«ПЕРВЫЙ СРЕДИ РАВНЫХ...»
Нормативные документы
Противодействие коррупции
Поступающим
Студентам
Выпускникам
Проект 5-100
Аккредитация специалистов
Понюхал, укололся - за решетку! 28.02.2007

Понюхал, укололся - за решетку!

Госдума и Госнаркоконтроль принудительно вылечат наркоманов

В Госдуме готовится законопроект о принудительном лечении наркоманов по решению суда. Парламентские слушания состоятся уже в марте, после чего документ пройдет первое чтение. Над ним работает группа единороссов из комитетов по охране здоровья и по образованию и науке. Законопроект коснется примерно 6 млн россиян - именно столько, по данным Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН), употребляют "дурь", причем около 100 тысяч ежедневно погибают от передозировок. Наркомания справедливо считается одной из главных угроз национальной безопасности, но инициативу правящей партии многие эксперты и правозащитники восприняли крайне скептически и даже назвали ее «актом насилия над российским народом».

Принудительное лечение от наркозависимости - не ноу-хау Госнаркоконтроля. В 1980-х годах каждый советский участковый должен был отправить на принудительное лечение в лечебно-трудовой профилакторий (ЛТП) определенное количество пьющих граждан. Тогда эта мера принимала уродливые формы: по решения суда «загреметь» на год-полтора за решетку с эмблемой Красного Креста мог кто угодно. Ведь решение о принудительном лечении зачастую принималось судом заочно, а основанием могло стать и написанное сгоряча заявление повздоривших супругов.


Лечение в соответствии с законом
Законопроект о принудительном лечении наркоманов разработан единороссами сразу из двух комитетов: по охране здоровья и по образованию и науке. Но, как заявила «Газете» один из авторов документа - депутат Валентина Иванова, идея принадлежит Госнаркоконтролю. «Недавно мы разработали законопроект о запрете курения в общественных местах. Естественно, - считает депутат, - что следующим шагом должен стать закон о борьбе с наркоманией. Нужно заметить, что мы разрабатываем лишь механизм попадания наркозависимых граждан в лечебные учреждения, а кто будет входить в медицинскую комиссию, определяющую состояние больного или где он впоследствии будет содержаться, решит правительство».

В проекте закона предусмотрены три причины для принудительного лечения: заявление родителей, сигнал из школ или институтов, инициатива участковых, обнаруживших, к примеру, наркопритон. «В случаях с подростками вопрос будет обязательно согласован с семьей», - заверила Иванова. По ее словам, лечение наркозависимых россиян будет в корне отличаться от того, что было создано в советское время. Но в качестве помещений для реабилитационных центров могут использоваться здания, оставшиеся от лечебно-трудовых профилакториев. «Мы понимаем, что это крайне дорогая задумка, - признает Иванова. - Ведь этим людям понадобится очень дорогое, а главное, качественное лечение. И одними ЛТП, конечно, не обойтись. Думаю, что коснется это не всех 6 млн российских наркоманов, а только тех, у кого болезнь приняла крайне тяжелую форму. Таких, по разным данным, всего несколько сотен тысяч человек».

Правительство начнет работу над нормативными актами к закону сразу после первого чтения в Госдуме, которое состоится этой весной. Представители ФСКН уверены, что законопроект будет принят и подписан президентом уже в нынешнем году. «Мы надеемся, что еще до конца 2007 года будет принят закон о принудительном лечении», - заявил на недавней пресс-конференции замдиректора ФСКН Владимир Зубрин. Но лечить нужно в современных медицинских центрах, считает он.

Рабский труд или спасение нации?

Законодательная инициатива Госнаркоконтроля и группы депутатов наверняка вызовет острую дискуссию в обществе. Эксперты уже разошлись во мнениях. Один из ярых сторонников принудительного лечения наркоманов - заведущая кафедрой наркологии Московского института медсоцреабилитации и завотделением наркологической экспертизы при клинике № 17 Наталья Шибанова. «Алкоголики и наркоманы - это те люди, которые редко приходят за помощью самостоятельно. Их необходимо заставлять лечиться, - заявила она "Газете". - Учитывая масштабы бедствия, принуждением нужно заниматься на государственном уровне». По ее мнению, направление на принудительное лечение в наркодиспансеры должны получать не только те, кто употребляет тяжелые наркотики на протяжении долгого времени, но и те, кто несколько раз покупал в ночном клубе таблетки экстази или подсел на энергетические напитки с добавлением наркотических средств. Шибанова считает, что исключения не должно быть и для тех, кто употребляет так называемые легкие наркотики: «Та же конопля, которую в некоторых странах не считают наркотиком, вызывает очень сильные психозы, а отличается от тяжелого героина лишь долгим привыканием. Но если человек неоднократно попробовал коноплю или экстази, его уже нужно лечить, пусть и более короткий срок. Например, от полутора месяцев до полугода».

Может ли быть эффективным лечение из-под палки? Руководитель медицинских программ фонда «Нет алкоголизму и наркомании» Сергей Полятыкин считает, что нет. Процесс занимает обычно три-шесть лет. Для врачей важно не только отучить пациентов с помощью медикаментозных препаратов от смертельной привычки, но и выработать у них новые жизненные стереотипы. Такие вещи насильно привить очень трудно. «Как могут выработаться новые приоритеты в жизни, если человек ждет не дождется, когда же выйдет на волю и сделает долгожданный укол?» - спросил Полятыкин. Больше всего его насторожило то, что законопроект предусматривает работу участковых в поиске и приведении больных наркоманией в суд. «Опять будем наступать на советские грабли, когда жены сгоряча упекали мужей в ЛТП, где бедолаги в буквальном смысле занимались рабским трудом? Ведь от этого страдали сами женщины», - напоминает он.

Но дело не только в том, что каждый любитель анаши в перспективе может стать рабом. С принятием законопроекта участковым милиционерам может быть вновь спущен план по сдаче наркозависимых граждан. Тогда на принудительное лечение отправятся не только те, кто по-настоящему в нем нуждается, но и те, кого проще найти и доставить в суд.


Убеждение против насилия

Исполнительный директор Независимой психиатрической ассоциации Любовь Виноградова в интервью «Газете» отметила еще один аспект проблемы. По ее мнению, человек, который попал в медицинское учреждение принудительно, как правило, выходит из него законченным наркоманом: "Пациенты учатся друг у друга, помогают распробовать другие сильнодействующие наркотики".

Виноградова считает, что принудительное лечение может и должно применяться только к тем, кто опасен для общества: "Иногда к нам обращаются за помощью люди, чьи родственники не просто употребляют наркотики или алкоголь, но и ведут себя крайне агрессивно. В таком случае их, как и психбольных, надо лечить независимо от того, хотят они или нет».

Правозащитники тоже против инициативы Госнаркоконтроля. «Больных надо лечить, но нельзя упекать их за решетку», - заявила «Газете» руководитель Московской Хельсинкской группы (МХГ) Людмила Алексеева. Бороться с наркозаразой можно лишь убеждением: "Все остальные методы превратятся лишь в насилие над людьми».

Как спасают от пагубного пристрастия

Китайских наркоманов отправляют на принудительное лечение в государственные клиники, так называемые детоксикационные центры. Таких центров 600 по всей стране и подчиняются они администрации полиции. Идеология этих центров - ручной труд спасет от наркотической зависимости. Насколько успешно центры справляются со своей задачей, неизвестно. Другой вид "восстановительных" центров - лагеря, подчиняющиеся министерству юстиции. Сюда попадают те наркоманы, которым многократное пребывание в полицейских детоксикационных центрах не пошло впрок. Ручной труд здесь совмещается с военными порядками, да и объем работы в этих лагерях во много раз больше.

Впрочем, как сообщает газета The Washington Post, все большую популярность в Китае приобретают реабилитационные центры американского типа. Их принцип - бесконечное психологическое консультирование. Кроме того, американские специалисты убеждены, что лечение наркомана не может проходить вне семьи, поэтому психотренинг должны проходить все его родственники, в то время как традиционные китайские методы предусматривают изоляцию наркозависимого.

Гражданам Таиланда за употребление или хранение наркотиков грозит либо пожизненное заключение, либо смертная казнь. Впрочем, тайское законодательство не запрещает иностранным гражданам употреблять наркотики, что делает страну настоящим раем для наркоманов-иностранцев.

На Филиппинах закон не менее суров. Так, за хранение 500 граммов марихуаны или 10 граммов опиума, героина или кокаина предусматривается пожизненное заключение или смертная казнь. Помимо этого обвиняемый будет должен заплатить штраф в размере от $10 тысяч до $50 тысяч. Минимальное наказание за хранение наркотика - 12 лет тюрьмы.

Если гражданина Филиппин задержат в состоянии наркотического опьянения, даже при условии, что у него не будет с собой наркотиков, то от принудительного лечения он также не сможет отказаться. В первый раз задержанному придется провести шесть месяцев в государственном реабилитационном центре. Если после этого гражданин будет задержан снова, то он проведет в клинике гораздо дольше: от шести до 12 лет. При этом он будет должен оплатить штраф в размере до $4 тысяч.

Как вы относитесь к идее принудительного лечения от наркомании?

Людмила Алексеева / председатель Московской Хельсинской группы:

С недоверием, потому что есть известный факт: и наркоманию и алкоголизм можно лечить только тогда, когда сам человек хочет излечиться, а принудительно это как-то не получается. Тем наркоманам, которые попадают в места лишения свободы (чаще всего это те люди, у которых дозу находят, а не настоящие наркоторговцы), не удается доставать наркотики - и они их в течение нескольких лет не употребляют. Многие полагают, что они вроде бы даже так излечиваются. Но как только они выходят на свободу, то опять становятся наркоманами. Ведь пристрастие к наркотикам имеет не только физиологическое, но и психологическое начало, и поэтому простые решения, которые обожает наша власть - «Взять и заставить!», - тут совсем не работают. Надо убедить человека, что нехорошо быть наркоманом и что он сам себя губит. Да, это трудно, но от государства этим никто заниматься не собирается. Я не верю, что можно «взять и заставить»!

Владимир Сальников / четырехкратный олимпийский чемпион по плаванию:

Однозначно на этот вопрос не ответишь, тут много этических и нравственных аспектов. Проблема связана как с индивидуумом, которого пытаются принудительно лечить, так и с обществом, которое это предлагает. Поэтому задача состоит в том, чтобы свести это в вариант, приемлемый для обоих. Стадии болезни бывают разными. Одно дело, когда человек отвечает за свои поступки, другое - когда уже нет. Очевидно, должна быть какая-то градация степени определения, чтобы, как это нередко у нас бывает, всех под одну гребенку не стричь. Иначе можно будет ущемить права тех, кто готов лечиться самостоятельно.

Ксения Собчак / телеведущая:

Я считаю, что наркомания - это в принципе очень большая проблема для России! Вот только главный вопрос в том, что именно понимать под принудительным лечением и как определять, нуждается человек в этом или нет. Как у нас обычно бывает, возникнет очень много спекуляций на эту тему, но, к сожалению, может быть, это и есть один из тех немногих выходов, которые вообще возможны. Потому что совершенно непонятно, что с этим делать: у нас такое количество наркоманов, употребляющих именно очень тяжелые наркотики - героин, какие-то смеси. Сама я, слава богу, с этим не сталкивалась, и таких знакомых, у которых с этим были настолько серьезные проблемы, что помочь могло только лечение, у меня не было. Да, были люди, которые что-то там употребляли, но потом поняли, что им наркотики не нужны, и как-то вышли из этого состояния, не доведя дело до какой-то глобальной проблемы. Возможно ли прекратить употребление наркотиков самому - вопрос степени. Если вы курите травку, это одна история, а если колетесь героином - чуть-чуть другая.

Юрий Скуратов / генеральный прокурор России в 1995-2000 годах:

А как можно без этого обойтись? Люди больны, и далеко не каждый из них способен адекватно оценивать ситуацию и самостоятельно принять решение о лечении от наркомании. Как правило, специфика болезни именно в этом и заключается: представляя угрозу для общества, они не желают лечиться! Выход очевиден - это надо вводить, но используя при этом относительно гуманные методы. Необходима четкая регламентация процедуры принятия решения об их излечении, чтобы учитывались чисто медицинские критерии, а не политические; чтобы у родственников всегда была возможность проконтролировать процесс лечения и исключить злоупотребления, а если они все же происходили, то иметь возможность обжаловать их через суд. Но очевидно то, что их надо лечить, иначе мы просто потеряем большую часть общества - нашу молодежь.


Исходная статья: Gzt.ru