«ПЕРВЫЙ СРЕДИ РАВНЫХ...»
Нормативные документы
Противодействие коррупции
Поступающим
Студентам
Выпускникам
Проект 5-100
Аккредитация специалистов

Кто передает документы на лекарство – тот и отвечает

Кто передает документы на лекарство – тот и отвечает

Панкратов Сергей Вячеславович
Директор по развитию аптечной сети «ЗЕМ фарм»

1. Данный законопроект не учитывает того, что аптеки являются последними в длительной цепочке производства и распределения лекарственных средств. Аптеки должны нести ответственность за реализацию фальсификатов, но только в том случае, если будет доказана умышленная закупка и реализация фальсифицированных препаратов. Каким образом провизор в аптеке может провести необходимую диагностику и выявить фальсификат? В аптеке нет собственной лаборатории! Если дистрибьютор или производитель поставляет продукцию, качество которой подтверждается необходимыми государственными сертификатами, почему аптека не должна доверять этой информации? Нести ответственность должны те, кто произвел фальсификат и подделал государственные разрешительные документы на данную продукцию. Аптека должна быть своевременно проинформирована о выявленных фальсификатах. Заниматься выявлением и информированием участников рынка должен аппарат МЗСР РФ и специальные службы МВД.
2. Коррупция в государстве и бездействие производителей, которые не занимаются в должной степени противодействием фальсификации их брендов.
3. В случае умышленного обращения фальсификатов у всех секторов должна быть одинаковая доля ответственности. Но безусловную ответственность должен нести производитель фальсификатов.
4. Надо действительно бороться. В государстве созданы все необходимые службы и структуры. Надо, чтобы они заработали.
5. Сталкиваться с фальсификатами приходилось только по телевизору в различных «страшных» передачах про отечественный фармацевтический рынок. Наша аптечная сеть закупает 70–80 % всего ассортимента и соответственно 100 % всего лекарственного ассортимента у крупнейших национальных дистрибьюторов и напрямую у производителей, поэтому я уверен, что в жизни столкнуться не придется.
6. Усиление влияния государства в различных областях деятельности должно сказаться и дать результаты в деле борьбы с фальсификатами.

Габараев Джони Владимирович
Генеральный директор ООО «Компании «Царева-Аптека»

1. Как покупатель я понимаю, что аптеки должны нести ответственность за продаваемую продукцию. Но с человеческой точки зрения я думаю, что в этом случае ответственность должна быть не уголовная, а гражданская. Наша аптечная сеть закупает товар у поставщиков – у нас же нет лаборатории, и вряд ли у кого-то из сетевиков она есть. Это заведомо убыточное дело, так как никто не в состоянии покупать лаборатории. Для того чтобы все проверять, нужно набирать определенный штат сотрудников – а это возможно только за счет себестоимости лекарств. Например, если сейчас «Цитрамон» стоит 3 рубля, то будет стоить 30 рублей – есть разница? Если введут такой закон, опять-таки пострадает покупатель. Огромное количество аптек начнет закрываться, так как будет не в состоянии вести контроль. Если проверяющие органы выявляют фальсификат, доказывают это через центры контроля ЛС, проверяющие органы должны потребовать документы и выявить, у кого данный препарат закуплен. В этом случае все вопросы идут к поставщику. Аптека может нести ответственность только в том случае, если не сможет предоставить необходимые документы. Недавно вышел закон об игральных автоматах – скорее всего, крупные игорные заведения решили убрать конкурентов. Мне кажется, что ситуация с аптеками похожа – закроются небольшие аптечные предприятия.
2. Фальсификаты есть даже в хорошо развитых странах Европы и в США. Конечно, мы сейчас наступаем на те же грабли – может быть, более ускоренным темпом. Я считаю, что основная причина появления фальсификатов – это деньги. Огромное количество людей подделывает спиртные напитки, сигареты, одежду, музыкальные диски… Аналогичная ситуация происходит и с лекарствами.
3. Большую ответственность должны нести оптовые покупатели. Для того чтобы экономически выгодно окупить расходы и получить доход при производстве фальсификата, нужно произвести данное лекарство в большом количестве. Это большое количество аптека приобрести в принципе не может, а производитель выпускает в большом количестве – и в данном случае начинает искать крупного оптовика. Я думаю, что на 90–95 % это происходит именно между производителем фальсификата и крупным оптовиком. Конечно, ответственность должна быть на всех уровнях цепочки производитель-поставщик-аптека.
4. Мне кажется, что для начала нужно вводить определенные штрафы, и заниматься этим вопросом вплоть до приостановления лицензий.
5. В течение 5 лет работы я встретился с фальсификатом только 2 раза. Мы сотрудничаем с проверенными контрагентами, которые сразу поменяли и забрали товар. Но отличить поддельный товар от настоящего я не смог, хотя и работаю с лекарствами. В одном случае мы даже ездили в специальную лабораторию, и мне показали настоящий препарат и фальсификат – а по внешним признакам различить их было невозможно. Во втором случае препарат оказался не фальсифицированным, просто в пищевой добавке нашли вещество, которое за неделю до этого было причислено к психотропным. В жизни я стараюсь покупать лекарства в тех местах, которым я доверяю – здоровье это удовольствие недешевое.
6. Нужен только контроль определенных органов, которые должны отслеживать ту нить, которая ведет к поставщику. Только путем тщательного контроля можно добиться каких-то результатов.

Щеглов Олег Анатольевич
Генеральный директор аптечной сети ООО «Мицар-Н»

1. Ответственность должны нести все – это моя точка зрения. А каким образом аптеки могут нести ответственность, если они получают препараты у оптовиков, которые предоставляют сертификаты? Выбор производителя лекарства лежит на совести оптовика. Разве мы должны каждую серию препаратов нести на проверку, проводить анализы? Мне кажется, что это нереально. Если мы берем препараты у крупных дистрибьюторов, которые работают на российском рынке, то они должны отвечать за качество. Ведь если у меня на руках находятся документы о качестве препарата, каким образом я могу определить, фальсифицированный препарат или нет? Для получения оперативной информации есть различные программы. Они работают в наших аптеках – в электронном виде мы получаем информацию о серии забракованных препаратов. Конечно, я понимаю, что закон по борьбе с фальсификатами правильный, и мы сами выступаем за это, но как это будет происходить на деле?
2. Конечно, деньги! Например, мы работаем с крупными фирмами, но все равно возникают ситуации, когда мы отправляем препараты обратно. И ведь мы не работаем с теми компаниями, в которых не уверены. К сожалению, раньше каждая партия на оптовом складе должна была пройти контроль, а потом это отменили.
3. Мы всегда проверяем документы – серию, препарат, номер таможенной декларации – и как я могу знать, что товар фальсифицирован? Многие препараты везут из Польши и Прибалтики – это основные рассадники фальсификатов. Конечно, и у нас есть умельцы – и об этом все знают. Нести безусловную ответственность должна та структура, которая ввозит препарат или покупает первоисточник. С моей точки зрения, нужно вести учет по ввозимым препаратам иностранных компаний, следить за тем, в какие фирмы они поставляются. Например, зимой этого года в аптеках было много поддельного «Терафлю» – вместо препарата продавался размешанный сахар. Как руководитель я заинтересован в том, чтобы продаваемые в нашей сети лекарства не оказались фальсифицированными.
4. Все руководители аптечных предприятий знают о том, какие меры необходимо предпринимать! Нужно, чтобы каждый руководитель осознавал, что можно получить определенную прибыль, но навредить людям. Я, например, переживаю, если попадается какой-то некачественный препарат. К сожалению, зачастую, люди спрашивают, какого цвета таблетка, какая форма выпуска, даже не прочитав инструкцию. Например, в составе некоторых субстанций находятся более тяжелые свойства – они иначе растворяются, и в инструкции написано: «Перед употреблением взбалтывать». А люди не читают – предъявляют претензии к аптеке, говорят о фальсификате. Трудно поверить, что кто-то преднамеренно в аптеке будет продавать фальсификаты – это не та прибыль, какой она может показаться на первый взгляд.
5. Мы отличаем фальсификат только по полученной информации – сверяем серию и производим изъятие. Если лаборатория пропускает эти лекарства, как визуально мы можем определить их качество?
6. Фармацевтический рынок сложился. Об организациях, которые грешат этими вещами, знают все органы управления здравоохранением. В настоящее время к качеству препаратов предъявляются более высокие требования, так что сейчас будет уменьшаться объем фальсификатов.

Леликова Любовь Алексеевна
Директор ЗАО «Аптека № 433 «Магнолия»

1. Конечно, мы отвечаем за то, что продаем! Товар мы берем не напрямую от производителя, а получаем от дистрибьютора, поэтому ответственность должен нести тот, кто сопровождает товар документально. Несомненно, ответственность должна быть комплексной – а иначе что может получиться? Наша аптека работает с программой «Консультант плюс» – мы получаем информацию, но, к сожалению, она опаздывает на неделю. Получается не совсем оперативно, а сайтом не все могут пользоваться. Я считаю, что у всех аптечных предприятий должна быть техническая возможность пользоваться сайтом – а большая часть аптек этого не имеет. Так что 100 % оперативности нет – и это наш минус. Но это только наши пожелания, а жизнь показывает, что у большинства аптек нет такой возможности. Даже программа «Консультант плюс» доступна не всем – заплатить за обслуживание 2000–4000 тысячи рублей может себе позволить не каждая аптека. Но информацию получать нужно. Поэтому сайт – это самая доступная и качественная информация, но пока только в теории.
2. Одна из причин – недобросовестность некоторых лиц, их погоня за большим рублем. Приобретая фальсификат, большая часть знает о том, что берет некачественный препарат. Поэтому причина – это желание быстрее продать и получить прибыль. К сожалению, люди достаточно активно берут дешевые товары, не думая о последствиях. Я боюсь дешевого товара, и боюсь брать его на стороне. Наша аптека сотрудничает только с теми поставщиками, в которых уверена.
3. Первым должен нести ответственность дистрибьютор, потому что товар мы получаем у него. Ведь каждая аптека при получении товара должна проверять сертификаты. Даже сотрудничая с крупными дистрибьюторами, мы проверяем товар – выборочно или по отдельным позициям. Поэтому я считаю, что должны отвечать все.
4. Как руководитель аптечного предприятия могу сказать, что аптека должна сотрудничать только с крупными фирмами. Если я беру товар у мелкой фирмы, первым делом смотрю документы. Если документы меня не устраивают, то с этими фирмами я не работаю. Сейчас можно легко изготовить любой сертификат. Также разрешен такой способ получения товара – когда берется препарат без сертификата, в товарно-транспортной накладной дистрибьютор пишет, на основании чего подтверждается его качество. Конечно, в этом случае на 100 % ответственность несет дистрибьютор. С медикаментами ситуация проще – есть реестр, где все зарегистрировано, а с изделиями медицинского назначения и БАД ситуация иная.
5. В нашей аптеке не было случая обнаружения фальсификатов. Мы изучаем распечатки упаковки в компьютере. Отличия могут состоять в голограммах, названиях – от одного до десяти наименований, часто меняется графический дизайн упаковок.
6. Я считаю неправильным закон о том, что новые аптечные предприятия не могут проверять в течение двух лет. Получается, что они могут работать недобросовестно и широко этим пользоваться. Зачастую новые аптеки пропадают через два года. Вы представляете, сколько некачественных медикаментов можно продать за это время? Этот момент совершенно упущен. Получается, что если не будет никакой жалобы, никто не может прийти с проверкой в новую аптеку ранее, чем через два года. В этом направлении нужно что-то предпринимать и следить за безопасностью здоровья населения. Необходимо также принимать более жесткие меры в отношении проверок. Наш товар по документам легко проверить – крупные поставщики печатают все серии, которые нам дали. У нас ведется компьютеризованный учет реализации товара, и мы всегда можем проследить, что продавали в последние годы. В маленьких аптеках ситуация совершенно иная.

Толпегина Людмила Петровна
Директор ЗАО «Аптека Мневники» (аптека № 394)

1. Если бы вся цепочка действительно работала в соответствии с законом на каждом уровне – и ответственность за лекарства несли все, от производителя до аптеки, подразумевалась бы ответственность и аптечного руководителя. Если руководитель аптеки, заведомо зная о фальсификате, принимает и продает это лекарство – безусловно, он должен отвечать. Но мы не можем проверить качество лекарства и должны доверять дистрибьютору и производителю. И брать на себя их ответственность – это безумие! На сегодняшний день вопрос оперативного получения информации является одним из самых сложных. Должен быть доступен сайт с публикуемой информацией. Самый оперативный способ – это электронная почта. И если бы сайт был доступен для всех – любой потребитель мог бы заглянуть туда. Вот это было бы оперативно.
2. Я считаю, что виновато правительство. Законы, которые у нас создаются, должны быть едины для всех. У нас нет должного исполнения законов для некоторых. Любая контрафактная продукция обнаруживаются при пересечении границы – эта продукция изымается и находится на таможенных складах. Куда потом она уходит? Тем не менее, люди ходят в аптеки и покупают дешевые лекарства. В последнее время цены на лекарства выровнялись – колебания очень небольшие. И если цена где-то отличается, то стоит задуматься о том, брать ли препарат в этом месте.
3. Выход один – солидарная ответственность и разбор ситуации по всей цепочке. Аптека не имеет лаборатории, в которой могли бы подтвердить качество лекарства. По закону о защите прав потребителя достаточно вписать в протокол данные сертификата – мы иногда его даже не видим и верим записи дистрибьютора, таким образом, получается разрыв.
4. Наверное, жесткие меры необходимы. Но боюсь, что аптека может быть наказана независимо от других обстоятельств. Мы не застрахованы от ситуации, когда нас могут оговорить. Пока у нас нет закона о презумпции невиновности, мы обязаны сами доказывать, что не виноваты! Поэтому если лекарства приобретаются через дистрибьюторскую сеть, именно она должна нести ответственность за качество и сертификацию. Кто дает данные по лекарству, тот и отвечает! Но каждый случай должен рассматриваться индивидуально.
5. Нам не приходится сталкиваться с фальсификатами – мы выбрали дистрибьютора, у которого берем 99 % товара. И очень малую часть товара закупаем у отечественного производителя – в основном это парафармация. Мы вошли в СПФО, в котором все заявили о себе и подписали соглашение о том, что каждый на своем уровне отвечает за отсутствие подделок. Мы сталкивались только с некачественной продукцией – я помню несколько случаев, например, когда мы получили препарат («Корвалол»), который имел плохой запах. Нами было вскрыто несколько флаконов, вернули деньги покупателю и всю партию забрал дистрибьютор, который возвратил ее производителю. Но это не был фальсификат. Очень редко, но такие возвраты бывают. Цепочка короткая и полностью просматривается. Поэтому я уверена, что выгоднее работать с крупным дистрибьютором, имеющим собственные прямые контракты. По поводу отличий фальсификата от качественного препарата трудно сказать – мы имеем правовую программу, которую пополняем раз в неделю, и просматриваем все документы от производителей о признаках, по которым можно отличить препараты. Как только мы видим новую информацию, берем препарат и просматриваем по степеням защиты.
6. То, что делается сейчас, можно назвать «чиновничьим разгулом». Пока чиновники будут заинтересованы в прохождении на рынок фальсификатов – это будет развиваться. А так как клан чиновников размножается, это будет происходить еще долго – пока не издадут закон об уголовной ответственности – ведь всегда начинают с руководителя. Если на нашем рынке увеличивается количество фальсификатов, нужно искать корень зла; аптечные предприятия в продаже фальсифицированной продукции не заинтересованы.

Гишвалинер Анна Борисовна
Директор аптеки «Фармацевт Узденников»

1. Я считаю, что аптеки должны нести ответственность только в случае развитой информированности. Если мы берем препараты у поставщиков, зарекомендовавших себя, информация о фальсификатах поступает своевременно – только тогда мы несем ответственность. А ведь иногда информация приходит с опозданием. Если мы получили от уважаемой компании, с которой работаем, сертификат, то какую ответственность мы можем нести? Я боюсь, чтобы этот закон не стал лазейкой с целью найти «стрелочника». Например, наша аптека не стоит на проходном месте – наша клиентура постоянная. Мы себе просто не можем позволить продажу некачественных препаратов. У нас большая, стационарная аптека. Информацию мы получаем по пересылке – но сведения приходят поздно, поэтому очень важно наладить саму систему!
2. А почему появляется фальшивые кофе, краски для волос и так далее? Ответ, по-моему, очевиден – деньги.
3. Мне кажется, ответственность должны нести все, начиная от производителя. На 95 % я работаю с крупными компаниями, которым доверяю. Пока у нас не было фальсификатов, и мы стараемся работать с нормальными компаниями. Существует много лекарств, которые просто не прошли сертификацию – это уже брак.
4. Каждый на своем участке должен быть внимательнее. А борьбой с организованной экономической преступностью должны заниматься наши правоохранительные органы – это их задача бороться, не наша.
5. К счастью, я не сталкивалась с фальсифицированной продукцией. Я сталкивалась только с препаратами, которые не прошли сертификацию. А отличить фальсифицированный товар от настоящего практически невозможно – опять же, я только слышала об этом и не задавалась целью найти фальсифицированный препарат, так как полностью доверяю своим поставщикам.
6. Борьба с фальсификатами происходит во всех странах мира. Я думаю, что этот процесс будет всегда – в любой сфере есть непорядочные люди. Просто нужно по возможности снижать процент фальсификатов, проверять дистрибьюторов, осторожно выдавать им лицензии, ужесточить их выдачу аптечным пунктам и киоскам. Только путем проверок будет снижено количество фальсифицированной продукции.

Седова Светлана Николаевна
Генеральный директор ЗАО «Вестфарма»

1. Я думаю, что аптеки просто физически не могут нести ответственность. Уверена, что ответственность должны взять на себя дистрибьюторы, потому что при получении большой партии препаратов они его сертифицируют – их затратная часть позволяет проверить ЛС. Аптеки в основном берут лекарства в небольшом количестве, и проверить препараты практически невозможно – ни в материальном, ни в физическом плане. Это ответственность только производителей и дистрибьюторов. Информация о фальсификатах должна приходить через Интернет, и сегодня других каналов уже нет. В нашей аптеке мы следим за информацией таким образом. Если система налажена, то в аптеки этот товар поступить просто не может. Если предположить, что от производителя поступит некачественный препарат, дистрибьютор сам должен позвонить и предупредить аптечное предприятие – это будет гораздо быстрее, нежели мы получим информацию с помощью Интернета.
2. Причин может быть очень много. Прежде всего, это деньги.
3. Товар идет от дистрибьюторов – они получают крупную партию, у них есть объемы, средства и правила, заложенные в контракте – на таких условиях они работают. Если товар приходит из-за границы, то по правилам не может быть растаможен, если не сертифицирован в России. Если все делать по правилам, то нести ответственность должен производитель и дистрибьютор. Производители, как правило, с мелкорозничной сетью не имеют никакого дела – они работают только с дистрибьюторами. Цепочка прослеживается очень просто. Дистрибьютор обязан давать аптекам качественный и проверенный товар, сигнализировать о некачественном поставщике в органы, ведь аптека не в силах этого проверить.
4. Я бы не стала рассматривать даже административную меру. Если все замешано на деньгах, то это криминал. А если это криминал – значит, уголовная ответственность. Опять же, это не обязательно относится к дистрибьютору – меры нужно принимать только после проверки всей цепочки. Нужно публиковать материалы, проводить проверки – и тогда будут результаты. Ведь продажа фальсификата множится, пока существует безнаказанность. Ситуация разрастается, как снежный ком, а в результате страдают люди. Конечно, эту цепочку отследить трудно, но возможно.
5. Пока я не сталкивалась с фальсификатами, и ничего не могу сказать по этому поводу.
6. Это только строгая сертификация. В мае этого года законодатели собираются ввести декларирование. Мер по борьбе очень много, но, прежде всего, они должны быть направлены на то, чтобы поставить препону поставкам фальсификатов в аптечные учреждения.

Мартынов Михаил Сергеевич
Заведующий Аптекой № 4/98 ГУП «Столичные аптеки»
(бывшая ГУП № 186 «Фортунатовская»)

1. Аптека не должна нести ответственность, ее должны нести производитель и дистрибьютор, который в аптечное предприятие предоставляет сертификаты. Если аптека реализует лекарства без сертификатов и соответствующей документации, тогда она несет ответственность. В ином случае нести ответственность должен тот, кто фальсифицирует. Я считаю, что аптека не в состоянии определить, фальсифицированный препарат или нет. Аптека готовых лекарственных форм не имеет аналитической лаборатории, поэтому так ставить вопрос нельзя. По этому поводу говорят на протяжении многих лет, и я уверен, что грамотные фармацевты и провизоры знают, кто должен нести ответственность. Если испекли некачественный хлеб, разве должен нести ответственность магазин? Так и здесь. Должен функционировать центр фармацевтической информации, который будет сообщать информацию о фальсификатах, о серии медикамента несоответствующего качества, подлежащего к изъятию.
2. Это коммерция – что еще может быть? Причиной всему – получение прибыли. Конечно, если качественный препарат стоит 100 рублей, а фальсифицированный, с таким же наименованием, один рубль, то какой будет раскупаться?
3. Я думаю, что ответственность должен нести тот, кто произвел или купил фальсифицированный препарат для продажи. Но как это определить? Если есть лаборатория, продавец определил, что препарат фальсифицирован и пускает его в ход – конечно, он должен быть наказан. А у аптеки нет таких сил и средств. Нужно проводить более тщательный химический анализ.
4. Я уверен, что необходим тщательный анализ всех произведенных лекарств – а иначе фальсификат не определить. Дистрибьюторы, которые приобретают большие партии препаратов, должны иметь серьезные лаборатории. Я всегда работал в рознице – мы берем лекарства у фирм со всеми сопутствующими документами. У нас нет иного метода определения качества препарата. Мы должны доверять своему поставщику и сотрудничать с серьезным дистрибьютором.
5. В нашей аптеке не было случая обнаружения фальсифицированного товара. Только однажды мы столкнулись с информацией, поступившей из Центра контроля качества о фальсификате – и фирма его сразу забрала. В жизни мне не приходилось сталкиваться с фальсификатами, но я знаю, что зачастую его очень сложно выявить. Многие говорят о том, что определяют фальсификат по признаку «помогает – не помогает», но это же очень индивидуально. Сегодня препарат помогает, а завтра может не помочь. Много пишут о некачественном оформлении – нужно смотреть на лейбл, иногда отсутствует какая-либо деталь – надпись, рисунок или заметна некачественная краска.
6. Пока я не знаю, как бороться с фальсифицированной продукцией. Скорее всего, нужен тщательный независимый анализ, чтобы лекарственные средства проходили экспертизу.

Комова Людмила Васильевна
Директор ОАО «Аптека Авиценна»

1. Аптеки редко берут препараты у производителей – в основном они работают с дистрибьюторами, которые предоставляют сертификаты. Мы не криминалисты, а провизоры. Как мы можем определить качество препарата? Только по документам, так как в аптеках нет лабораторий. Если вопрос ставится таким образом, в функцию аптеки нужно ввести лабораторный анализ, соответствующий штат, который и будет производить полный химический анализ. Только тогда аптека может отвечать за качество. А иначе – что мы можем определить? Я считаю, что это категорически неправильно. Может быть, нужно оперативно сбрасывать информацию о фальсификатах в аптеки, ведь в Москве практически каждая аптека компьютеризирована.
2. Сейчас к производству допускают случайных людей – нужно очень строго отбирать организации, которым дается лицензия на производство. А сейчас его открывают те, у кого есть деньги – за этим нужно очень строго следить, и доверять дело солидным и честным людям. Нужно различать фальсификаты и неправильно оформленные документы. Ведь фальсификат – это некачественный медикамент, который нанесет ущерб здоровью человека. А иногда под фальсификатом понимается нормальный препарат, который имеет неправильно оформленную документацию – и эти понятия нужно разделять.
3. Во всей цепочке фармобращения первая ответственность лежит на производителе, затем – на дистрибьюторе. А аптеки – это розница, которая не может войти в сговор с производителем – не те масштабы. Это мое мнение.
4. Лицензию на производство нужно давать проверенным людям, выявлять и наказывать виновных – только таким путем можно истребить порок. А наказания могут быть разными – в зависимости от тяжести преступления.
5. Нам не часто приходится сталкиваться с фальсификатам, потому что мы работаем с дистрибьюторской компанией, которая к своему делу относится серьезно. Приходят сообщения по изъятию какой-либо серии препаратов, но у себя мы их практически не находим. В жизни мне довелось столкнуться с некачественной мазью «Троксевазин», которую я случайно купила по дороге и поняла, что она совершенно не действует. Если человек пользовался препаратом и понимает, как он действует, то сразу может определить, качественный он или нет. Зачастую фальсификат можно определить по внешнему виду. Например, если таблетки должны быть белые, а они серые или имеют вкрапления, неприятный запах. Но бывают такие подделки, что не определишь качество препарата. Была же история с препаратом «Сумамед», когда подлинность голограммы могли определить только ультрафиолетом.
6. Сейчас пишут о том, что понижается процент фальсификатов. Мы надеемся, что процесс будет развиваться – крупные дистрибьюторы открывают свои заводы, поэтому тенденция должна развиваться. Но начинать нужно с контроля производителя.

Золья Александр Юрьевич
Генеральный директор ЗАО «Аптека Новоарбатская»
1. Считаю, что данная поправка не совсем, мягко выражаясь, корректна, или это искусственное введение общественности в заблуждение. Всегда необходимо искать источник производства и «серые» каналы поставки данной продукции. Как может отвечать аптека за фальсификаты и почему? Являясь только как минимум третичным звеном в товаропроводящей цепочке: производитель – дистрибьютор – аптека. Согласен, что аптека должна нести прямую ответственность за то, где и у кого она закупает лекарственные средства, а также за наличие на них полного пакета первичной документации, в том числе и сертификатов. Но проводить аналитический анализ всей поступающей номенклатуры это нереально и полнейший абсурд! Во-первых, у аптек нет ни условий, ни технической оснащенности, ни специалистов для этого; во-вторых, все эти анализы проводятся при регистрации и сертификации лекарственных средств. Аптека получает готовый продукт. И если он некачественный, необходимо найти того, кто его произвел и поставил на рынок, а это сделать очень легко, ведь в первичных документах обозначен продавец. А продавец, то есть оптовое звено, и должен ответить на вопрос, где приобретено данное лекарственное средство и кто его производитель. Аптека должна иметь и отвечать за наличие: полного пакета первичной документации и договора на поставку с продавцом. Строго соблюдать правила розничной торговли и кассовой дисциплины, а также иметь все условия для правильного хранения ЛС. Ведь продовольственные магазины не несут ответственность за состав и количество ингредиентов, находящихся в реализуемых продуктах, почему тогда аптека должна нести ответственность за состав ЛС? Если кто-то и закупает ЛС у «серых» оптовиков по низким ценам, которые могут быть фальсификатами, это уже вопрос к компетентным органам, которые должны с эти жестко бороться. А если никто не борется, значит это кому-то нужно. Сведения о фальсификатах для аптек (серьезных, крупных аптек) вначале доступны через Интернет и ряд специальных программ, которые позволяют эту информацию отслеживать. Считаю, что данный вопрос требует серьезного подхода, информация о замеченных фальсификатах должна поступать в аптеку незамедлительно!
2. Это низкие затраты на производство подделок, большие прибыли, получаемые при этом, учитывая низкую платежеспособность населения, которое вынуждено (в ущерб своему здоровью) искать низкие цены в аптеках, покупать некачественные ЛС, в том числе и фальсифицированные. Низкий контроль над работой структур, имеющих право на производство на всех этапах процесса от закупки сырья до конечного продукта. Очень отрицательно сказывается утраченная связь лечебно-профилактических учреждений с аптеками. Сейчас многие производители навязывают свою продукцию врачам, которые недостаточно хорошо ориентируются в новой номенклатуре ЛС. Под этим тоже может идти скрытое продвижение фальсифицированных ЛС.
3. Основная доля ответственности, по моему мнению, лежит на производителях данной продукции. Чаще всего это не крупные производители, а мелкие структуры, получившие разрешение на производство, но не обладающие теми мощностями и условиями, которые необходимы для выпуска качественной продукции. Во вторую очередь ответственны оптовики, и в последнюю – аптеки. При условии, если будет доказано, что аптека сознательно пошла на нарушение инструкций.
4. Меры борьбы с этим злом всем известны. Но для этого в нашей стране необходимо иметь желание, мужество и политическую волю. А такие «поправки» в закон только мешают компетентным органам наказывать действительно виноватых, а не «стрелочников» (аптеки). Ведь, как я уже говорил, при обнаружении фальсификата в аптеке, очень легко раскрутить всю товаропроводящую цепочку, ведь из документов известно, у кого закупала аптека и у кого – оптовик.
5. С фальсифицированными продуктами я в жизни практически не сталкивался. Стараюсь покупать и лекарственные средства, и продукты только в крупных аптеках и магазинах. Цена всегда говорит о качестве, дешевое хорошим быть не может.
6. Прогноз борьбы предсказать невозможно. Пока он неутешителен. Но если все-таки без всяких поправок в Закон, а в соответствии с действующим законодательством, компетентным органам будет поставлена задача обнаружить источник и наказать его по всей строгости закона – они это сделают. Вот только тогда можно добиться уменьшения производства данной продукции. И этот вопрос в компетенции Правительства. Когда людям будут платить достойную зарплату, и в стране будут работать Законы, перед которыми должны быть равны все – от пенсионера до олигарха, депутата и члена Правительства, тогда и данная проблема перестанет быть актуальной. Люди не будут искать дешевых ЛС, а будут покупать оригинальные эффективные препараты в хороших красивых аптеках, и будут здоровы. В конце хочу пожелать Вашей газете больших успехов, а всем читателям крепкого здоровья и доброты.


Авторы:  Ольга Иванова, Елена Пигарева