«ПЕРВЫЙ СРЕДИ РАВНЫХ...»
Нормативные документы
Противодействие коррупции
Поступающим
Студентам
Выпускникам
Проект 5-100
Аккредитация специалистов
19.10.2006

Ген заперли на ключ

В последнее время все чаще высказывается мнение, что Нобелевские премии "мельчают".

Все реже работы, за которые присуждается высшая научная награда, имеют глобальный характер, еще реже - приближаются к раскрытию самих основ существования живой материи, а уж тем более - к возможности управления ею. Но премия этого года по медицине и физиологии - исключение. Присуждена она американцам Эндрю Файру и Крейгу Меллоу, представляющим научные гиганты - Стэнфордский и Массачусетский университеты, - за открытие явления "РНК-интерференции".

Любопытно и то, что на этот раз и справедливость присуждения, и авторство открытия практически ни у кого не вызвало сомнений. Так, ученый с мировым именем, нобелевский эксперт, научный руководитель Института белка РАН в Пущино академик Александр Спирин в течение последних трех лет говорил об открытии "РНК-интерференции" как о самой крупной работе в области молекулярной биологии за последние несколько десятилетий.

 "Она непременно должна быть удостоена Нобелевской премии", - заявил он "МН" ровно год назад, когда были объявлены лауреаты-2005. Напомним, что тогда премию присудили за раскрытие причин возникновения язвенной болезни, - безусловно, очень достойная работа, которая затрагивает миллионы людей, живущих на земле, но все-таки ее нельзя назвать прорывом в большой науке.

Для того чтобы понять суть нынешнего открытия, надо пересмотреть постулаты школьной программы. "Как известно, в живом мире существуют две нуклеиновые кислоты - ДНК и РНК, которые являются держателями генетического кода, информации о живых организмах, - объясняет академик Спирин. - Причем долгое время считалось, что главной в этом тандеме является ДНК, а РНК отводилась роль "копировальных аппаратов", не несущих самостоятельной смысловой нагрузки.

Однако исследования последних лет показали, что это не так. (Кстати, нобелевское открытие по химии этого года касается как раз процесса передачи данных от хранящей наследственную информацию ДНК к молекуле-посреднику - информационной РНК). Но еще оказалось, что функции РНК гораздо более разнообразны, что существует несколько типов РНК, выполняющих разные задачи, и число открываемых функций этой молекулы продолжает расти. В частности, существуют совсем коротенькие РНК, которые в экспериментах раньше не замечали, потому что они попросту уходили "между пальцами".

На фоне этой волны увлечения новыми видами рибонуклеиновых кислот и было сделано нынешнее нобелевское открытие. В 1989 году Эндрю Файр экспериментировал, или, как он признался позже, "играл" с одним из них. Он синтезировал короткие двухцепочечные РНК и "кормил" ими небольшого червячка со сложным названием, которого очень часто использовали в лабораторных опытах. Спустя некоторое время ученый обнаружил невероятную особенность: если последовательность молекулы РНК была сходна с последовательностью определенного гена, то этот ген "выключался".

Дальнейшие эксперименты показали, что практически для каждого гена можно синтезировать свою короткую РНК - как подобрать ключ к замку, и значит - отключить практически любой ген организма. В этом и заключается суть "РНК-интерференции" (RNAi) - в разрушении молекул РНК, несущих информацию о структуре гена, после присоединения к ним малых РНК, циркулирующих в цитоплазме клетки.

Это открытие можно было бы отнести к разряду сугубо случайных: ведь экспериментаторы действовали наобум - воздействовали на живой объект, не предполагая, какой эффект это может вызвать. Однако такие случайности, по мнению академика Спирина, происходят далеко не со всеми учеными.

"Большинство открытий делается случайно, но с условием, что вы все-таки работаете где-то "вблизи", в нужном поле, - считает он. - Важен и другой момент. Представьте, что вы роете фундамент под домом и вдруг обнаруживаете сундук с золотом, цена которого гораздо больше дома. Но стандартный ученый "строит дом" и не отвлекается на ненужный мусор, он его просто выбросит. Заметить что-то необычное, не пройти мимо способны очень умные люди. Это свойство и отличает крупных ученых. Поверьте, что 95% процентов исследователей, в отличие от Файра, пропустили бы эту способность РНК "отключать" гены. Сегодня в науке становится все меньше людей, способных обратить внимание на "клад".

Сегодня на молекулярную биологию тратится примерно треть научного бюджета США, кроме того, масса фирм работает на ее обслуживание - выпуск приборов, реагентов, субстанций. А это приводит к тому, что люди перестают думать, идут методически проторенными путями. Эта область в США достигла сегодня такого уровня развития, когда гении уже не нужны. Нужны "середняки", которые делают вал черновой работы.

В России же, по мнению академика Спирина, молекулярная биология в современном понимании практически прекратила свое существование - большинство специалистов, в частности и тех, кто начинал работать с различными видами РНК, уехали. Но самое страшное даже не в том, что Россия практически не ведет научных исследований в области, отмеченной в этом году Нобелевским комитетом, а в том, что наша страна может навсегда остаться вне поля применения этого открытия. А это - медицина будущего.

Статья Файра и Меллоу появилась в 1998 году в Nature, самом престижном научном журнале, а совсем недавно, в 2002 году, не менее уважаемый журнал Science включил эту работу в десятку самых важных для человечества научных открытий. Но не дожидаясь всего этого, американские и некоторые другие биотехнологические и фармацевтические компании уже начали целенаправленный синтез коротких РНК для воздействия на определенные гены человеческого организма.

Acuity Pharmaceuticals в Филадельфии провела испытание на первых 15 пациентах, страдающих тяжелым заболеванием глаз, которое вызывает слепоту в старости. "Насколько мне известно, мы первыми в истории сделали инъекции РНК человеку с медицинскими целями, - говорит доктор Лоренс Сингерман. - Пока мы использовали этот метод в качестве дополнительного лечения, но я уверен, что очень скоро он может стать основным".

Еще две американские компании - Alnylam Pharmaceuticals в Массачусетсе и Sirna Therapeutics в Колорадо - разрабатывают несколько видов лекарств на основе RNAi. Alnylam, созданная четыре года назад специально для этой цели, пытается создать препарат против вируса, который смертельно поражает людей после костных трансплантаций и операций на спинном мозге.

В Великобритании одна из дочерних компаний Лондонского Имперского колледжа работает над созданием принципиально новых средств против гепатитов В и С. Принцип тот же - "выключение" определенных генов с помощью RNAi. А специалисты Benitec в Австралии пытаются вывести из строя сразу несколько генов, которые участвуют в формировании диабета 2-го типа. Есть компании, которые ищут таким способом подходы к лечению болезней Альцгеймера и Паркинсона. Открытие механизма избирательного "отключения" генов может привести к созданию новых методов борьбы с наследственными заболеваниями, раком, а также вирусными инфекциями.

Западные биотехнологические компании уже используют нобелевское открытие для создания медицины будущего.


Исходная статья: "МОСКОВСКИЕ НОВОСТИ"
Авторы:  Елена Кокурина