«ПЕРВЫЙ СРЕДИ РАВНЫХ...»
Нормативные документы
Противодействие коррупции
Поступающим
Студентам
Выпускникам
Проект 5-100
Аккредитация специалистов
Россия хочет получить больше контроля над Академией наук 15.03.2007

Россия хочет получить больше контроля над Академией наук


Историческая автономия Российской академии наук, которая занималась передовыми фундаментальными исследованиями в России с момента ее основания Петром Первым три века назад, находится под угрозой в связи с предложением правительства взять эту организацию под более жесткий государственный контроль и покончить с академическими свободами, говорят академики.
"Это настоящая война, – сказал Александр Некипелов, вице-президент Академии, в величественном главном здании на Ленинском проспекте. – Я уверен, что мы победим, но ситуация, конечно, не может нас не волновать".

Члены Академии наук, которая в 1980 году отказалась выполнить требование советской власти и исключить физика-диссидента Андрея Сахарова, рассматривает этот план как часть более широкой тенденции к усилению государственного контроля над ключевыми сегментами российского общества. Они говорят, что частично эти шаги поддерживаются бюрократами, жадно поглядывающими на богатый портфель собственности организации, включающий в себя высококлассную недвижимость в Москве и Санкт-Петербурге.

"По этой схеме, работа Академии подчиняется правительству, – говорит Сергей Рогов, директор Института США и Канады, входящего в РАН. – Вся инфраструктура исследований будет разрушена". Согласно правительственному плану, его организация и другие исследовательские институты по международной политике могут оказаться подконтрольными Министерству иностранных дел РФ.

Представители правительства описывают свои действия по введению нового устава РАН как необходимые для привнесения какой-то эффективности в академический кокон, которым управляет горстка пожилых ученых, оторванных от условий современной экономики. "Новый устав должен создать конкурентную среду и обеспечить новые механизмы контроля государства и общественности над Академией", – сказал в телефонном интервью заместитель министра образования и науки Дмитрий Ливанов.

Некоторые независимые аналитики соглашаются, что Академия наук в последние годы впала в летаргический сон. Старые члены, говорят они, держатся за свои посты как за синекуры, молодые часто уезжают за границу в поисках более высокой оплаты и новых возможностей. РАН часто медлит с коммерциализацией своих научных открытий.

"Академия наук нуждается в реформе, – говорит заместитель директора Центра политической конъюнктуры Александр Шатилов. – Вопрос в том, нужна ли ей такая реформа, которую хочет провести правительство".

Этот вопрос будет поднят в этом месяце во время ежегодной Генеральной ассамблеи Академии наук, когда за новый устав будут голосовать 1250 действительных членов РАН и членов-корреспондентов. Составленный ими проект документа содержит некоторые из элементов, которых требует правительство.

Правительство не сказало, как оно отреагирует, если члены Академии – что весьма вероятно – отвергнут его требования. Однако академики, кажется, полагаются на то, что в свете приближающихся выборов политики не захотят вступать в открытый конфликт с влиятельными представителями интеллектуальной прослойки страны, которые все еще пользуются значительным уважением в России.

Руководство Академии контролирует бюджет в 1,2 млрд долларов, 400 исследовательских институтов и 200 тысяч исследователей и сотрудников по всей России. РАН является самоуправляющейся организацией. Финансирование исследований, как и вопросы комплектования штата – начиная от того, кто занимается исследованиями, и заканчивая присвоением высокого звания действительного академика – решаются на основе тайного голосования.

Этот диспут связан с принятым в прошлом году законом об установке новых стандартов для государственных научных работников, по которым академики должны действовать в соответствии с новым уставом, отражающим изменения. Этот закон также относится к научным работникам в области медицины, сельского хозяйства, образования, искусства, архитектуры и строительства.

Среди прочих изменений, президента РАН, избираемого сейчас членами Академии, будет назначать президент России.

Это вызвало некоторое беспокойство, но вице-президент РАН Некипелов говорит, что РАН готова согласиться с этим условием, если получит от Кремля гарантии, что никогда не возникнет ситуации, в которой выбор академиков был бы отвергнут. Академия также готова согласиться на учреждение наблюдательного комитета, если у него не будет исполнительных полномочий, сказал он.

Однако в январе министерство образования и науки разместило на своем веб-сайте "проект устава" и потребовало его принятия академиками. По словам Некипелова и других академиков, этот документ значительно превышает те рамки, которые предусматривались законом, и фактически лишает РАН той независимости, которая позволила ей в свое время отказаться от исключения Сахарова.

В советское время Академия наук часто отказывалась предоставлять членство ведущим представителям коммунистический партии, ссылаясь на отсутствие у них научных достижений. То же самое происходило с политиками постсоветского периода. В прошлом году РАН отказалась присвоить звание академика высокопоставленному депутату Госдумы, а также некоторым бизнесменам, подававшим заявки. Один из политиков, как говорят, очень хотел получить членство в Академии, чтобы потом претендовать на звание главы РАН.

В соответствии с проектом устава, многие решения передаются в ведомство наблюдательного совета, в котором правительственные назначенцы будут составлять большинство в пропорции два к одному. В состав каждого комитета должны входить три академика, три представителя кабинета, по одному представителю от каждой палаты парламента и один представитель президентской администрации.

"Нет никаких шансов, что РАН когда-либо примет такой документ, – говорит Некипелов. – Даже если руководство Академии согласилось бы на него, мы ничего не сможем сделать, потому что Генеральная ассамблея за него никогда не проголосует. Мы называем это чистой провокацией".

Проект устава правительства отменяет прямое и тайное голосование за назначение на посты в Академии за исключением президентского, включая должности глав институтов. Вместо этого их должен будет назначать президент Академии, а наблюдательный совет должен будет одобрять их кандидатуры.

Не меньше беспокойства, говорят академики, вызывает то, что новый совет должен будет распределять исследовательские фонды, что может привести к приостановке определенных проектов, в особенности в области общественных наук, если правительственные чиновники эти проекты не одобрят. Проект устава также позволяет отдавать некоторые институты под контроль отдельным министерствам.

Некипелов добавил, что финансирование базовых исследований в таких областях науки, как физика, где прорывы часто носят неопределенный характер и занимают много времени, может стать предметом произвола представителей правительства, которым может быть непонятно, почему некоторые исследования тянутся десятилетиями.

"Они говорят, что президент РАН будет определять основные направления научных исследований, но деньги будут распределяться наблюдательным советом. Это нонсенс, – говорит Некипелов. – Определение сфер исследований и означает распределение между ними финансирования. Без предоставления финансирования это просто бумажка и больше ничего".

Некипелов говорит, что правительство в последние годы предоставляло Академии некоторую помощь – с повышением зарплат исследователям, например, что позволило организации набрать новых членов.

Тем временем, говорит он, РАН занималась изучением возможностей увеличения коммерческого применения своей работы и более широкой интеграции в общеэкономический процесс.

Замминистра Ливанов говорит, что Академия могла бы быстро извлечь больше денег из своей деятельности, в частности за счет использования недвижимости. "Не так давно мы проанализировали активы РАН, и результаты показали, что эти активы при эффективном использовании могут принести на 35-40% больше прибыли, – сказал Ливанов. – Мы не собираемся менять владельцев. Это государственная собственность, и она останется государственной собственностью".

"Теперь понятно, к чему этот звон, – говорит Рогов из Института США и Канады. – Из этого здания Академии мог бы получиться неплохой торговый центр, а из того – отличный банк, а тут можно было бы открыть магазин".


Исходная статья: InoPressa
Авторы:  Питер Финн