«ПЕРВЫЙ СРЕДИ РАВНЫХ...»
Нормативные документы
Противодействие коррупции
Поступающим
Студентам
Выпускникам
Проект 5-100
Аккредитация специалистов
02.03.2006

Этот великий сын нобелевского лауреата

Знаменитая балерина Айседора Дункан, та, что умерла, задушенная собственным шарфом, предложила однажды Бернарду Шоу родить общего ребенка. "Представь себе: с моим телом и твоим умом он будет производить фурор". Шоу ответил: "Подумай, дорогая, а если у него будут мои ноги и твой ум?" Можно было бы именно так изложить мораль "невероятной истории банка спермы нобелевских лауреатов", как написано в подзаголовке к репортажу американского журналиста Дэвида Плотца "Фабрика гениев". Идея в том, что хранится достаточно много генов гениев, чтобы создавать новых гениев. Утопия, история, восстановленная Плотцем с документальной точностью.

Не удивляет тот факт, что миф о "супербое" родился в Соединенных Штатах, на родине Супермена. Кто знает, сколько молодых людей, в том числе и в Италии, мечтали хотя бы раз в жизни о том, чтобы стать таким, как герой комиксов Кларк Кент. Но эта супергероическая мифология смешивается с более тревожными аспектами, изложенными в истории отца-основателя Repository for germinal choice, более известного как "банк спермы нобелевских лауреатов".

Роберт Грэхем был оптометристом, который заработал 100 млн долларов на изобретении – он придумал небьющиеся пластиковые линзы. На протяжении определенного времени он даже лелеял мечту купить остров и основать на нем собственное государство. У Грэхема, придерживавшегося расистских взглядов, был культ генетики, и ему не давала покоя мысль, что человечество само себя ухудшает. Единственным противоядием, как ему казалось, мог быть банк спермы, в котором бы хранился генетический материал нобелевских лауреатов, давая возможность через искусственное оплодотворение получить поколения сверходаренных детей.

Добрые намерения Грэхема основывались на евгенической традиции, укоренившейся в англосаксонском мире и в свое время поднятой на щит Адольфом Гитлером. С этой традицией сливались теории о сверхнаселенности, гипердарвинизме и расистская паранойя начала ХХ века. Грэхем твердо решил осуществить задуманное на личной усадьбе в Эскондидо, в Калифорнии. И 29 февраля 1980 года в Los Angeles Times появилась статья "Все лауреаты Нобелевской премии – доноры банка спермы: проект по обогащению генетического потенциала человечества".

Казалось, наступила новая эра. Но лишь для гениев от науки. Просто грамотные люди не допускались к участию в проекте априори. Кажется, донором хотел стать Джон Форбс Нэш, математик-шизофреник; почти наверняка донором стал Джонас Солк, один из открывателей вакцины от полиомиелита.

Но строгая анонимность и использование псевдонимов не позволяет говорить об участниках проекта с полной уверенностью. По мнению Плотца, нобелевских лауреатов, принявших участие в проекте, было всего трое, и наверняка известно лишь одно имя: Уильям Шокли. Он получил Нобелевскую премию по физике в 1956 году за изобретение транзистора, по сути, он является отцом электронной эры. Но это "божество" Силиконовой долины, пишет Плотц, последние 25 лет жизни посвятил тому, чтобы попытаться помешать бедным и черным иметь детей, поскольку был убежден в их более низком уровне развития по генетическим, а не социальным параметрам.

Шокли верил лишь в то, что можно было измерить, а по итогам тестов IQ негры и представители низших слоев общества в среднем показывали результаты на 12% хуже, чем "белые". Но, как известно, этот тест имеет к уму такое же отношение, как половой акт к настоящей любви. Не стоит, таким образом, удивляться, что Шокли очень скоро превратился в посмешище для СМИ и идола для Ku Klux Klan.

Но времена изменились по сравнению с 1950-годами, когда Грэхем и Шокли оттачивали свою теорию превосходства. Мамы эпохи яппи, обращавшиеся в генетический банк, чаще хотели иметь не гениев, а высоких, красивых, здоровых и спортивных детей. Конечно же, конкурентоспособных: "Я хочу, чтобы он был теннисистом". Но усталые сперматозоиды нескольких престарелых нобелевских лауреатов оказались непригодными для этих целей.

После смерти Шокли Грэхем надеялся выстоять, но его "Фабрика гениев" начала сдавать позиции. В 1999 году, спустя два года после смерти своего основателя, банк окончательно закрылся. Из более 200 детей, родившихся благодаря "банку спермы нобелевских лауреатов", лишь один, Дорон Блейк, оказался наделенным прекрасными данными, в том числе и благодаря своей матери. Его индекс интеллекта равнялся 180, в два года он умел пользоваться компьютером, в пять – читал "Гамлета" и был очень заносчивым ребенком.

В 2001 году Плотц разыскал его в Reed College. Это "был хиппи с косячком весьма отрешенного вида". Он забросил учебу и занялся спиритуализмом. "Это была абсурдная идея, создавать гениев, – сказал молодой человек журналисту. – Люди надеялись на то, что я добьюсь грандиозных успехов. Но это не так. Я не сделал ничего особенного. Если бы я родился с индексом IQ 100 вместо 180, я бы мог сделать в жизни то же, что и сейчас".

Сколько ненужных мастурбаций нобелевских лауреатов, сколько миллионов генов, без всякой пользы изъятых из морозильников, чтобы реализовать фаустовский миф о Homunculus! Не всегда тот, кто сеет, пожинает плоды.

 


Исходная статья: Inopressa.ru
Авторы:  Роберто Барболини