«ПЕРВЫЙ СРЕДИ РАВНЫХ...»
Нормативные документы
Противодействие коррупции
Поступающим
Студентам
Выпускникам
Проект 5-100
Аккредитация специалистов
29.09.2006

Кому завещаем клятву Гиппократа?

Минувшим летом вышло распоряжение правительства о праздновании 250-летия Московской медицинской академии им. И. М. Сеченова. Серьезный повод, чтобы встретиться с ректором этого знаменитого вуза, академиком Михаилом ПАЛЬЦЕВЫМ:

- Михаил Александрович, два с половиной века - это совсем близко к возрасту
Московского университета:

- Неудивительно, ведь истоки академии - в Московском университете, который был создан высочайшим указом императрицы Елизаветы в 1755 году. Тогда все студенты сначала три года обучались философии и только после этого переходили к следующему уровню, а потому история высшего медицинского образования в России начинается с 1758 года, юбилей отметим в 2008-м.

- Почему медицинский факультет открыли в числе первых?

- Это очень интересный вопрос, мы специально его изучали, занимаясь историей нашей академии. Похоже, главной причиной послужили войны, которые вела Россия, ведь из-за отсутствия медицинской помощи она несла колоссальные человеческие потери. С гражданским населением было проще, проблем с демографией тогда не испытывали, а знать всегда могла воспользоваться услугами иностранных лекарей.

Когда через некоторое время в Санкт-Петербурге создали Военно-медицинскую академию (недавно она отметила 200-летие), врачебная подготовка сложилась в виде двух ветвей - военной и гражданской. Первая развивалась в Санкт-Петербурге, вторая - в Москве, и обе были тесно связаны между собой, это специфика российской высшей медицинской школы, способствовавшая ее становлению, неслучайно многие великие выпускники Московского университета, например, Пирогов, Сеченов, в разное время преподавали в обеих столицах.

За короткий срок, уже к концу XIX века, медицинская наука и медицинское образование в России достигли высочайшего расцвета. Чего стоит хотя бы оценка Всемирного съезда врачей, состоявшегося на базе медицинского факультета Московского университета в 1912 году! В Москву тогда съехались мировые знаменитости, и съезд, признав образцовым устройство медицинской подготовки в России, высказал пожелание, чтобы оно стало примером для подражания в Европе. А ведь там начинали гораздо раньше нас!

- Повторилась ли такая же высокая оценка в последующие годы?

- К сожалению, дальнейший ход событий в стране мало тому способствовал. Очень много медиков погибло в гражданскую войну и в годы разрухи, во время эпидемий. Были и классовые причины потерь, ведь врачи относились к сословию, которое вызывало настороженное отношение новой власти. Многие оказались репрессированными, кому-то удалось эмигрировать, а кто-то, напротив, слишком плотно связал себя с политикой, отошел от науки. Можно вспомнить, например, того же Семашко, ставшего революционером, или профессора Василенко, подвергавшегося в тюрьме пыткам, но не признавшего себя "японским шпионом". Все эти человеческие судьбы пролегли через академию, вот почему ее 250-летие - это не просто дата, это путь, пройденный страной. Готовясь к юбилею, мы невольно
возвращаемся к ее прошлому и не можем не вспомнить множество ярких имен, связанных с академией. Это, например, известные писатели, бывшие одновременно медиками. Это и пациенты - также часть нашей общей истории. В одной из клиник академии, например, незадолго до гибели лечился от запоя Сергей Есенин, именно там он написал стихотворение "Клен ты мой опавший:". Клен тот, кстати, цел, его до сих пор видно из окна. Пациентом той же психиатрической клиники был Врубель, написавший в больничной палате некоторые свои картины.

И все-таки главное в истории академии - ее выпускники, среди которых было немало выдающихся личностей, замечательных врачей, самоотверженно выполнявших свой долг. И если говорить об оценках, которых удостаивалась отечественная медицинская школа, нельзя не вспомнить, например, известные слова маршала Жукова о том, что Великую Отечественную войну СССР выиграл благодаря раненым, возвращенным в строй. Можно ли выше оценить труд медиков, в числе которых были и
выпускники нашего вуза?

- Боюсь, в современном российском обществе репутация врача уже не столь
безупречна. Быть может, медицинская подготовка стала хуже?

- Напротив, отечественная высшая школа развивается, особенно в последнее пятнадцатилетие, когда мы получили возможность активно изучать зарубежный опыт, интегрироваться в европейское образовательное пространство, чему способствует, в частности, Болонский процесс. Отношение к нему разное, но важно переносить его на нашу почву прагматично, с учетом собственных традиций, а не механически, как это иногда предлагают чиновники. Переход на новый уровень работы предполагает
независимую экспертизу, которую, конечно же, выдержат далеко не все вузы: часть вообще не имеет права причислять себя к высшим учебным заведениям. Когда-то во всем СССР их было чуть более 600, сегодня в России - около 3000, если считать с филиалами, и это лавинообразное умножение сказывается на качестве подготовки, бросает тень на диплом российского вуза в целом.

К счастью, в медицинском образовании удалось сдержать появление скороспелых вузов, хотя они все-таки есть. Гораздо опаснее другое: качество подготовки может пострадать в тех высших учебных заведениях, которые всегда находились на высоте. Дело в том, что в стране, на мой взгляд, допущена принципиальная ошибка: долгие годы наука и образование недофинансировались. Если эти области знаний и развивались, то только потому, что в России - такова особенность нашего менталитета - они представляют собой саморазвивающуюся систему. Убежден, даже если вообще не платить ученому, он все равно будет заниматься наукой. Но все имеет свои пределы! Уже подрастает целое поколение, воспринимающее как норму то, что науку, вузы приравняли к сфере обслуживания. Если социальный статус ученого, столь резко пониженный, не будет возвращен, мы рискуем оказаться в ситуации,
когда нация неузнаваемо изменит облик, страна станет принципиально иной, и этот процесс может оказаться необратимым.

Посмотрите, кто сегодня преподает в вузах: в основном, люди старшего поколения, те, кому за 50. Молодежь, даже если и остается в высшей школе, вынуждена одновременно искать заработок на стороне, и это очень опасная тенденция. К сожалению, за последние пятнадцать лет мы потеряли поколение 40-летних, лишились самых работоспособных - того питательного слоя, который дает доцентов, профессоров, академиков. А если в вузах не будет развиваться наука, некому будет
и обучать студентов. Надо обязательно поддерживать вузовскую молодежь, чтобы у нее был стимул трудиться в науке, работать по специальности. Пока же мы все чаще сталкиваемся с тем, что наши замечательные выпускники находят другую область занятий, потому что невозможно жить на зарплату в три тысячи рублей.

- То есть в медицине и здравоохранении остаются одни "середняки"?

- Нет, конечно. Но если не развивать систему, то даже самый хороший специалист со временем может стать "середняком", ведь в медицине знания обновляются каждые 1,5 года. У людей должна быть возможность для самообразования, для постоянной учебы, а как это обеспечить, если во всей России всего 7 институтов повышения квалификации врачей? Как медсестре пополнить знания (кстати, за ее же собственные деньги), если этой возможности надо дожидаться месяцами, потому что
огромная очередь?

У нас часто говорят о реформах. Но, к сожалению, при этом упускается такой важный фактор, как кадровый потенциал. Вроде бы есть врач, никуда не денется, вот и хорошо. Бюрократические реформы ничего не дадут, если они не будут подготовлены изнутри, это означает, что сегодня нужна принципиально иная система медицинской подготовки и переподготовки кадров, и это требует серьезных финансовых ресурсов.

- Вы готовы к этому, ведь ваш вуз в числе победителей первого конкурса
инновационных проектов?

- Когда сегодня говорят об инновациях, нередко подразумевают лишь конечный этап большого и сложного процесса - освоение научного продукта экономикой. Но есть еще изначальное условие: в вузе должна развиваться наука, иначе некому будет предлагать результаты исследований. Проблема решается двумя путями - либо административно, либо развязыванием инициативы, оба подразумевают оптимальное финансирование, без этого самая замечательная инициатива не стоит ничего. И вот то, что вузы могут получить деньги благодаря инновационным проектам, - очень хорошая, плодотворная идея. В Московскую медицинскую академию, например, в течение двух лет поступит суммарно 940 миллионов рублей, это по существу вузовский бюджет, а значит, у нас появляется хорошая основа для осуществления той самой программы, которая поможет предложить системные преобразования.

Мы считаем, врача в первую очередь надо вооружить информационными технологиями, которые помогут сделать его самодостаточным. Московская медицинская академия всегда обладала одной из лучших библиотек, а сегодня мы создаем ее электронный вариант, и эта информационная база будет постоянно расширяться. К ней смогут обращаться не только наши выпускники, электронная библиотека позволит широко развивать дистанционное образование: обладая персональным компьютером, любой врач всегда получит доступ к новым знаниям. Развитие информационных технологий изменит организацию работы и в самом вузе. Речь идет не только об электронном деканате, например, но и о создании виртуальных операционных.

Что это такое?

Вот представьте: профессор читает лекцию, а ассистент в это же время проводит операцию, и каждый студент с помощью виртуальных средств имеет возможность наблюдать ее в мельчайших деталях, при необходимости вернуться, повторить тот или иной эпизод. Когда студент будет присутствовать уже на настоящей операции, он сможет лучше понимать происходящее.

Кстати, такой подход важен не только для будущих хирургов. Сегодня в нашей академии создается Центр практических навыков - такой же, какой давно уже действует во многих университетах Европы. Мы пока по-прежнему обучаем будущих врачей на живых пациентах, а идея в том, чтобы предварительно отрабатывать те или иные действия на тренажерах. Это тем более важно в наши дни, когда медицинские технологии становятся все сложнее, речь идет уже не только о том, как правильно сделать укол или поставить капельницу. В наших планах - создание новых лабораторий, связанных с биотехнологиями. В их числе, в частности, уникальнейшая лаборатория по диагностике СПИДа, которая расположится на территории Института туберкулеза.

- Все это требует хорошего оснащения, а с этим у вузов всегда были сложности:

- Сейчас у нас как раз появляется возможность для приобретения самого современного оборудования. Надеюсь, осуществление инновационной программы наряду с нашими инвестиционными проектами поможет приблизить академию по оснащению к самым передовым медицинским центрам мира. По одному из таких проектов мы недавно начали, например, строительство комплекса для фармацевтического факультета и Института молекулярной медицины, там будет осуществляться весь цикл создания новых препаратов - от разработки до испытаний и производства. Срок ввода в строй - год нашего юбилея, 2008-й. К этому же времени надеемся построить станцию переливания крови и центральную клинико-диагностическую лабораторию, которая будет действовать при академии. Думаем о строительстве клинической аптеки, где будут обеспечены условия для высокотехнологичного производства. Уже завершаются ремонт и реконструкция музея ММА, где собраны уникальные экспонаты.

- К сожалению, они недоступны широкой аудитории.

- Мы меняем этот порядок, музей будет открыт для посещения. Уверен, он вызовет большой интерес, ведь история Московской медицинской академии, повторюсь, это история страны. В определенном смысле такой музей - наш подарок к юбилейным дням, его открытие предусмотрено к 250-летию академии.


Исходная статья: Моковская правда