, впечатленный качеством получаемого изображения и возможностями фотографии в целом. До этого я держал хорошие и дорогие камеры в руках, хотя и не более пяти минут, но это ничто по сравнению с тем, что испытал тогда. Мне попросту «снесло крышу» - я отдал камеру назад, потом пару дней ходил, как зомби, у меня происходила ломка сознания: я вынашивал планы, как получить такую камеру и как стать фотографом. Организовав себе за несколько дней кредит на казавшуюся тогда нереальной сумму, я купил начальный комплект фототехники, и после этого все изменилось...

- Экстремальный фотограф - очень интересная и в то же время опасная профессия. Приходилось ли тебе оказываться в трудных ситуациях, когда под угрозой здоровье?

- Я снимал в Саянах почти неделю при температуре ниже 15 градусов, каждый день часов по пять, большую часть времени - в одном положении (ждал кадра). В Хибинах, чтобы снять мультиспортивную гонку, мне пришлось около 20 километров пройти по горам с 10-килограммовым рюкзаком, на одной яхтной гонке вполне мог выпасть за борт. Я наверняка пополняю армию людей с адреналиновой зависимостью и многие
вещи, которые делаю, людям со стороны кажутся сумасшедшими. Но я стараюсь все продумывать и осознанно иду или не иду на риск, тщательно все взвешивая. В экстремальном спорте, как известно, ошибки чреваты последствиями, в экстремальной фотографии - тоже: иногда приходится стоять у обрыва, лезть в ледяную воду, тонуть в снегах. Но именно в этом для меня кайф - работать там, где другие не могут.

- Почему не доучился до диплома? Тебе же оставалось всего-то 1,5 года? Диплом в современном мире играет очень большое значение.

А что такое диплом? Если это просто бумага с печатью, то мне не надо, спасибо. Для тех, кто учится ради корочки, диплом - всего лишь какая-то социальная страховка. Если учиться ради знаний, то да, диплом нужен. В моем же случае я не хочу иметь диплом в той отрасли знаний, в которой никогда не собираюсь работать. В фотографии и журналистике я постоянно развиваюсь - читаю статьи, пробую что-то новое, ищу разные подходы, ставлю промежуточные задачи и их выполняю. Насколько успешно - покажет время.

- Знания, полученные за 4 года в ММА, помогают? Все-таки позади сданные терапия, хирургия…

- И что, что они сданы? (улыбается). Любым знаниям нужно применение, а если его нет, то знание теряется и становится неуклюжим. Да, наверно, это мне помогает ориентироваться в вопросах, касающихся медицины, и быть «в теме», но я не хочу оказывать помощь кому-то, понимая, что не уверен в своих знаниях на 100%. Я считаю, что каждый должен выполнять свою работу: моя задача - снимать, а лечить и оказывать помощь - работа врача.

- Ты в 21 год, в отличие от многочисленных ровесников, самостоятелен и независим от родителей. Дай, пожалуйста, совет, как правильно расходовать деньги.

- Я вывел для себя простую формулу - чем больше времени отдыхаешь, тем больше денег тратишь; чем больше работаешь, тем больше у тебя денег. К тому же вся фототехника у меня куплена в кредит, и каждый месяц мне нужно выплачивать более 35.000 рублей. Но для меня - это только сильный стимул к работе. Все просто - хочешь жить, умей вертеться. Хочешь гулять, веселиться и тратить деньги - сначала их заработай. И эта мысль должна быть не минутным порывом, а сидеть в мозгу, вырабатывая определенный, «рабочий», тип мышления.

- Поддерживаешь ли ты отношения с однокурсниками, деканатом?

- Стараюсь, но встречаюсь не так часто, как хотелось бы - у всех разное расписание и одинаковая загруженность, выкроить свободную минутку, чтобы встретиться со старыми друзьями, не всегда удается. Иногда обидно - мне кто-то звонит, а я снимаю, к примеру, в Хибинах, договариваемся созвониться, к примеру, через пару дней. Я забываю об этом, и в следующий раз этот человек дозванивается до меня, когда я опять нахожусь где-то далеко.

- За что ты любишь свою профессию?

- Помимо понимания цели, к которой иду, я получаю невероятное удовлетворение каждую секунду от того, что я к ней иду. В этом-то и состоит настоящий кайф.

Получается, что цель - это не конкретное что-то, к чему люди идут всю жизнь, а сам процесс. Ты учишься, ходишь в институт и работаешь не для того, чтобы через 20 лет стать заведующим отделением, а потому, что тебе просто нравится это делать. К этому состоянию нужно стремиться, мне кажется, каждому. Что мне нравится конкретно в фотографии - мысль о том, что я имею возможность показать людям окружающий мир с разных сторон, в частности, донести до них красоту и прелесть экстремальных видов спорта, а также ту энергию, которую несет в себе каждый момент.

- Есть ли что-то общее между профессиями врача и фотографа?

- В прикладном плане почти нет: пути, средства и задачи разные. Меня долго волновал вопрос о «ценности» своей новой профессии - а нужны ли вообще фотографы? Решил так - врачи спасают жизни, а фотография дает новые эмоции, без которых невозможно жить.

И еще раз скажу, что если ты не любишь то, что делаешь, то без разницы, какая у тебя профессия, ты -просто лузер, а не антилузер как ты, вероятно, думаешь.

- Что дала тебе учеба в ММА?

- Почти все - именно потраченные 8 лет на медицину сделали меня таким, какой я есть сейчас. Академия приучила меня работать сутками, дала новых друзей и возможность открыть для себя разные умные вещи.

Я о том, что мы развиваемся каждую секунду, стараясь воплотить в жизнь какие-то цели. Но рано или поздно эти изменения приводят к тому, что цели меняются, а вместе с ними - и все в тебе. Это и есть саморазвитие - ты переходишь на другой этап. Это здорово - ведь жизнь, как сказал кто-то, в движении...


Авторы:  Беседовала студентка 6 курса ФПНПК Дина ШАМЕНКОВА