«ПЕРВЫЙ СРЕДИ РАВНЫХ...»
Нормативные документы
Противодействие коррупции
Поступающим
Студентам
Выпускникам
Проект 5-100
Аккредитация специалистов
26.06.2006

Бедки в клетке

Узаконят ли в России торговлю эмбрионами?

Стволовые клетки обросли кучей скандальных историй. Сейчас на рынке масса фирм, предлагающих сбросить десяток-другой лет с помощью новомодных инъекций. Или, например, вылечиться от СПИДа.

Между тем в стане ученых идет ожесточенный спор: а можно ли использовать в медицине и косметологии стволовые клетки? Какие последствия ждут человека, который решится на такую операцию? И действительно ли пресловутые клеточки — тот самый эликсир молодости и долголетия, который ищут уже многие века? Другая сторона проблемы — если мы откажемся от нового перспективного метода лечения, не отстанем ли от других стран?

Как стало известно “МК”, все мнения ученых предстоит проанализировать депутатам Госдумы, которые решили урегулировать “клеточный процесс” на законодательном уровне.

ЗУБНАЯ ПУЛЬПА ПРОТИВ ПУПОВИНЫ

Стволовые клетки делятся на четыре вида:

1) Эмбриональные.
Плюсы. Способность превращаться в любой орган и любую ткань. Если пересадить их в пораженное место, они вырастут и в сердце, и в печень, и в костный мозг, и в мышцы, и в нервы, и в кости. Сегодня ученые считают это открытие третьим по значимости в биологии XX века, наряду с открытием ДНК и расшифровкой генома человека.
Минусы. Безопасность введения стволовых клеток в организм человека не изучена. Могут отторгаться организмом. Вполне реален риск генетических мутаций.

Кстати, против использования стволового материала возражает церковь. Правда, вот в Израиле по этому поводу не парятся, трактуя процесс по Ветхому Завету: Бог создал зерно, чтобы человек научился добывать хлеб, — значит, эмбрионы созданы, чтобы человек ими лечился.

2) Соматические. Содержатся практически в любой “частичке” человека, даже в волосяном фолликуле и пульпе зуба.
Плюсы. Не отторгаются организмом, по их поводу нет никаких этических протестов. С их помощью научились восстанавливать кожу, мочевой пузырь, роговицу, кость, гортань и пр. Их успешно применяют для лечения рассеянного склероза, болезни Паркинсона, инфаркта.

Минусы. Их еще не отовсюду научились “выуживать”. К тому же, в отличие от эмбриональных, они плохо растут на новом месте. И стремятся при пересадке стать тем органом, откуда их взяли.

3) Фетальные (из т.н. абортивного материала). По словам ученых, нет болезней, которые можно было бы ими вылечить. К тому же абортивный материал, вопреки расхожему мнению, часто не содержит стволовых клеток (это доказала проверка, проведенная учеными из ММА им. Сеченова). Так что совсем не ясно, что вводят пациентам модных клиник, желающим вернуть здоровье и молодость. И уж проблем морального и этического плана здесь выше крыши. К примеру, в странах Евросоюза вопрос об использовании фетальных клеток даже не рассматривается.

4) Клетки пуповинной крови.
Плюсы. В пуповинной крови стволовых клеток очень много. Если их законсервировать на несколько лет, человек сможет воспользоваться ими, когда серьезно заболеет. Собственные клетки организмом отторгаться не будут.

Минусы. Еще не известно, как будет развиваться наука в ближайшие годы, а хранение пуповинной крови в банке стоит очень дорого. Хотя некоторые ученые уверяют, что лечить пуповинными клетками начнут уже через 3—4 года.

УЧЕНЫЕ “ЗА” И УЧЕНЫЕ “ПРОТИВ”

“ЗА”. Главный аргумент: “Возможно, мы и не все знаем, но это не довод для запрета использования стволовых клеток”
Лео БОКЕРИЯ, директор Института сердечно-сосудистой хирургии:

— В нашем институте мы используем генные и клеточные технологии уже 5 лет. И очень успешно. Например, препарат генной инженерии ангиостимулин дает потрясающие результаты при лечении ишемии нижних конечностей. А ведь пустая кость не лечится ни хирургически, ни медикаментозно. Нас очень интересуют стволовые клетки, потому что мы реально можем помочь больному.

Факт. В институте пролечено более 300 пациентов с ишемической болезнью сердца аутологичными (собственными) клетками больного, имеются доказательства существенного улучшения их состояния. Стволовыми клетками здесь лечат даже младенцев. Это помогает выжить малышам с патологией, при которой отходит левая артерия. Другие методы лечения тут бессильны — через три месяца дети погибают от инфаркта. Есть и такие данные: 94 человека не умерли от последней стадии цирроза, несколько десятков детей с церебральным параличом теперь живут самостоятельно. И все благодаря клеткам!

Юрий БЛОШАНСКИЙ, известный гинеколог:

— За свою жизнь я много слышал: “Генетика нам ни к чему, кибернетика не нужна. Наша советская женщина никогда не будет применять гормоны!” Спускать абортивный материал в канализацию, не разрешая его продавать, — чушь! Что касается этики, то она должна быть такой: никогда не позволяй себе делать то, что идет в ущерб больному. Но иногда можно и рискнуть. Пока мы размышляем, японцы уже догадались брать кардиоклетки из менструальной крови! Если мы не начнем применять стволовые клетки в практике уже сейчас, то серьезно отстанем от других стран!

Аркадий КАСПАРОВ, академик РАМН, Институт глазных болезней:

— Эксперименты по пересадке стволовых клеток в роговицу показывают хорошие результаты. То, что применять эти методы лечения в клинике запрещено, связывает нам руки. Сейчас же в России делается всего 4—5 тыс. операций по трансплантации роговицы в год, тогда как в Америке — 40—50 тысяч. Нашим врачам приходится работать с донорскими материалами, взятыми у трупов, которых не хватает.
Юрий ЛОПАТИН, доктор юридических наук:

— Запрещать клеточные технологии нельзя — это прорыв в XXI век! Если у людей есть возможность продлить себе жизнь, они обойдут любые запреты.

“ПРОТИВ”. Главный аргумент: “Ни эффективность, ни безопасность использования стволовых клеток еще не доказаны”

Михаил ПАЛЬЦЕВ, ректор Московской медицинской академии им. И.М.Сеченова, академик РАМН и РАН:

— В России нет стандартов выделения клеток, поддержания их роста, хранения, контроля качества, а уж контроль за судьбой человека после введения стволовых клеток и вовсе не ведется. Не исключено, что это делается вообще без толку: еще не доказано, что введенные клетки приживаются в организме. Хотя со стволовыми клетками многие связывают будущее медицины, пока их свойства до конца не изучены, рано применять их в клинической практике.

Владимир СМИРНОВ, директор Института экспериментальной кардиологии:
— Нужно срочно остановить потоки непроверенных клеток, которые везут к нам из Сибири, Киева. Страна поражена неграмотным применением этого материала. Это приняло размеры эпидемии — по России ездят группы людей, которые лечат неизвестно какими стволовыми клетками все заболевания.

Андрей ВАСИЛЬЕВ, академик РАМН:

— Изучение стволовых клеток — предмет фундаментальных исследований, однако медики вовсю применяют их на практике. Часто эти методы предлагают за деньги даже люди, которые не имеют никакого отношения к медицине. Нас, ученых, пугает безудержное применение клеточных технологий.

“СТВОЛЬНЫМ” — ВОЛЯ!

Пока клеточные технологии в России разрешено применять лишь в клинических испытаниях и научных исследованиях. Тем не менее стволовые клетки стали золотой жилой для многих медицинских и косметических фирм. В Интернете вы найдете кучу предложений, сулящих глобальное омоложение или излечение чуть ли не от СПИДа. “Уберем с вашего лица 10 лет” — так сказано в рекламе одной фирмы. Стоимость услуг — от 10 до 50 тыс. долларов. Никого не смущает, что коммерческое использование клеточных технологий нелегально. Ведь наукой еще не доказано, что больше приносит этот метод — пользы или вреда.

В то время как в других странах в фундаментальные исследования клеточных технологий вбухивают миллиарды (и не рублей), а практическое использование серьезно ограничено, в России все наоборот: у нас вагон неконтролируемых клеточных технологий и маленькая тележка научных исследований.

СПРАВКА "МК"

Рынок клеточных технологий в 2005 году оценивался в 26,6 млрд. долларов, к 2010 году он вырастет до 56,2 млрд., к 2015-му — до 96,3 млрд. Более 300 компаний разрабатывают подходы к клеточной терапии.

Россиянам грозит срок за изъятие клеток?

Впервые вопрос о регулировании применения стволовых клеток подняли в Госдуме пару лет назад. К депутатам обратились 13 видных ученых с просьбой ввести закон о запрете использования абортивного материала и временном запрете на использование эмбрионов в клинической практике. Но работа над законопроектом резко прекратилась — кому-то ученые могли сильно прижать хвост.

Сейчас ситуацию с бесконтрольным применением клеточных технологий в России можно сравнить разве что с китайской. В странах ЕС уже действуют стандарты забора, обработки и контроля человеческих тканей, есть требование об информированном согласии пациента на сей метод лечения. Во многих странах мира запрещено не только продавать, но и даже получать клетки из эмбрионов. В 2007 году в ЕС должны принять директиву в сфере обращения клеточных технологий. Германия и Великобритания уже вовсю борются за звание ведущей биотехнологической страны Европы.

Николай ГЕРАСИМЕНКО, депутат Госдумы:

— В стране нужно разрешить выращивание органов и тканей, но ввести требования контроля качества и безопасности клеточных материалов. Но нужно определиться, считать ли применение клеточных технологий трансплантацией тканей? Если да, то на их коммерческое использование будет наложен полный запрет — по закону нельзя продавать органы и ткани. Считать ли эту деятельность медицинской? Тогда использование клеток в косметологии придется лицензировать или запрещать. Кроме того, в закон о лекарствах надо ввести понятие “клеточные препараты”: чтобы они наравне с другими лекарствами проходили клинические испытания. К тому же депутаты должны решить, внести ли в УК статью об ответственности за изъятие не только органов и тканей, но и клеток. Определиться с правами доноров клеток. И урегулировать вопрос изъятия клеток у детей.

Сергей ТКАЧЕНКО, представитель Росздравнадзора:

— Нам приходится работать, когда закона еще нет. В 2004 году вышел приказ “О развитии клеточных технологий”. Начались проверки, и мы столкнулись с беспределом в медцентрах, косметсалонах, учреждениях здравоохранения, где использовались клеточные технологии. За два года мы добились в основном прекращения в СМИ рекламы стволовых клеток. Росздравнадзор сегодня регистрирует все новые медицинские технологии. И лишь части организаций, что хотят зарегистрировать технологии по применению клеток, предлагают выдать разрешение… на проведение ограниченных клинических испытаний. Чтобы зарегистрировать новую медтехнологию, нужно представить результаты до и после клинических испытаний. В случае с клеточными технологиями эти испытания должны пройти все этапы: получения клеток, хранения, транспортировки, использования в практике (последний этап нуждается в длительных исследованиях!). Все фирмы, применяющие сейчас клетки, таких испытаний не проводили, а косметологи порой вообще ни бум-бум в медицине. И многие организации, в лицензии которых написано “применение клеточных технологий”, лицензированы лишь… на забор и хранение пуповинной крови. Что почему-то не мешает им лечить и молодить клетками всех и вся.

Пока же ученым остается лишь фантазировать. Например, рассматривать возможность создания клонов людей — для последующего разбора на клетки и органы. Жаль, опыты с клонированными животными провалились. Есть и более дикое предложение — выращивать человеческие органы в теле животных, к примеру козы или овцы. Правда, эксперименты показали: человеческие клетки просто перемешивались с животными, вместо того чтобы вырасти в печенку.

Как бы то ни было, несмотря на многообещающие результаты, клеточные технологии еще мало изучены. И никто не знает, что будет с дамой, “убравшей 10 лет с лица”, еще лет через 5. Пустить время вспять и найти эликсир от всех болезней — вечная мечта человечества. Помогут ли в этом стволовые клетки? Пока никто не знает. Однако эксперты считают, что их широкое применение в мировой медицине начнется не раньше, чем через 5 лет.


Исходная статья: "Московский комсомолец"
Авторы:  Екатерина ПИЧУГИНА.