«ПЕРВЫЙ СРЕДИ РАВНЫХ...»
Нормативные документы
Противодействие коррупции
Поступающим
Студентам
Выпускникам
Проект 5-100
Аккредитация специалистов
Здоровье людей и нормальные условия для жизни дороже грязных и устаревших производств 20.01.2008

Здоровье людей и нормальные условия для жизни дороже грязных и устаревших производств

Грязные производства, которые не отвечают современным требованиям по воздействию на окружающую среду, должны быть либо перепрофилированы, либо закрыты. На этом настаивает Первый заместитель Председателя Правительства РФ Дмитрий Медведев.

фото ИТАР-ТАССНа встрече с представителями экологической общественности Челябинской области, он подчеркнул, что «только такой подход позволит сохранить уникальное разнообразие нашей страны, здоровье людей и нормальные условия для жизни наших потомков».

Настала пора внести изменения в законодательство по охране окружающей среды для промышленных предприятий, убежден Дмитрий Медведев. Решение экологических проблем становится одним из приоритетов России, сказал также он.

По его словам, «при проведении экологической экспертизы должна быть исключена так называемая субъективная оценка допустимости воздействия на окружающую среду». «Нужно уйти от практики индивидуально устанавливаемых для предприятий нормативов воздействия на окружающую среду, это вчерашний день, и по возможности заменить эти нормативы согласованной системой, которая будет действовать в регионе, в нескольких регионах или в целом в стране», – сказал он.

По примеру развитых стран можно выделить промышленные, рекреационные и особо охраняемые зоны с разной допустимостью уровней воздействия на окружающую среду и уже в рамках этих зон установить нормативы на основе технологических стандартов.

По мнению Дмитрия Медведева, эти нормативы должны учитывать применение наиболее эффективных и доступных технологий. «Не менее важно усиление ответственности в ряде случаев и ужесточение санкций за негативное воздействие предприятия на окружающую среду», – сказал также он.

Первый вице-премьер отметил, что ряд российских корпораций приняли меры для улучшения экологической обстановки на своих предприятиях. Во время посещения Челябинского металлургического комбината ему рассказали, что на этом производстве большое внимание уделяется не только обновлению технологий, но и экологической составляющей. В результате сбросы предприятия снизились, и в речке, протекающей возле комбината, поселились бобры.

Значимость «экологических инвестиций» осознали пока не все. По словам Дмитрия Медведева, «сама система экологических платежей должна стимулировать предприятия к внедрению экологически эффективных технологий».

Актуальной остается задача утилизации отходов. Не секрет, что российские города продолжают обрастать свалками. Между тем за рубежом накоплен значительный опыт переработки отходов, а соответствующие полигоны используются как дополнительные источники энергии.

«Всем этим нужно заниматься на государственном уровне, на федеральном уровне, на региональном, муниципальном уровне, и вообще это должно быть мироощущением любого грамотного российского человека», – подчеркнул первый вице-премьер.

Выступая на встрече, Дмитрий Медведев призвал создавать условия для использования в России более качественного моторного топлива и заметил, что пора предъявлять более строгие экологические требования к автопарку. Известно, что в российском топливе процент содержания серы на порядок выше, чем в европейских странах.

Борьбу за экологию следует вести на законодательном уровне. Новые требования должны предъявляться к автопарку, производимому внутри страны, и к ввозимому из-за рубежа.

Дмитрий Медведев считает также необходимым добиваться максимальной эффективности использования топлива, вести активный переход к возобновляемым источникам энергии, добиваться более полного использования потенциала гидроэнергетики.

Со своей стороны губернатор Челябинской области Петр Сумин заявил, что «борьба за защиту окружающей среды могла бы стать очередным национальным проектом». Он отметил, что в регионе, где сосредоточен ряд тяжелых производств, уже есть успехи в области экологии. «Область восстановила дореформенный уровень производства, но уровень загрязнений снизился», – сообщил он.

Губернатор призвал также обратить внимание на очистку воды. По его мнению, целесообразным было бы разработать федеральную целевую программу, которая предусматривала бы софинансирование таких мероприятий, поскольку «не все муниципалитеты могут это потянуть».

Дмитрий Медведев проинформировал участников встречи, что выступит с докладом об экологической обстановке в России на Совете Безопасности в конце января. Он подчеркнул, что система охраны окружающей среды России пока проигрывает развитым странам по эффективности и прозрачности.

Однако если не беспокоиться об экологии, нельзя бороться за те цели, которые были поставлены – в том числе касающиеся увеличения рождаемости и снижения смертности, заявил первый вице-премьер.

Предлагаем вашему вниманию выдержки из стенограммы выступления Первого заместителя Председателя Правительства РФ Дмитрия Медведева на встрече с представителями экологической общественности Челябинской области, 17 января 2008 года, Челябинск.

Д.МЕДВЕДЕВ (вступительное слово): Добрый день, уважаемые коллеги!

Сегодня у нас с вами встреча связана с одной из глобальных российских проблем, да и не только российских – проблемой экологии, экологического оздоровления жизни в нашей стране. Мы с вами должны обменяться мнениями о том, как нам снизить антропогенную, техногенную нагрузку на природу, как защитить и сохранить наши природные богатства. И, самое главное, тем самым просто улучшить качество жизни людей, потому что именно этой задачей мы и должны заниматься.

Очевидно, что, не заботясь о среде обитания, нельзя эффективно бороться за те цели, которыми мы в последние годы озаботились: за увеличение жизни людей, за улучшение ситуации с рождаемостью, снижение смертности, заболеваемости населения – по тем показателям, по которым мы, к сожалению, находимся сегодня далеко не в передовых странах.

И наша встреча неслучайно проходит здесь, в Челябинске. Область входит в число десяти наиболее экологически неблагополучных регионов России. И по другим показателям тоже находится в довольно сложном положении.

Отмечу и то, что Челябинск, Магнитогорск и Златоуст состоят в перечне городов с наиболее высоким уровнем загрязнения атмосферного воздуха. Причем, к сожалению, Магнитогорск, например, включается в этот перечень все последние 10 лет.

Разумеется, такая ситуация существует не только здесь. Есть и другие сложные места. И, к сожалению, наверно, вы согласитесь с тем, что экологические беды большинства российских территорий схожи. У каждого региона есть история вопроса, есть свое экологическое происшествие, существуют преступления, но последствия, к сожалению, в большинстве регионов с проблемами проявляются одинаково. А существующая в нашей системе общественных отношений, в нашем государстве система охраны окружающей среды пока проигрывает системам развитых стран практически по всем показателям: и по эффективности этой системы, и по ее прозрачности.

Вы знаете, что вопросы экологии не раз обсуждались на совещаниях самого высокого уровня: и на президиуме Государственного совета России, и на заседаниях Правительства. В конце января они будут в центре внимания Совета Безопасности России. На этом заседании мне поручено сделать доклад, так что результаты нашей с вами беседы должны найти отражение и в этом сообщении.

Решение экологических проблем становится одним из приоритетов развития России. И растущие экономические возможности позволяют нам качественно решать эти задачи гораздо более масштабно, чем это происходило все предшествующее десятилетие.

Я только что посетил два комбината. Комбинаты старые, сложные, со своей славной историей и в то же время со своей историей общения с окружающей средой. Что их сегодня роднит? Все-таки в результате работы, которая ведется, появились возможности для улучшения экологической составляющей.

Наверное, делается далеко не все, что нужно, не в тех объемах, потому что накопившиеся проблемы измеряются десятками миллиардов рублей, но тем не менее тот тренд, который образовался, он все-таки позитивный. А в 90-е годы ситуация просто стала критической.

В этой связи я хотел бы сделать несколько принципиальных замечаний и остановиться на следующем. Прежде всего, при проведении экологической экспертизы должна быть исключена так называемая субъективная оценка «допустимости воздействия» на окружающую среду. Об этом сейчас много говорят, и я думаю, что мы тоже с вами об этом поговорим. Кроме того, нужно уйти от практики индивидуально устанавливаемых для предприятий нормативов воздействия на окружающую среду. Это вчерашний день. И по возможности заменить эти нормативы согласованной системой нормирования, которая будет действовать в регионе или в целой стране.

По примеру развитых стран могут быть выделены промышленные, рекреационные и особо охраняемые зоны с разными допустимыми уровнями воздействия на окружающую среду. И уже в рамках этих зон надо установить нормативы на основе технологических стандартов. Нормативы, которые учитывают применение наиболее эффективных и доступных технологий.

Не менее важно заниматься укреплением ответственности, в ряде случаев – и ужесточением санкций за негативное воздействие предприятий на окружающую среду. Но делать это нужно в комплексе с другими мерами, потому что мы понимаем, что сами по себе санкции тоже далеко не всегда приводят к нужному результату. Это должно дополняться полноценными экологическими программами, которые будут реализовываться в каждом из крупных предприятий, оказывающих негативное воздействие на окружающую среду. Да и не только крупных – любых предприятий.

Ряд российских корпораций, и об этом я уже сказал, приняли меры для улучшения экологической обстановки на своих предприятиях. Это хорошо. И сегодня, я думаю, мы тоже услышим определенную информацию. Но значимость таких экологических инвестиций осознают пока не везде и не все. И здесь, к сожалению, сказываются определенные традиции прошлого. Потому что, если уж говорить по-серьезному, в историческом аспекте, экологической проблематикой в Советском Союзе почти не занимались. Особенно в период становления нашей промышленности, которая действительно получилась мощной, сильной, но экологические проблемы всегда были на обочине. Но такое отношение к природе недопустимо. И сама система экологических платежей должна стимулировать предприятия к внедрению экологически эффективных технологий.

Актуальной остается и задача стимулирования утилизации и вторичного использования отходов. Этим почти все крупные компании стараются заниматься, но пока все в самом зачаточном состоянии

Российские города, и это тоже факт, в основном продолжают обрастать свалками, увеличивая риски для здоровья людей. И при этом за рубежом накоплен богатый опыт переработки всех видов отходов, а соответствующие полигоны за рубежом используются как дополнительный источник энергии.

Всем этим нужно заниматься. Заниматься и на государственном уровне, на федеральном уровне, на региональном уровне, на муниципальном. И вообще, это должно быть мироощущением любого грамотного российского человека.

Почему наши северные соседи буквально дрожат над каждым леском, а мы даже не думаем об этом? Это уже проблема не только компаний, не только проблема, связанная с экономикой, с бизнесом, но это и психологическая проблема.

Отдельно остановлюсь на вопросах загрязнения воздуха предприятиями топливно-энергетического комплекса. Развивая добычу и переработку энергоресурсов, восполняя дефицит электроэнергии, мы просто обязаны одновременно заботиться об экологичности применяемых технологий.

Вы знаете, что на это неоднократно обращалось внимание и Президентом, и в Правительстве – на необходимость максимально эффективного использования ископаемого топлива, на развитие возобновляемых источников энергии, на более полное задействование гидропотенциала Сибири, на строительство новой угольной генерации на основе инновационных и «чистых» технологий.

Такой подход должен повысить эффективность контроля за уровнем воздействия на окружающий мир. И, кроме того, он будет содействовать «экологической модернизации» предприятий в целом, инновационному обновлению нашей экономики.

Полагаю, что необходимые поправки в законодательство об охране окружающей среды и о повышении энергоэффективности могут быть внесены в течение этого года. И чем более продуктивно мы будем с вами работать, тем быстрее такого рода предложения появятся.

На законодательном уровне нужно также создать условия для более качественного использования моторного топлива. Тоже об этом достаточно часто говорится, но ситуация, к сожалению, мало меняется. Процент содержания серы в российском топливе по-прежнему на порядок выше, чем в европейских странах. На порядок выше вообще предельно допустимых нормативов концентраций этого элемента.

Повышенные требования должны предъявляться и к новому российскому автопарку: и к производимым у нас в стране машинам, и к импортируемым. Причем это не только экологический интерес – мы с вами понимаем, что это экономический интерес. Потому что если этим не заниматься, вся наша продукция окажется абсолютно неконкурентоспособной.

И, наконец, пришло время пересмотреть отношение к так называемым сложным и «грязным» производствам. Некоторые из них морально устарели, и физически устарели давно уже. Они крайне опасны для людей и должны быть или перепрофилированы, или закрыты в зависимости от ситуации, которая складывается в регионе или в конкретном населенном пункте. Только такой подход позволит нам сохранить уникальное разнообразие нашей страны, просто сохранить нам здоровье и создать условия для нормальной жизни наших потомков.

Вот те проблемы, которые стоят. Только их часть. Уверен, что у вас есть и другие озабоченности, а также предложения. Поэтому давайте начнем работать.

Д.МЕДВЕДЕВ (заключительное слово): Уважаемые коллеги, разговор очень полезный, откровенный, в то же время, на мой взгляд, абсолютно конструктивный, свидетельствующий о том, что мы все-таки уже находимся несколько на иной стадии развития диалога по экологическим вопросам в стране. Мы уже достаточно зрелые, у нас есть и экономические возможности, чтобы всем этим заниматься, и желание, и государственная воля.

Хотел бы отдельно поблагодарить Петра Ивановича [Сумин, губернатор Челябинской области] за его сообщение и вообще просто за разговор, потому что, скажем откровенно, для губернатора это не самый простой разговор. Петр Иванович в этом смысле занял объективную, достойную позицию: выступил с сообщением без украшений, проанализировал ситуацию, которая сложилась на территории региона, которым он уже давно управляет.

По поводу национального проекта – в ряде выступлений говорилось о том, чтобы, может быть, создать какой-то национальный проект, – я согласен с коллегами: вы, Владимир Михайлович [Захаров, председатель комитета по экологической безопасности и охране окружающей среды Общественной палаты России], говорили, что, по сути, экология, природная среда – это то, где мы обитаем, не можем из этого делать национальный проект. Ведь национальные проекты – смотрите, как они реализуются – это фрагменты очень важные, куда мы проинвестировали определенное количество денег и на которых мы сконцентрировали внимание. А экология, окружающая среда везде. Мы не можем сказать, что, условно говоря, Челябинская область дороже, чем Свердловская, – так невозможно, и наоборот. Поэтому я считаю, что мы должны здесь принимать несколько иные решения. Эти решения должны приниматься на всех уровнях – от федерального до местного, но самое главное, чтобы в них были использованы все наши существующие возможности. Не только бюджетные, но и коммерческие – то, о чем Виктор Филиппович [Рашников, председатель совета директоров ОАО «Магнитогорский металлургический комбинат»] рассказывал нам и другие коллеги из бизнеса. Потому что мы с вами понимаем: экологические проблемы сегодня без участия бизнеса не решить. Но у нас же нет дилеммы – все закрыть и не развиваться дальше. Поэтому очевидно, что эта работа должна вестись в таком совмещенном режиме, вестись в каждом регионе. Челябинский регион просто показателен, потому что это, с одной стороны, промышленный центр России, где накопилось очень много таких проблем, но, я с этого начал, к сожалению, этих проблем достаточно даже во внешних, вполне благополучных регионах – только, может быть, они там разбросаны чуть менее кучно, чем здесь у вас.

Органы экологического контроля, я с вами абсолютно согласен, здесь нужно навести порядок. Мы на эту тему проводим определенные совещания. Я думаю, что общее решение будет найдено. Во всяком случае, такие предложения на сегодняшний день сформированы, сформулированы. Но то, что это должна быть понятная, адекватная, стройная система экологических органов – я с этим согласен. Здесь находится Константин Борисович Пуликовский, который как раз принимает участие во всех этих дискуссиях как начальник Ростехнадзора.

По поводу несовершенства природоохранного экологического законодательства. Всякое законодательство несовершенно, мы с вами понимаем, и всякое законодательство носит исторический характер, поэтому наша с вами задача – и общественности, и, самое главное, государственной власти – просто приводить его в соответствие с велениями времени, с теми проблемами, с которыми мы сталкиваемся.

Здесь говорилось, что никак не регламентировано хранение отходов в отвалах: первый платеж делается, а впоследствии делают как угодно. Я считаю, что на это нужно отреагировать. С точки зрения регламента я бы хотел, чтобы присутствующие здесь ведомства тоже этим озаботились – поручения я все дам. То же самое – в отношении утилизации: отдельная плата за утилизацию. Вот эти предложения в законодательстве вполне можно сформулировать. Если они у вас есть в письменном виде, мы их тоже ждем.

Разрешительные документы для всех органов. Это мы с вами обсуждали. Я как раз задавал вам этот вопрос. Я считаю, что здесь действительно можно посмотреть и вопросы градации компаний, юридических лиц. И, совершенно очевидно, необходимо сократить количество этих дурацких поборов, которые, по сути, обогащают только тех, кто их взимает. Ведь государство от этого ни копейки не получает, мы с вами понимаем: куча людей, которые просто получают, и на том живут. Но добро бы ладно, если бы от этого толк какой-то был. Можно платить и сто тысяч, и двести тысяч, но толка нет никакого.

Теперь в отношении показателей устойчивого развития. Во-первых, все-таки я считаю, что МЭРТ у нас не так далеко находится от магистральных путей развития человечества. Показатель устойчивого развития они все-таки используют, но я с вами согласен, что мы должны в значительно большей степени использовать эти показатели в социально-экономической отчетности, потому что сегодня они там где-то на уровне каких-то отсылочных, второстепенных. А сейчас весь мир именно занимается этими вопросами в контексте так называемого «устойчивого развития». Это не панацея, но это все-таки некий более цивилизованный взгляд на существующий сегодня в окружающем нас мире ряд вопросов.

Я абсолютно согласен с тем, что Владимир Михайлович говорил по поощрительным мерам за экологические действия, большинство законодательных систем мира идет именно по такому пути, когда не только по голове и кошельку дают, но и стараются все-таки каким-то образом поощрять компании. Я думаю, что и наши компании с удовольствием бы такого рода поощрительные меры тоже использовали, если бы они были грамотно сформулированы в экологическом законодательстве.

Я еще хотел уточнить. Петр Иванович, Вы сказали про 70 миллионов, Вы не оговорились? Это его цена, 70 миллионов? Дополнительная цена – 70 миллионов. Спасибо.

Теперь что говорила Луиза Васильевна [Коржова, председатель областной ассоциации «Кыштым-57»]. Во-первых, я полностью с Вами солидарен в том, что использование разных подходов к одним и тем же по своим последствиям событиям, а тем более к одним и тем же по последствиям гражданам – это некорректный с правовой точки зрения подход. И если человек получил ту же самую дозу, то здесь должен быть равный подход, исходя даже из фундаментальных основ наших конституционных прав и свобод человека и гражданина. Статусная категория совершенствования законодательства – то, что Вы сказали, я думаю, что это было бы сделано правильно – это не такой простой путь, потому что большинство наших законов по последствиям ликвидации аварий принимались, во-первых, штучно – вослед этим авариям и, во-вторых, в зависимости от резонанса, который создала та или иная катастрофа. В этом смысле Чернобыль, так получилось, стал очень резонансной катастрофой. В результате законодательство по этому поводу более развитое, а по другим проблемам, таким как, например, здесь у вас известные всем темы 1957 года, молчали же столько лет, гриф секретности. Но я сейчас даже не об этом, а о том, что законодательство в этом смысле получилось гораздо более таким фрагментарным, кусочным. И по-хорошему, конечно, мы должны его привести к единому знаменателю, даже не в смысле, допустим, соединения всех этих нормативных актов в один, но во всяком случае в смысле общих подходов к правовому положению лиц, подвергшихся радиационному воздействию и другим видам неблагоприятного воздействия. В зависимости от всех других показателей, которые нам все известны.

То, что вы говорили по 122-му закону, – это надо действительно посмотреть, потому что здесь я тоже готов буду дать поручения по поводу вычетов при получении социального пакета. Если у вас есть информация, то вы мне просто ее отдайте. В целом, если у вас есть предложения по совершенствованию законодательства (я чувствую, что вы эту тему глубоко ведете), было бы тоже полезно нам сюда передать.

То, что Геннадий Георгиевич [Михайлов, профессор, заведующий кафедрой экологии и природопользования Южно-Уральского государственного университета] говорил, я согласен, что хорошие разработки существуют, и необходимо проверить и подготовить заключение по поводу тех сорбентов, о которых Вы говорили. Я бы хотел попросить Петра Михайловича Латышева [полномочный представитель Президента РФ в Уральском федеральном округе], потому что это проблема уральская, провести соответствующие мероприятия. Вы передайте тогда документы Петру Михайловичу, а Петр Михайлович с учетом возможностей уральских регионов эту экспертизу сможет организовать.

Светлане Евгеньевне [Турбанова, студентка 5-го курса Южно-Уральского государственного университета] я желаю и дальше заниматься этими очень важными для нашей страны экологическими вопросами, потому что если ими будут заниматься не только люди зрелые, которые здесь представлены, но и такие молодые, как вы, – у нашей страны будет все-таки светлое экологическое будущее.

Давайте все вместе будем этим заниматься, и я уверен, что результаты придут. Спасибо.


Исходная статья: rost.ru