«ПЕРВЫЙ СРЕДИ РАВНЫХ...»
Нормативные документы
Противодействие коррупции
Поступающим
Студентам
Выпускникам
Проект 5-100
Аккредитация специалистов
21.10.2006

Наш объект - интеллект

Всегда ли научное меценатство приносит пользу

Об эффективности крупных премий, стипендий, грантов, а также о том, какие формы научной благотворительности больше всего подходят для России, мы беседуем с основателем фонда "Династия", почетным президентом компании "Вымпелком", доктором технических наук Дмитрием Зиминым.

- Дмитрий Борисович, ваш фонд - один из немногих в России - поддерживает фундаментальную науку. Но это огромное поле, деньги могут просто затеряться. Каким принципом вы руководствуетесь?

- Нашим глубинным мотивом является в первую очередь поддержка российского интеллекта, "мозгов", если угодно. Именно в области фундаментальной науки такая селекция высокоинтеллектуальной публики наиболее проста и очевидна. В искусстве это делать гораздо сложнее. Ведь недаром часто приходится слышать: "Дурак дураком, но голос!" Вот это не наш объект. А в науке уровень интеллекта чаще всего соответствует достижениям.

Это и есть главный принцип, которым мы руководствуемся практически во всех наших научных программах. Приоритетная область науки, на которой сфокусированы программы фонда, - фундаментальная физика. 100 стипендий в год мы предоставляем студентам старших курсов университетов (2000 рублей в месяц), 80 грантов - аспирантам и молодым ученым без степени (5200 рублей в месяц), ежегодно 10 позиций - молодым ученым со степенью (15 000 рублей в месяц). Одна из программ адресована молодым математикам. Это конкурс математиков России, победителям которого назначается трехлетняя стипендия. Цель - дать возможность молодым математикам заниматься научной работой у себя на родине. Все это яркие, незаурядные личности из самых разных городов страны.

Так что главным нашим мотивом было не столько сохранение российской науки, сколько попытка не дать погибнуть самому ценному, что есть у нас в стране, - интеллекту.

- Вы стараетесь способствовать возвращению наших ученых из-за рубежа и удержать молодежь здесь. Насколько это вообще возможно?

- Сначала мы считали, что наши грантополучатели непременно должны работать в России, но потом отказались от этого требования. Мы поддерживаем толковых людей, а что они для себя выберут - где жить и работать, - их дело. Хотя надеемся, что наш грант или стипендия все-таки как-то повлияют на этот выбор. Кстати, мы стараемся поддерживать и тех, кто возвращается в страну, среди наших стипендиатов есть такие ученые. Мы даже финансируем работу целой лаборатории по изучению молекулярных механизмов старения, которой руководит биолог Евгений Нудлер, уехавший 15 лет назад в США. Теперь у него есть возможность продолжать свои исследования в России.

- Будем считать, что научная благотворительность - это любое вложение частного капитала в науку. В каком объеме и в каких формах она может быть эффективна именно в России?

- В каком объеме, сказать не берусь - наверное, чем больше, тем лучше. Хотя надо понимать, что любой вид человеческой деятельности должен иметь какие-то ограничители, если их нет, то он будет развиваться до бесконечности и дойдет до абсурда. В течение больше чем столетия число ученых в мире возрастало по экспоненте, но это не может продолжаться вечно.

Что касается форм, то совершенно нормально, что наука развивается при совместных усилиях частного капитала, инвестиций, пожертвований и бюджетных вливаний - они друг другу не противоречат. Грантовая форма, как правило, не только развивает науку, но и способствует воспитанию молодежи, обучению. Это связанные процессы, которые в СССР были друг от друга оторваны. Нормальная ситуация, когда наука и образование тесно связаны и в определенных пропорциях базируются и на частных грантах.

- Сегодня в мире многие фонды, спонсирующие науку, реализуют свою помощь через гранты. Возможна ли объективная экспертная оценка в России?

- Экспертизой ни один благотворительный фонд сам заниматься не может - он должен на кого-то полагаться. Так же как Нобелевский комитет привлекает множество экспертов, и там существует сложнейшая многоступенчатая процедура отбора лауреатов. Создавая пять лет назад фонд "Династия", мы понимали, что не должны сами производить отбор, у нас просто нет компетенции. И мы обратились к Международному фонду фундаментальных исследований при Физическом институте РАН, который и взял на себя труд проводить все конкурсы, отбирать наиболее толковых претендентов. То есть привлекли профессиональных ученых.

- Правда ли, что вы собираетесь вкладывать деньги в борьбу с лженаукой?

- Есть такие мысли, но они пока не нашли конкретного воплощения. С одной стороны, мы поддерживаем науку, но как остановить этот вал мракобесия, который просто может поглотить все? Что с этим делать, пока непонятно. Публичная борьба рассчитана совсем на другую аудиторию, нежели та, к которой мы обращались до сих пор. Наших не надо агитировать против астрологии и тому подобных вещей, а выходить на массовую аудиторию - задача сложная, это уже совсем новый поворот.

- В последние годы в России учреждены несколько крупных научных премий. Эффективна для науки подобная форма благотворительности и собираетесь ли вы участвовать в подобном проекте?

- Пока нет. Мы занимаемся немного другими вещами - поддерживаем молодых и талантливых, чтобы у них появилась возможность работать в России. Премия уже сложившимся, известным ученым за сделанное - тоже важно, но это не наша область.

Кроме того, у фонда есть финансовые ограничения. Наш бюджет - в районе четырех миллионов долларов в год, но это не самое главное. Мы вполне удовлетворены тем, что есть, и не планируем кардинальных новшеств. Конечно, внутри все кипит, появляются интересные люди, интересные направления, но это происходит в раз и навсегда утвержденных рамках без изменения принципов работы фонда. Задайте такой вопрос Нобелевскому комитету - что у вас будет? Будут очень яркие личности - новые лауреаты, но работа фонда определена на столетия. Это стабильная организация, которая живет независимо от того, живы ли ее основатели, и во многом поэтому она стала важнейшей силой поддержки науки. Мы стремимся к тому же.


Исходная статья: "МОСКОВСКИЕ НОВОСТИ"
Авторы:  Елена Славина