«ПЕРВЫЙ СРЕДИ РАВНЫХ...»
Нормативные документы
Противодействие коррупции
Поступающим
Студентам
Выпускникам
Проект 5-100
Аккредитация специалистов
29.12.2006

Актуальный разговор

Найти Московскую медицинскую академию им. И.М. Сеченова оказалось несложно. Как только навстречу нам стали попадаться молодые люди в куртках, наброшенных поверх белых халатов, я поняла: мы на верном пути, а фотограф нацелил объектив на будущих врачей, спешно перебегающих из корпуса в корпус. К слову, эти белоснежные одеяния впервые в России появились с легкой руки Н.В. Склифосовского именно здесь, на медицинском факультете Императорского университета, который позже был преобразован в 1 Московский медицинский институт.

Сегодня по Большой Пироговской и окрестным улицам раскинулось настоящее медицинское царство: 17 разнопрофильных клиник, научный центр с 61 лабораторией и 5 научно-исследовательскими институтами, 20 учебно-лечебных корпусов, 14 факультетов, 160 кафедр и курсов, на которых учатся 9 тысяч студентов, 2,5 тысячи аспирантов и преподают 2000 профессоров и преподавателей.

Как поддерживать в норме этот сложный организм, корреспондент «Ст.М» спрашивает ректора ММА с двадцатилетним стажем Михаила Александровича Пальцева, академика РАН и РАМН, доктора медицинских наук, заведующего кафедрой патологической анатомии, профессора.

Эсперанто для высшей школы

- ММА - старейшее медицинское образовательное учреждение России. В 2008 году академия отметит 250-летний юбилей. Как совершенствовать процесс обучения, не нарушая традиции русской медицинской школы?

- Еще со временем Ломоносова Россия восприняла немецкую систему образования, в том числе и медицинскую. Поэтому говорить о самобытности нашей медицинской школы я бы не стал. Это европейское образование, которое развивалось на российской почве.
Если говорить о Болонском процессе, который происходит сейчас, то Европа, которая была в основном воспитана на немецких традициях высшей медицинской школы, сейчас склоняется в сторону английской модели. Ее преимущество в том, что, в отличие от немецкой школы, где все строго регламентировано, она предусматривает некое партнерство между студентом и преподавателем - возможность диалога, более свободного планирования занятий.
Сегодня речь не идет о какой-то жесткой реформе медицинского образования в России. Мы говорим о разумных мероприятиях, которые повысят качество образования, вооруженность высшей медицинской школы, углубят клиническую подготовку студентов-медиков.
У нас, к сожалению, слабо поставлена практическая часть обучения. Тогда как фундаментальная подготовка намного глубже, чем в некоторых других странах Европы. Поэтому сейчас приоритетное направление развития - улучшение клинической подготовки. Современная медицина настолько сложна, что будущему врачу необходимо не только уметь общаться с больным. Обязательно знание приборной базы, диагностической аппаратуры, большого количества биохимических анализов, новых методов диагностики, сложных манипуляций, которые могут быть не только болезненны для пациента, но и опасны. Поэтому прежде, чем прийти к больному, студент должен отработать навыки на специальных тренажерах. Сейчас в ММА как раз и создается такой тренажерный центр.

- С начала учебного года в ММА введена балльно-рейтинговая система оценок. Это тоже - составная часть процесса интеграции в Европу?

- Основная цель Болонского процесса – обеспечить свободное передвижение студентов и преподавателей по университетам разных стран. Но шкалы оценок различны. Поэтому университеты Европы, и мы в том числе, постепенно вводят алгоритм перевода оценок в кредиты. Система заключается в том, что учебный год поделен на периоды. Один кредит содержит в себе определенный объем знаний, который получил студент в своем вузе, на общеевропейские нормы. Это своего рода Эсперанто – универсальный язык для высших школ Европы, который начинает учить и Россия.

Большой брат

- В рамках реализации национального проекта «Образование» в 2006 году был проведен конкурс учебных заведений, внедряющих инновационные программы. Московская медицинская академия - в числе 17 вузов-победителей. Как осуществляется инновационная образовательная программа в ММА: каких результатов уже удалось добиться, что планируется делать?

- Конкурс, который провело Министерство образования, - смелый шаг. Его цель не в том, чтобы подогнать вузы России под некий европейский стандарт, а сделать шаг вперед.
Смысл инновационной программы в ММА - это в первую очередь информатизация учебного процесса. Сегодня врач чтобы продуктивно работать, должен иметь доступ к информации. Чем в большей степени он информирован, тем лучше вооружен. Современный доктор должен, например, знать около десятка тысяч лекарств. Удержать это в памяти невозможно. Чтобы правильно назначить лечение, нужно обладать хорошими информационными ресурсами. Наша задача - создать эти ресурсы, сделать их доступными для студентов и преподавателей и научить пользоваться ими.
Наша система информатизации предусматривает, что в основах учебных аудиториях академии будут Wi-Fi сети и любой студент или преподаватель, имеющий карманный персональный компьютер (мы предполагаем обеспечить ими всех студентов и преподаватели, начиная с 2008 года), сможет получить доступ к той базе данных, которая необходима ему для освоения материала.
Второй аспект, о котором я уже говорил, - это создание специального тренажерного центра для отработки студентами практических навыков. На стоматологическом факультете уже появились «фантомы», имитирующие пациентов; они издают звуки, пускают слюну. Современные тренажеры, которые, кстати, производятся не только за рубежом, но и в России, по тактильным ощущениям полностью создают впечатление живого человека - это отмечают даже опытные врачи.
Еще один проект, который набирает обороты, - создание нескольких новых курсов. Например, планируем знакомить студентов с клеточными технологиями, потому что очевидно: на них будет основана медицина XXI века. Прогресс в этой области очень быстрый. Клеточные препараты и технологии в скором времени будут, по-видимому, основными в лечение тяжелых заболеваний. Поэтому мы формируем банк клеток, опытное клеточное производство.
Создаем специальную учебную лабораторию на базе Института туберкулеза, где будем обучать врачей диагностированию этой тяжелой инфекции, работе с больными, проводить испытания новых препаратов.
Еще один важный шаг - формирование электронной библиотеки и видеотеки, которые планируем разместить в Интернете. Доступ к ним будут иметь наши студенты и преподаватели.
Как вы уже поняли, это всеобъемлющий проект, благодаря которому мы выйдем на новый этап развития.

- Понятно, что студенты «на ты» с информационными технологиями. А как быть с преподавателями, которые в силу возраста не так хорошо «подкованы». Не возникают ли трудности?

- Конечно, продвинутым пользователем человек в возрасте вряд ли станет, но карманным компьютером может пользоваться любой преподаватель. Мы понимаем, что будут разные уровни использования. Но ориентируемся все-таки на молодых.
Сегодня медицина вообще немыслима без специалистов в области IT. Думаю, в скором будущем рядом с врачом встанет инженер.

- Один из пунктов в организации современного процесса обучения в ММА - контроль за студентом. Зачем студенту-медику присмотр «большого брата»?

- Речь здесь идет скорее не о контроле действий, а о контроле знаний. Мы следим не только за тем, сколько часов и где провел студент, но и отслеживаем качество знаний. Для студента-медика обязательно, например, посещать анатомический театр и работать с трупным материалом. Не всем это нравится, не все рвутся туда, а посещать нужно обязательно. Здесь нужен строгий контроль.
Выпускник медицинского вуза должен уметь делать определенные манипуляции, например уметь принимать роды. Поэтому дежурства в родильных домах - это тоже обязательно.
Вторая сторона контроля - не что посетил студент, а как он усвоил материал, умеет ли пользоваться им. Здесь можно вспомнить Эйнштейна. Когда его спросили расписание поездов, он ответил, что знает, где лежит справочник, в котором он всегда сможет найти эту информацию. Так же и с современной медициной: не запоминать все, а знать, где найти. Этому надо научить студента.

Бабушка и вундеркинд

- В прошлом году выпускники ММА стали лидерами по количеству «красных» дипломов за все годы существования института. Вуз отслеживает, как устраиваются в жизни вчерашние студенты?

- Большое количество дипломов с отличием - это хороший признак. Студенты осознали, что карьера напрямую зависит от знаний. Наша задача - помочь выпускникам устроиться. Мы поддерживаем контакты с больницами, с департаментами здравоохранения Москвы и близлежащих городов.
Все выпускники идут работать врачами. Но наступает момент - обычно уже после получения сертификата специалиста, - когда низкая зарплата входит в противоречие с полученными знаниями. Потери специалистов начинаются через два-три года после получения диплома.

- С неадекватной оплатой врачебного труда все понятно, а бывает, что студент разочаровывается в профессии еще в процессе обучения?

- Первое испытание для студента - анатомичка. Обратная сторона медицины. Основной отсев идет на 1-2 курсах. Многих шокирует, например, когда на кафедре биологии нужно препарировать аскариду - возбудителя глистной инфекции...
Но в основном в медицину сейчас идут люди, связанные с профессией семейно. Они подготовлены морально, проходят через медико-биологические классы. Дети из медицинских семей и лучше обучаются, лучше заканчивают вуз и очень редко изменяют профессии.

- Каков процент выпускников, которые уезжают за границу?

- Любой врач, выезжающий работать за рубеж, должен подтвердить диплом. К нам поступают запрос от соответствующих организаций. Судя по широте этой переписки, это достаточно большой процент.

- ММА сотрудничает с иностранными вузами. Что привносит в учебный процесс такое взаимодействие?

- У нас очень давние контакты с немецкими университетами: договоры с Марбургским университетом, с двумя университетами Баварии, с Мюнхенским университетом - одним из старейших в Германии, с Мюнхенским техническим университетом, где очень хороший медицинский факультет. Они охотно привлекают студентов академии для работы в лабораториях. И отмечают, что наши ребята наиболее продвинутые, лучше схватывают, лучше генерируют идеи и быстрее продвигаются, но, к сожалению, недостаточно практически подготовлены.
Мы в этом отношении действительно отстаем. А если взять периферийные вузы, то там ситуация с клинической подготовкой просто удручающая. И если сегодня для выпускника любого университета Европы знание всего спектра медицинского оборудования, необходимого для диагностики и лечения, обязательно, то российские студенты знают подчас только демонстрационные образцы. Технически наша медицина до сих пор вооружена очень слабо.

- Вы уверены в квалификации выпускника ММА настолько, чтобы доверить ему свое здоровье или здоровье близких?

- Если у меня возникает необходимость обратиться к врачу, то я иду только к выпускникам ММА. И даже в медицинской аудитории я всегда безошибочно по манере говорить, обсуждать проблему, по подходу, по основательности определяю, кто закончил ММА.

- Почему вы выбрали для поступления I Московский медицинский институт?

- Это классический случай - моя тетя была врачом. А я поначалу хотел быть физиком, потом философом, а в итоге поступил сюда за компанию с одноклассниками. И не был уверен, что останусь в профессии, но потом она меня увлекла. Тогда конкурс был 12 человек на место (сейчас идет, скорее, борьба за абитуриента), с первого курса отчисляли за малейшие провинности. Мы боролись за то, чтобы быть студентами, получить профессию. Сейчас этого, к сожалению, нет...

- А специализацию как выбирали?

- Выбирал между невропатологией и гинекологией. Аспирантуру заканчивал по гистологии. Сейчас - патологоанатом. Занимаюсь также вопросами биобезопасности.
Особенность медицины в том, что это одновременно и ремесло, и профессия. А еще - искусство, потому что умение общаться с больными, принимать верные решения - это стык искусства, философии, науки, практики. В медицине сходятся все науки. Лучевая диагностика - это физика, анализ крови - химия, клеточные технологии - биология.

- После вас медицинская династия продолжилась?

- Да, дочь закончила нашу академию. Защитила кандидатскую диссертацию. Занимается фундаментальной медициной

- Вы ректор и одновременно заведующий кафедрой патологической анатомии. Успеваете читать лекции?

- Да, читаю лекции, готовлю аспирантов, то есть будущих преподавателей, составляю учебники, учебные пособия и занимаюсь научной работой.
У нашей кафедры вообще особая история: я восьмой заведующий за почти полуторавековую ее историю. И каждый предшествующий был учителем следующего. Преемника я присматриваю уже сейчас, но, честно скажу, пока не вижу.

- Вы сказали, что сейчас зачастую идет борьба за абитуриента. А когда был спад и пик моды на медицинские специальности?

- Дело в том, что у нас не было ни резких пиков, ММА стабильно пользуется вниманием абитуриента! конкурс - 3-4 человека на место. В начале 90-х, правда он снизился до 2,5.
У нас серьезные вступительные испытания. Очень популярные среди абитуриентов платные курсы при академии и медико-биологические классы, работающие в семи школах Москвы и Подмосковья. Поэтому ММА - это не только Пироговка, а некое образовательное пространство, захватывающее не только высшее, но и среднее образование.

- И все-таки популярность профессии врача сейчас не страдает?

- Профессия будет популярна всегда. У 16-17-летних ребят меркантильные соображения все-таки не на первом месте, во главу угла они ставят интерес в профессии. А что может быт интереснее медицины?
Другое дело - существует опасность девальвировать профессию. Врач испытывает постоянное унижение: финансирование по остаточному признаку, бесконечное выписывание рецептов, визиты в богатые дома, когда доктору нечем кормить семью. Это социальное неравенство не может не раздражать. И этот негатив врач волей-неволей будут переносить на пациента...

- В ММА поступают абитуриенты-вундеркинды или, наоборот, возрастные студенты?

- Совсем юных студентов у нас давно не было. На моей памяти был случай, когда поступил 14-летний мальчик из Грузии. Он закончил институт, но, насколько помню, врачом все-таки не стал.
Что касается великовозрастных студентов, то у нас есть факультет высшего сестринского образования, куда приходят взрослые люди, поработавшие медсестрами. Несколько лет назад был случай, когда этот факультет одновременно закончили бабушка и внучка.
В этом году к нам получать первое образование поступила мама двух взрослых детей, один из которых учится у нас на подготовительном курсе. Она вырастила детей и решила получать высшее образование. Учится, кстати, на одни пятерки.

Медицинский рейтинг

-Какие медицинские специальности сейчас в моде?

- На первом месте сейчас дерматовенерология, потому что сегодня процветают косметические салоны. На втором - акушерство и гинекология. Нормальных родов очень мало: женщины принимают решение о рождении ребенка, когда чего-то достигают в жизни, после 30 лет. В этом возрасте требуется помощь квалифицированного акушера. А подчас приходится прибегать и к искусственному оплодотворению. Третье «модное» направление - урология. Это связано с появлением большого количества заболеваний органов мочевыделения и у мужчин, и у женщин. Востребованы сегодня и психиатры. Популярны различные виды эстетической хирургии. И, конечно, как всегда актуальна стоматология.

- Много говорят сегодня о семейных врачах. Необходимость в таких специалистах, на ваш взгляд, действительно есть?

- Сейчас существуют призывы готовить семейных врачей, врачей общей практике любой ценой. Это неправильно. Пока не определено место этого специалиста в обществе. Если оно будет обозначено, правильно поддержано обществом, все будет в порядке. Врачи, которые могли бы выполнять эти функции, есть, они просто не по назначению используются.

- Академия готовит семейных врачей?

- Мы готовим таких специалистов, и довольно давно. У нас есть кафедра семейной медицины. Но надо иметь в виду, что семейный врач - это врач для медицины, которую создает для себя какая-то корпорация. Она существует во всем мире для людей, которые хотят и могут позволить себе иметь личного врача. Семейные доктора - высококвалифицированные специалисты: на Западе их готовят до 10 лет, у нас - меньше.
Сложнее дело обстоит с врачами общей практики. Подготовка таких специалистов - это попытка уйти от участковости, от врачей-диспетчеров, создать некую касту врачей, которые смогут заниматься диагностикой и лечением простейших заболеваний. Чтобы не получалось так, как происходит сегодня, когда участковый терапевт отправляет человека с соринкой в глазу к офтальмологу. Или для лечение фурункула - к хирургу. Таких случаев масса.

- Известно, что в конце XIX века медицинская наука достигла в России расцвета. Как бы вы охарактеризовали начало XXI века применительно к отечественной медицине?

- Я бы сравнил наше время как раз с концом XIX века. Он ведь ознаменовался открытиями в фундаментальных науках: развивались микроскопия и микробиология, появились способы окраски тканей, начался синтез лекарственных средств и т.д. Сейчас медицина тоже переходит на другой уровень: появляются генно-инженерные препараты. Если весь XX век медицина как бы накапливала знания, то сейчас мы ожидаем выплеска этих знаний – будут приняты прорывные решения в лечении многих заболеваний.


Исходная статья: Студенческий меридиан