«ПЕРВЫЙ СРЕДИ РАВНЫХ...»
Нормативные документы
Противодействие коррупции
Поступающим
Студентам
Выпускникам
Проект 5-100
Аккредитация специалистов
07.11.2006

Сердце удалось спрятать

В России пациенту впервые вживили "искусственный желудочек". На Западе счет идет на тысячи

33-летний Олег Попов, пациент НИИ трансплантологии и искусственных органов, которому месяц назад сделали первую в России операцию по полной имплантации "искусственного желудочка" сердца, уже может спокойно ходить по институту. На правом плече у него - небольшая легкая сумка. В ней - блок питания, заставляющий работать вживленную в тело небольшую "турбинку" (по-научному - импеллер), которая теперь качает его кровь.

Олег заболел внезапно около 2 лет назад, и когда в поликлинике ему поставили неутешительный диагноз "дилатационная кардиомиопатия", сразу же отправился сюда. Спасти его могла только пересадка донорского сердца, но шансы дождаться его очень невелики. (По статистике в России несколько десятков тысяч таких больных - пересадку удается сделать единицам.) Около года Олег провел в клинике института и в последние месяцы уже не мог вставать с постели. Улучшение, которое наступило после операции, было столь резким, что даже врачи были поражены. "Энергия прямо лилась через край, - вспоминают они. - Произошло практически полное обновление организма - ведь до пересадки его собственное сердце качало лишь 1,5 литра крови вместо 5".

Программа "Искусственное сердце" была начата в институте более 20 лет назад, за это время сделаны сотни имплантаций различных аппаратов, которые частично и временно брали на себя работу собственного сердца пациента. "Такая операция служила своеобразным "мостом" для больного, который дожидался пересадки донорского сердца, - рассказывает директор института академик Валерий Шумаков. - Бывает и наоборот, когда "искусственный желудочек" (один или два, в зависимости от состояния) имплантируем больному сразу после пересадки донорского сердца - если оно еще плохо работает, - а потом убираем".

Но до сих пор речь шла лишь о нескольких месяцах жизни с искусственным сердцем, да и аппараты, располагавшиеся вне тела пациента, были такими громоздкими, что больные все время были прикованы к постели. У Олега же, как надеются врачи, совсем другие перспективы. Он может жить дома и даже работать, дожидаясь пересадки донорского сердца, если оно к тому времени вообще ему понадобится. По международной статистике, спустя 3-6 месяцев жизни с подобным аппаратом собственное сердце примерно 15% больных, "отдохнув", восстанавливалось настолько, что можно было убрать прибор.

Олегу вживили аппарат немецкого производства "Инкор" стоимостью 140 тыс. евро. "В принципе, в мире разработано несколько подобных "искусственных желудочков", но мы остановили свой выбор на "Инкоре" не случайно, - объяснил обозревателю "МН" заместитель директора института по технике Олег Романов. - Принципиальное его отличие - "турбинка" вращается в магнитном поле, не соприкасаясь с другими частями прибора, и поэтому не возникает трения. Теоретически подобные приборы могут работать вечно. Вживленный "насос" подсоединен к обычному ноутбуку, с помощью которого можно управлять аппаратом. Больной отправляется домой и периодически сбрасывает данные по электронной почте лечащему врачу, тот их анализирует и, если надо, корректирует режим работы аппарата. Аппарат оснащен системой детекции попадания тромба, меняющимися аккумуляторами, его можно подключать и к сети".

Операцию Олега Попова полностью финансировало государство, сейчас за счет бюджетных средств закуплено еще несколько подобных аппаратов, но напомним, что нуждаются десятки тысяч! На Западе эти операции стали почти столь же рутинными, как аортокоронарное шунтирование. В Немецком кардиологическом центре в Берлине обозревателю "МН" сообщили, что с 2002 г. вживлено уже 114 "Инкоров". Пациент-рекордсмен прожил с "Инкором" 1128 дней, потом ему успешно пересадили донорское сердце. А вообще в этом центре в течение 20 лет имплантировали более тысячи "искусственных желудочков" разной конструкции.

Кстати, год назад (об этом сообщали "МН") специалисты этого центра во главе с известным кардиохирургом профессором Хетцером приняли участие в операции российского пациента в Научном центре хирургии (РНЦХ). У больного были поражены оба желудочка, и ему имплантировали другой аппарат - "Экскор", привод которого больше и располагается на тележке. С ним больной тоже может жить длительное время (зафиксирован срок до 5 лет), передвигаться, работать, и у берлинских врачей также накоплен большой опыт таких операций. К сожалению, в этом случае медиков постигла неудача - больной из РНЦХ умер спустя три месяца.

"Это был труднейший случай, - вспоминает руководитель отделения РНЦХ Алексей Коротеев. - Пациент перенес все возможные и невозможные осложнения. Упомяну лишь одно - у него была аллергия на гепарин - препарат, уменьшающий свертываемость крови, без чего невозможно обойтись в данном случае. Но мы нашли выход, преодолели и другие сложности".

Однако, когда больной уже пошел на поправку, аппарат вышел из строя. В течение восьми часов медики из РНЦХ вручную "качали" насос - за это время доктор Коротеев слетал в Берлин за другим аппаратом, но, к сожалению, опоздал.

Подобные отказы техники весьма редки, но случаются. "На моей памяти один раз был сбой у "Экскора", - сообщил "МН" сотрудник Немецкого кардиологического центра, кардиохирург Евгений Потапов. - Но запасной аппарат стоял в коридоре, и мы его немедленно заменили. Еще помню, однажды у пациента перетерся кабель - он был активным и много передвигался. Заменили без последствий".

Потапов считает, что для подобных операций в России пока еще нет соответствующей базы: это не только отсутствие необходимого задела приборов, но и недостаток всей системы лечения таких больных и наблюдения за ними после операции. Это при безусловной и не вызывающей сомнений квалификации хирургов и реаниматологов.

Возможный отказ работы импортного аппарата, который в чрезвычайной ситуации нечем заменить, - аргумент в пользу развития производства собственной техники. Валерий Шумаков и сотрудники его института, а также в РНЦХ, уже не одно десятилетие занимаются этим. Мало того, первый "искусственный желудочек" сердца был создан в России. У института есть разработки, по мнению авторов, превосходящие зарубежные аналоги, но чтобы довести их хотя бы до стадии клинических испытаний, нужно около 20 тыс. долларов. Каковы будут реальные вложения, насколько дешевле окажутся наши аппараты, и главное - не проиграем ли в качестве - пока неясно. Олег Романов, отвечающий за техническую часть нынешней операции, находит основания для оптимизма. "В технических вузах, где я преподаю, студенты рвутся разрабатывать медицинские приборы, считают это престижной профессией, - говорит он. - НПО "Старт" Минатоммаша в Пензе располагает возможностями для выпуска подобной продукции".

20 тыс. долларов - конечно, не предел. В производство "Инкора" в Германии вложены миллионы евро, и спустя три с половиной года эти вложения пока не удалось вернуть. Однако в необходимости развития подобной техники ни у кого сомнений нет - если будут созданы "насосы", способные надежно работать 10-15 лет, от пересадок донорского сердца можно отказаться.


Исходная статья: "МОСКОВСКИЕ НОВОСТИ"
Авторы:  Елена Кокурина