«ПЕРВЫЙ СРЕДИ РАВНЫХ...»
Нормативные документы
Противодействие коррупции
Поступающим
Студентам
Выпускникам
Проект 5-100
Аккредитация специалистов
30.12.2005

Частные благотворительные стипендиальные программы

Александр Костинский: Сегодня мы будем говорить о частных благотворительных стипендиальных программах для российских студентов. Что это - чистая благотворительность, поддержка образования или форма профессионального отбора будущих сотрудников крупных компаний, а может быть, и не очень крупных?

В студии Радио Свобода - Наталья Самойленко, заместитель генерального директора Благотворительного фонда Владимира Потанина.

И первый мой вопрос. Наталья, расскажите, пожалуйста, какова цель ваших стипендиальных программ, ну, может быть, немножко о масштабах.

Наталья Самойленко: На самом деле, Александр, когда вы сформулировали три вопроса, что это такое, я глубоко задумалась. Потому что на самом деле наши программы - вероятно, это все вместе и есть. Потому что это есть и поддержка образования. Об этом можно говорить особенно относительно того, что мы делаем для преподавателей высшей школы. Это и мотивация студентов на хорошую учебу. И это, действительно, еще очень серьезный вопрос, связанный с тем, что мы сознательно хотим этих ребят как бы сосватать крупнейшим компаниям, которые работают в нашей стране, и не только крупнейшим компаниям, но и вообще, так сказать, активно развивающемуся бизнесу. И очень хотим, чтобы эти ребята действительно стали какой-то реальной, движущей силой, заняли какие-то ключевые позиции, затем пришли на наши места, грубо говоря, и помогали нашей стране развиваться дальше.

Александр Костинский: То есть вот такая у вас триединая цель.

Скажите, пожалуйста, а вы не только для своих компаний, например для "Норильского никеля", готовите кадры? Или все-таки эта программа отбора, как сейчас говорят, как-то заточена под вас?

Наталья Самойленко: Нет, эта программа как раз совершенно не заточена под нас. Потому что это действительно некая большая гуманитарная программа. Потому что у "Норильского никеля" и у других компаний, которые входят в группу "Интеррос", президент которой - Владимир Олегович Потанин - основал этот Фонд шесть лет назад, есть свои программы, которые связаны с подготовкой и подтягиванием к себе наиболее полезных кадров. Причем, собственно говоря, эти компании всерьез занимаются не только теми ребятами, которые учатся в высших учебных заведениях, но и всерьез занимаются рабочей сменой.

Александр Костинский: То есть это профессиональные училища, техникумы, да?

Наталья Самойленко: Да, это работа и в профессиональных училищах, и в техникумах. И это работа с теми специалистами, которые нужны сегодня конкретной компании. Среди этих программ тоже есть стипендиальные программы. Но, как правило, это значительно меньшее количество стипендий, это более традиционные формы работы со стипендиатами. Ну, это вот то, что еще в былые годы называлось целевой подготовкой кадров.

Александр Костинский: То есть мы находим этого человека, который будет у нас на шагающем экскаваторе работать, условно.

Наталья Самойленко: Да. Или мы находим того инженера, который нам понадобится через три года, платим ему сейчас дополнительную стипендию, подписываем с ним договор с тем, чтобы он к нам потом приходил на предприятия.

И такого рода программ сейчас на самом деле в стране достаточно много.

Александр Костинский: И не только ваши, конечно.

Наталья Самойленко: Да. Это очень хорошо, потому что в хороших кадрах заинтересованы и крупные банки, естественно, и страховые компании. И некоторые даже проводят специальные программы обучения, и специалисты читают спецкурсы. Но это совсем другое.

Александр Костинский: Это не то, что у вас, да?

Наталья Самойленко: Да. То, что делаем мы, это нечто совершенно особое.

Александр Костинский: Скажите, пожалуйста, через вашу стипендиальную программу за пять-шесть лет сколько прошло ребят?

Наталья Самойленко: Ну, на самом деле Фонд осуществляет несколько больших программ. Я предлагаю начать с самой любимой нашей программы, мы ее называем федеральной программой, и она реализуется действительно по всей стране. В ней участвуют сейчас 67 ведущих вузов нашей страны. Она существует уже шестой год. И вот участвовали в этой программе уже больше 60 тысяч человек.

Александр Костинский: То есть это студенты? Это школьников не касается?

Наталья Самойленко: Это касается только студентов. Причем это касается еще и не всех студентов, а это касается тех студентов, которые должны в течение года учиться только на "отлично". У нас есть жесткое правило...

Александр Костинский: То есть только потом они начинают... Мы начали говорить о правилах отбора, да?

Наталья Самойленко: Да, мы начали сразу с правил отбора. Потому что участником вот этой нашей федеральной стипендиальной программы может стать любой студент, если он сдал две последние сессии на "отлично".

Александр Костинский: Из вузов, которые с вами уже заключили договоры?

Наталья Самойленко: Да, из вузов, которые с нами заключили договоры о любви и дружбе.

Александр Костинский: Хорошо. Допустим, студент два семестра учится на "отлично", условно...

Наталья Самойленко: Грубо говоря, это реально начинается со второго курса, как вы понимаете, вплоть до последнего. И здесь нет никаких ограничений по специальностям. Вот это как раз принципиально важно, потому что любая программа подбора кадров для себя, она связана лишь с определенными специальностями.

Александр Костинский: Дефицитными специальностями?

Наталья Самойленко: Да. А мы, собственно говоря, считаем, что в нашей стране должны быть не только толковые экономисты, юристы, но в нашей стране очень хотелось бы, чтобы и в науке, и в образовании, и в медицине были активные люди.

Александр Костинский: Понятно. Скажите, пожалуйста, вот когда пришли к вам эти "отличники", вы всем "отличникам" вузов платите стипендию, которые с вами заключили договор, или нет?

Наталья Самойленко: Нет. Мы очень страшные и очень жесткие. На самом деле мы считаем, что наша программа, она важна не только тем, что мы раздаем стипендии. Более того, я должна сказать, что участники наших программ, наши стипендиаты, когда мы их спрашивали через несколько лет после того, как с ними это случилось, что для них значила эта программа, и они на первое место поставили не деньги. 70 процентов сказали, что главное в нашей программе - это личностный рост.

Александр Костинский: То есть, если я правильно вас понял, ваша программа нацелена не просто на то, чтобы поддержать "отличников", и это не обязательно ребенок из необеспеченной семьи, это может быть и ребенок из обеспеченной, и очень хорошо обеспеченной семьи, а вы поддерживаете тех, кто хорошо учится - это принципиально. Ну, вот хорошо учится даже по оценкам.

Наталья Самойленко: Для нас вот эта установка на отличную учебу, она связана с двумя моментами. Во-первых, перед нами стоит задача, вот задача этой программы - поддержать, собственно говоря, будущих лидеров - лидеров в экономике, так сказать, в разных сферах. При этом мы хотели бы, чтобы новые лидеры нашей страны были людьми образованными, работоспособными. И поэтому первое условие участия в нашей программе - они должны подтвердить, что они умеют учиться и умеют трудиться. И поэтому вот эта оценка - это есть некий тест на вход в программу уже.

Второй момент. Ну, когда мы начинали программу, а задачку учредитель нашего Фонда поставил непростую - поддержать лучших студентов по всей стране, мы, естественно, думали о том, как построить, собственно говоря, саму систему отбора. И вот это был первый шаг.

Александр Костинский: Оценки?

Наталья Самойленко: Да. Понятно, что нужно задать некие условия. То, что касается вообще отношения к "отличникам" и к их активности, к их лидерским качествам, то я должна честно признаться, что в течение года мы (я имею в виду тех, кто разрабатывал эту программу) до хрипоты спорили друг с другом...

Александр Костинский: Должны ли быть только "отличники"?

Наталья Самойленко: ...должны ли быть только "отличники". Мы спорили три года.

Александр Костинский: "Не теряем ли мы каких-то талантливых ребят, которые имеют пару "четверок", да?

Наталья Самойленко: Да, совершенно верно. Потому что нам говорили, что лидеры - это не "отличники", лидеры в нашей стране - это "троечники".

Александр Костинский: Не все.

Наталья Самойленко: Ну, в общем, да. Хотя, собственно говоря, действительно ведь это жесткое условие - учиться две сессии только на "отлично".

Ну, мы успокоились, и успокоились на третий год, потому что мы поняли, близко общаясь уже со студентами, поняли, что мы имеем дело действительно с новым поколением - это поколение, которое нацелено на достижение успеха.

Александр Костинский: Они гораздо более прагматичны, да?

Наталья Самойленко: Они более прагматичны, но они в хорошем плане прагматичны. Потому что если они ставят для себя цель, то они стремятся ее достичь. Вот, собственно говоря, если они хотят участвовать в нашей программе, вот они должны в течение года сначала к этой цели стремиться.

Александр Костинский: Понятно. И мой вопрос такой. Расскажите, пожалуйста, что происходит на втором этапе. Вот пришли к вам эти 100-200 "отличников".

Наталья Самойленко: Иногда 550 бывает даже. Есть отдельные вузы, где есть такое безумное количество "отличников".

Ну, на самом деле отбор студентов у нас идет в режиме ролевой игры. То есть мы проверяем ребят не на знания, которые они получают в вузе, мы проверяем ребят уже на их качества, которые, собственно говоря, сейчас очень необходимы современным работодателям.

Александр Костинский: Какие это качества?

Наталья Самойленко: Это, во-первых, стремление достичь поставленной цели, кстати говоря.

Александр Костинский: Целеустремленность.

Наталья Самойленко: Да, целеустремленность. Это умение работать в команде. То есть это не стремление взять все горлом, не толкаться локтями, а умение встроиться в коллектив.

Александр Костинский: "Team building", как американцы говорят, то есть создание команды, да?

Наталья Самойленко: Да. Это, собственно говоря, умение принимать решение в самых сложных условиях и это умение нестандартно мыслить, креативность. Вот эти все вещи являются как раз теми качествами, которые мы стремимся выявить в ребятах, и отобрать уже по этим качествам.

Александр Костинский: А такое важное свойство, как умение учиться, вы проверили раньше, отобрав "отличников", да?

Наталья Самойленко: Разумеется, да. Хотя многие задания наши, естественно, интеллектуального характера.

Поэтому все строится на ролевой игре. В ролевой игре могут реально принимать участие 100 человек, иначе это просто неуправляемая масса. И поэтому если пришло 500 человек, то есть еще один шаг - это тестирование. И тестирование опять же не на специальные знания, а на логику и на кругозор. И вот 100 ребят, получивших наивысшие оценки по этим тестам, затем участвуют в течение целого дня, я хочу обратить на это внимание, в командах совершенно новых для себя.

Александр Костинский: То есть вы разбиваете их на команды, да?

Наталья Самойленко: Мы собрали студентов, которые учатся на разных курсах, на разных факультетах. И если это большой вуз, то многие из них просто никогда друг с другом не пересекались. И вот в этих новых для себя командах - смешаны они совершенно случайно - они должны себя проявлять. По результатам уже ролевой игры из сотни участвующих в ней студентов 20 становятся победителями, и им назначается стипендия нашего Фонда, которая выплачивается на протяжении целого года, 12 месяцев.

Александр Костинский: И каков размер стипендии?

Наталья Самойленко: И размер стипендии сейчас составляет 2 тысячи рублей в месяц.

Александр Костинский: 2 тысячи рублей получает студент...

Наталья Самойленко: Да, каждый месяц студент получает эти деньги.

Но этим все не заканчивается. На самом деле все продолжается дальше, потому что у нас есть еще один очень важный шаг. И всех победителей в рамках одного федерального округа, а это уже студенты восьми-девяти вузов, мы собираем вместе в одном из вузов региона. Вот только что закончилось мероприятие в Челябинске, в Южно-Уральском университете, где собрались лучшие студенты Урала. И там для них мы проводим трехдневную деловую игру.

Александр Костинский: Опять игра, да?

Наталья Самойленко: Опять игра. Опять в новых совершенно командах. Здесь они уже ни за что не воюют, кроме интереса, на самом деле. Это просто для них уникальная возможность наладить контакты с такими же талантливыми ребятами, как они сами, из других вузов. И это возможность, кстати говоря, как-то реализовать свои идеи. Потому что в этом году игра построена таким образом, что в основе лежат проекты, которые придумывают они сами, сами ребята. Они при этом проходят через виртуальную часть игры, они в течение полумесяца общаются друг с другом в интернете, а потом уже, так сказать, оказавшись вместе, знакомятся, кстати говоря, реально и начинают дальше работать над своими проектами. И вот эти проекты на третий день они представляют реальным работодателям из того или иного региона. Это действительно и крупные компании, и средний бизнес, бывают и научные какие-то организации. То есть это, собственно говоря, вот те работодатели, которые сейчас кровно заинтересованы в привлечении молодых кадров.

Александр Костинский: То есть вы с ними как-то контактируете, да? То есть еще одна сторона. У вас есть студенты, а есть еще и работодатели.

Наталья Самойленко: Да. Мы их приглашаем на наши мероприятия. И мы им даем возможность затем пользоваться нашим банком данных. То есть они затем могут, увидев этих ребят в деле, оценив их реальные возможности и качество, затем уже точечно подыскивать для себя специалистов, грубо говоря, по тем направлениям, которые им нужны. Потому что здесь-то они их видят всех вместе. Ну, на мой взгляд, это очень важная история, которая позволяет, собственно говоря, многим ребятам увидеть, что в их регионах на самом деле много интересного происходит, в их регионах есть точки роста. Мы, проводя нашу программу, не хотим ведь откачать лучшие мозги из регионов, перетянуть их в Москву...

Александр Костинский: Или в Норильск, да?

Наталья Самойленко: ...и надеемся, вообще, что они не покинут нашу страну. Мы им хотим показать, что в нашей стране тоже есть интересно развивающийся бизнес, есть неравнодушные люди и есть возможность применить свои силы. Вот такая, собственно говоря, светлая гуманитарная мысль.

Александр Костинский: Понятно. То есть, как я понял, это довольно сложная, структурированная система. И, как я понимаю, под всем этим лежит мысль фактического воспитания лидеров. Вот эти 2 тысячи ежемесячно - это, конечно, хорошие деньги, но это все-таки не очень большая сумма, ну, если говорить о Москве или о Петербурге, для человека они не решат даже финансовой проблемы проживания, если человек, допустим, не имеет общежития. А даже если имеет, он довольно скромно будет жить. Поэтому тут, скорее, вы их втягиваете в такую как бы мегаигру, большую игру - вначале попади в программу, и, таким образом, вы стимулируете воспитание особого лидерства. Это так?

Наталья Самойленко: Да, безусловно. Но то, что касается денег, я хотела бы сказать, что, во-первых, мы не можем платить стипендию в Москве одну, а в Иркутске другую. Это принципиально для нас невозможно. Во-вторых, действительно, мы понимаем, что наша стипендия не решит всех проблем, и мы не ставим такую задачу. Мы не хотим, собственно говоря, воспитывать людей, которые бы жили на чьи-то деньги. Я вообще хочу обратить внимание на то, что ведь стипендия - это даже не подарок, вот наша стипендия - это не подарок. Я этим, между прочим, очень горжусь.

Александр Костинский: Это премия, да?

Наталья Самойленко: Это премия, да. Это премия, которая зарабатывается в результате серьезного труда и серьезной конкуренции. Поэтому студенты не чувствуют себя обязанными ни Владимиру Олеговичу Потанину, ни даже Фонду. Ну, они могут, естественно, о нас хорошо вспоминать, потому что мы стараемся хорошо работать. Но самое главное - они чувствуют, что у них есть какие-то необходимые совершенно качества. И более того, во время конкурсов или деловых игр они еще и понимают, что какие-то вещи нужно в себе развить, какие-то качества нужно в себе сформировать. Они очень ценят, естественно, возможность вот этих человеческих контактов. Вы знаете, когда мы все начинали, я, конечно...

Александр Костинский: А они приезжают на все ваши мероприятия за ваш счет, например, билеты?

Наталья Самойленко: В этом отношении мы им помогаем, разумеется. Мы это рассматриваем как развивающую часть программы.

И вот вы знаете, я просто помню самое начало наших программ, когда мы это все начинали, меня волновал, например, один вопрос. Ведь конкурс - это жесткая вещь: есть выигравшие, а есть проигравшие.

Александр Костинский: Чтобы не обиделись.

Наталья Самойленко: Да. И вот когда мы это все начинаем, ведь мы можем и обидеть большое количество людей.

Александр Костинский: Гораздо большее количество людей, чем те, которые прошли.

Наталья Самойленко: Да. Но когда я сама увидела уже "живую", настоящую игру, не пилот, не тренировку, а "живую" и настоящую игру, и увидела, что произошло с ребятами после игры, я поняла, что мы, собственно говоря, не придумывая, сформировали некую уникальную совершенно среду.

Александр Костинский: То есть у вас какое-то ноу-хау благотворительное, педагогическое.

Наталья Самойленко: Да. Собственно говоря, вот студент-"отличник" (мы начали с этого), он довольно не всегда лидер в своей группе. Вообще, в большей части, это "белые вороны".

Александр Костинский: И еще такой термин есть - "ботаник".

Наталья Самойленко: Сейчас студенты играют на этом термине, потому что как раз они противопоставляют "потаников" "ботаникам". Они себя называют "потаниками" или "потанинцами", как раз противопоставляя себя "ботаникам" современным.

Но когда они оказываются рядом с такими же талантливыми, способными, как и они, когда они понимают, что на самом деле нормальная учеба, нормальные человеческие качества - это норма жизни, то, собственно говоря, это помогает им дальше жить.

Александр Костинский: Понятно. Скажите, пожалуйста, вот эти игры вы сами придумываете? Это все-таки довольно сложная вещь - заставить большое количество, вообще-то, взрослых, сложившихся людей играть. Откуда вы берете сценарии?

Наталья Самойленко: Вообще жизнь нашего Фонда - это сплошные конкурсы. Потому что мы сначала проводим тендер, проводим конкурс для тех организаций, профессиональных организаций, которые занимаются подобными вещами.

Александр Костинский: То есть вы не сами это придумываете? Есть какие-то профессионалы...

Наталья Самойленко: Разумеется. Мы приглашаем профессионалов, мы даем им техническое задание. И затем мы сравниваем наиболее интересные модели. И каждый год мы запускаем новую модель.

Александр Костинский: Понятно. И в результате конкурса может победить другая компания, да?

Наталья Самойленко: У нас на самом деле меняются и компании, чередуются. Несколько компаний с нами работают уже достаточно долго.

Но я бы обратила внимание еще на одну очень важную вещь. У нас уже в течение нескольких лет есть любопытная статистика. Примерно треть из победивших в этом году - это те, кто были стипендиатами раньше. Если он продолжает учиться на "пятерки", почему бы ему ни поучаствовать.

Александр Костинский: То есть он может и второй раз, и третий раз... То есть у вас нет такого, что только год, да?

Наталья Самойленко: Да. И вот дальше начинается еще более интересная вещь. Вторая треть - это те, кто участвовали в наших отборах, но не побеждали. В этот раз они победили. И, наконец, третьи - это новички. Но вот эти две трети - это вообще очень мощно. Потому что это ребята, которые, между прочим, должны еще продолжать учиться на "отлично". То есть не сбавлять обороты.

Александр Костинский: То есть когда ты выходишь на второй год, ты не автоматом имеешь право...

Наталья Самойленко: Нет, конечно. Только по итогам предыдущего года.

Александр Костинский: Понятно. То есть у вас действительно очень жесткое сито. И, в общем, ребята на это идут, да?

Наталья Самойленко: Да. У нас есть два рекордсмена в прошлом году.

Александр Костинский: Чемпионы.

Наталья Самойленко: Чемпионы. Пока этот рекорд не побит. Но у нас в прошлом году было два "пятигодника".

Александр Костинский: То есть пять лет подряд?!

Наталья Самойленко: Пять лет подряд. Я сама считала, что это невозможно.

Александр Костинский: Это там, где шесть лет, наверное, учатся, да?

Наталья Самойленко: Да. Это был студент, который учился на шестом курсе магистратуры Санкт-Петербургского политехнического университета, и это была студентка-медик с шестого курса.

Александр Костинский: Скажите, Наталья, вот у вас еще есть программа поддержки преподавателей. Многие эксперты, которые исследуют сегодняшнюю российскую систему образования, говорят, что одной из самых слабых точек является преподавание даже не общих дисциплин, не базовых дисциплин, а специальное преподавание. И поэтому поддержка преподавателей, а особенно молодых, особенно знающих предмет, - это довольно большая и важная задача. Как к этому относится ваш Фонд?

Наталья Самойленко: На самом деле у нас параллельно со стипендиальной программой для студентов в тех же самых 67 вузах идут конкурсы для молодых преподавателей - для преподавателей, которым еще не исполнилось 35 лет. И в них могут принимать участие опять же самые разные специалисты. Никаких ограничений по специальностям здесь нет.

Александр Костинский: И философы, которых в Норильске...

Наталья Самойленко: И философы, и те, кто читает металлургию, - все участвуют в наших конкурсах. При этом, кстати говоря, оценка преподавателя зависит на 40 процентов от студентов, которым он уже прочел свой курс лекций...

Александр Костинский: А они ему оценку выставляют, да?

Наталья Самойленко: Да, мы проводим, независимо от вуза, ну, по доброму согласию вуза анкетирование в тех группах, где преподаватель уже завершил чтение своих курсов. И затем мы эти преподавательские работы - это тексты лекций и все методическое сопровождение - передаем на независимую экспертизу, экспертам из совершенно других вузов. И вот, собственно говоря, из этого и формируется уже окончательная оценка преподавателя. И при этом у нас нет гарантированного количества грантов для того или иного вуза. А есть квоты на вход в нашу программу.

Александр Костинский: Какие?

Наталья Самойленко: Обычно вуз может представить пять кандидатов решением ученого совета, потому что, естественно, мы хотим, чтобы мы поддержали лучших. Но кто победит - определит уже конкурс.

Александр Костинский: Из этих пяти?

Наталья Самойленко: Да. Может не победить никто. На самом деле это могут быть или все пять... ну, в зависимости просто от качества работ. Потому что конкурс проходит внутри федерального округа. Или среди всех 11-ти вузов Москвы, например, которые участвуют в программе.

Александр Костинский: А сколько в федеральном округе преподавателей у вас... Ну, если вы говорите о 60 тысячах студентов, то какое количество преподавателей?

Наталья Самойленко: Ну, если говорить о получателях наших грантов, то вот в этом году стипендиатов у нас будет...

Александр Костинский: Преподавателей?

Наталья Самойленко: Сначала студентов, чтобы мы не запутались в цифрах. Стипендиатов у нас в этом году в этой программе будет 1330, а грантополучателей преподавателей будет 133 по всей стране. И размер гранта здесь совсем другой, конечно. Это единовременный призовой грант, размер - 36 тысяч рублей.

Александр Костинский: Это для преподавателя, который прошел...

Наталья Самойленко: Для преподавателя, который победил.

Александр Костинский: Один раз он его получает, да?

Наталья Самойленко: Ну, собственно говоря, опять же если преподаватель читает не один курс, а несколько, если он представляет другую работу на наш конкурс, он может стать нашим грантополучателем несколько раз. И у нас есть такие уникальные товарищи. Я с удовольствием вспоминаю, например, четырехкратного грантополучателя из Саратовского медицинского университета - это врач-хирург Морозов, который, кстати говоря, кроме нашего гранта, получил еще и Национальную премию вслед за ним, а сейчас является заведующим кафедрой.

Александр Костинский: Понятно. То есть у вас поддержка преподавателей есть, и принципиально, что молодых преподавателей.

Наталья Самойленко: Принципиально, что молодых, потому что внутри такого конкурсного отбора, как вы понимаете, нельзя взять и по одной шкале проверить работы профессора и молодого преподавателя.

Александр Костинский: Или академика, да?

Наталья Самойленко: Нет, профессор - это ведь уже своя школа. Высшая школа - это все-таки достаточно большая мера свободы. Настоящие личности формируют вокруг себя школу. И, конечно, сопоставлять разные весовые категории нельзя. Поэтому, действительно, это конкурс для молодых преподавателей, которые только начинают, которым нужно еще учиться.

Александр Костинский: А вы не хотели, например, сделать какую-то программу привлечения людей, подумать о том, как привлечь? Ведь проблема в том, что, да, есть и надо удержать какое-то количество людей в преподавании до 35 лет. Но ведь большое количество людей просто не преподают, к сожалению, которые могли бы, и которые с удовольствием, может быть, и работали бы. И какие-то стимулы, может быть, какие-то встречи и так далее вы могли бы организовать. Или пока это все-таки не входит в ваши планы?

Наталья Самойленко: Ну, в рамки нашей программы это не входит. Я бы сказала, что это, с одной стороны, проблема государства, которое должно отвечать за определенный все-таки уровень образования, а с другой стороны, есть сейчас целый ряд примеров, когда работники бизнеса активно включаются в образовательную сферу, правда, это их личная благотворительность. Собственно говоря, я знаю, например, и людей, которые занимают руководящие посты в нашей компании, которые раз в неделю ездят читать лекции студентам.

Александр Костинский: Это хорошо, да.

Наталья Самойленко: Это хорошо, но это не решает проблему.

Александр Костинский: Конечно.

Прочитаю вопрос с пейджера. Владимир из Санкт-Петербурга задает деликатный вопрос: "Сколько стоит сдать два семестра на "отлично"?". Он вас спрашивает. "И хватит ли у потенциального "отличника" не знаний, а денег?". Как вы можете на этот вопрос ответить?

Наталья Самойленко: На самом деле, общаясь с ребятами, я думаю, что вот те, кто является нашими стипендиатами, сдают экзамены бесплатно.

Александр Костинский: Это, наверное, так и есть. Просто тут есть, я думаю, верхняя граница. Если стать "отличником" дороже, чем 2 тысячи рублей в месяц, то какой смысл эти деньги получать, да?

Наталья Самойленко: Ну, я бы сказала, что вообще участие в нашей программе - это не столько смысл денег, сколько смысл все-таки лидерства. Но, с другой стороны, действительно, я уверена, что большинство наших стипендиатов - это все-таки те ребята, кто учится действительно сам.

Александр Костинский: Понятно. Госпожа Степанова из Москвы пишет: "Вы готовите себе "золотой миллиард", который вас будет и защищать, и лечить. И вы хотите, чтобы мы вас не запрещали. Государство само справится с вашими функциями".

Наталья Самойленко: Я не буду комментировать относительно государства. Мы все прекрасно видим, как оно справляется со своими функциями. Здесь без комментариев.

А то, что мы действительно готовим "золотой миллиард", и то, что мы стараемся, чтобы в нашей стране было как можно больше активных людей из этого "золотого миллиарда", чтобы они не покинули нашу страну, это действительно наша задача.

Александр Костинский: Из Петербурга Георгий дозвонился. Пожалуйста, Георгий. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Это, конечно, замечательно, это продолжение линии меценатства, которая была еще в царской России, и благодаря этому мы имели Шаляпина, Чайковского и других художников.

Но я заметил один недостаток. У нас была целая плеяда выдающихся людей, которые учились плохо по некоторым предметам, а по профилирующим - чрезвычайно хорошо, и потом заняли в будущем ведущие места в своей области. И как же получается, что вы упускаете их из вида, да? Спасибо.

Александр Костинский: Мы об этом уже немножко говорили.

Наталья Самойленко: На самом деле мы просто иначе действуем. Потому что помимо той программы, о которой я рассказываю, у нас есть, например, совсем другие программы. У нас есть программа, где мы поддерживаем ребят - победителей международных Олимпиад по физике, по химии, по математике, по информатике и так далее.

Александр Костинский: Студенческих Олимпиад?

Наталья Самойленко: Олимпиад, которые проводятся среди школьников. А мы даем стипендии победителям этих Олимпиад, когда они еще школьники, и на все время обучения затем их в российских вузах. Это совсем другая программа. И она, кстати говоря, не требует вот этой жесткой истории, чтобы учиться только на "отлично". Мы, естественно, проводим планку, чтобы они не скатывались, мы с "тройками" им не будем платить стипендию, но они могут иметь отличные оценки по тем дисциплинам, которые им интересны, а по другим иметь "четверки", и они будут нашими стипендиатами. Там и стипендия, кстати, выше.

Александр Костинский: А сколько?

Наталья Самойленко: 2500 рублей.

Александр Костинский: И получают они ее все пять лет, да?

Наталья Самойленко: И получают они все пять лет, то есть все время, пока они учатся в российских образовательных учебных заведениях.

Александр Костинский: Александр Васильевич из Ленинградской области. Пожалуйста, Александр Васильевич. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Ведь работа команды предполагает принцип работы стаи. То есть для общей цели каждый исполняет свою роль. Но стаи используются для того, чтобы нападать на более быстрых, более сильных или на группы. А если учесть, что любая форма бизнеса - это способ отъема средств у других, то получается, что вы учите нападать и отнимать. Одни должны отнимать у других, так?

Наталья Самойленко: Вопрос понятен. На самом деле, если вы были внимательны, то мы учим их совсем другому. Мы учим их уметь работать в команде, мы даем возможность им проявлять себя, но не за счет других. Я с вами согласна, лидерами могут быть и паханы, и Гитлеры. Но у нас есть специальные, так сказать, установки, у нас есть специальные методики, которые такого рода ребятам не позволяют пробиться в нашей программе.

Александр Костинский: То есть все-таки то, о чем говорит наш слушатель, это только часть командной работы. Есть командная работа, которая вообще основана на сотрудничестве. И вообще-то, даже если говорить о бизнесе, то не весь бизнес состоит из дерущихся стай волков. В действительности, гораздо более выгодно вообще-то сотрудничать. И многие жесточайшие конкуренты на рынке, когда большие проекты, они собираются вместе и их делают.

Меня, я помню, удивил, например, электромобиль с бензином. Компания BMW, по-моему, компания "Daimler Chrysler" - это "Mercedes", прямые соперники, и "General Motors" собрались, потому что для каждой компании дорого делать такой большой проект научный.

Наталья Самойленко: На самом деле я бы хотела отпарировать еще следующим образом. Вот среди проектов, которые сейчас ребята разрабатывали на деловых играх, в городе Саратове был проект под названием "Ликбез". Это расшифровывается как "Ликвидация безграмотного отношения к бизнесу". Собственно говоря, ребята это очень хорошо понимают, что у нас в стране, к сожалению, есть искаженное совершенно представление о том, что такое нормальный бизнес. И ребята-то как раз хотят построить нормальный бизнес, действительно, который будет помогать развиваться нашей стране.

Александр Костинский: Безусловно, в бизнесе есть все - есть и жесткость, и конкуренция, и обман. Причем мы говорим не только про Россию, но и про весь мир. Но с другой стороны, в последнее время побеждает как раз идея сотрудничества и конкуренции, как в спорте. В спорте тоже команды играют. И я еще хотел бы вам вот какой вопрос задать. Я знаю, что у вас есть рейтинг вузов. Когда вы устраиваете эти игры, устраиваете тесты, они у вас, как я понимаю, однородны, и вы можете сравнить вузы. Скажите, пожалуйста, вот по вашему тестированию, какие вузы из этих 67-и на первом, на втором месте? В общем, расскажите об этом немножко.

Наталья Самойленко: Я бы сказала, что рейтинг, конечно, это есть наш внутренний инструмент. Он нам нужен просто потому, что мы понимаем, что нельзя взять и назначить 67 ведущих вузов в стране. На самом деле какие-то вузы становятся хуже, какие-то вузы становятся лучше. И для того чтобы наша программа была живой, мы проводим ротацию вузов. Мы для себя приняли такое решение. И каждый год программу будут покидать восемь вузов, а на их место приходить новые участники программы. Какие-то вузы отдохнут, потом вновь вернутся в нашу программу. Это все живой процесс.

Александр Костинский: То есть это не из тысячи вузов страны, надо понимать, что это не рейтинг тысячи вузов, а рейтинг только...

Наталья Самойленко: Да. Поэтому для того, чтобы определить, кто освободит место, мы, собственно говоря, ввели наш рейтинг.

Александр Костинский: А снизу освобождают места?

Наталья Самойленко: Освобождают места снизу.

Александр Костинский: То есть это вылет из вашей лиги, да?

Наталья Самойленко: Да, это вылет из нашей программы на время, как я надеюсь.

Но, конечно, он очень специфический. Хотя на самом деле и очень любопытный, потому что мы имеем, действительно, возможность сравнить, я бы сказала, жирность сливок. Ведь в нашей программе участвуют лучшие студенты (не мы их назначили, им вуз поставил "пятерки") и лучшие преподаватели (не мы их выдвинули, их вуз выдвинул на своем ученом совете). И мы имеем возможность сравнить качество этих лучших студентов и преподавателей по разным вузам. И вот суммировав баллы студентов и преподавателей, мы получаем наш рейтинг. Он, кстати говоря, размещен на нашем сайте - "fund.potanin.ru" - и вы можете его легко посмотреть. И еще один сайт - студенческий, он называется "stipendia.ru". Так вот, на первом месте у нас по результатам прошлого года Воронежский государственный университет.

Александр Костинский: Не московский вуз?

Наталья Самойленко: Московский вуз у нас на третьем месте.

Александр Костинский: МГУ?

Наталья Самойленко: МГУ на третьем месте, на втором месте Санкт-Петербургский политехнический университет, на четвертом месте Физтех, на пятом - Нижегородский лингвистический университет, и так далее.

Александр Костинский: Интересно. Это неожиданно.

Наталья Самойленко: А неожиданность здесь объясняется очень просто. Очень сильное влияние оказывает преподавательский балл. Потому что наш рейтинг на 60 процентов - это оценка качества студентов по тестированию, по участию в ролевой и деловой играх, а на 40 процентов это зависит от баллов преподавательских. И вот это колоссальная проблема. Потому что, к сожалению, в московских вузах, вообще в столичных вузах особенно сложно сейчас с молодыми преподавателями.

Александр Костинский: Потому что им есть куда идти и где реализоваться. А на эти небольшие деньги трудно жить.

Наталья Самойленко: Им есть куда идти, да. И поэтому, собственно говоря, действительно, уже в течение нескольких лет, как мы проводим наши конкурсы, у нас нет принципиальной, качественной разницы между преподавателями Москвы и преподавателями региональными.

Александр Костинский: Валентина Михайловна из Петербурга, пожалуйста. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Меня интересует вот какой вопрос. У меня есть племянница, она окончила Владивостокский университет, китайское отделение. Сейчас она за свой счет в Китае стажируется. Там она уже полгода, а для того, чтобы повысить квалификацию, ей еще нужно где-то полгода, наверное. И кроме этого, она еще хочет получить экономическое образование.

Наталья Самойленко: Я вас поняла и готова сразу ответить. То есть речь идет о том, что у нее есть перерыв между сессиями. Ну, мы это учитываем. То есть если человек на стажировке, естественно, будут учитываться две последние сессии, повторяю, которые он сдавал в стране.

Александр Костинский: Тут вот еще вопрос с пейджера: "Вы нашли стипендиата, подписали с ним контракт, платите ему в период обучения деньги. А если он разорвет с вами контракт, ему что, надо будет возвращать ваши денежки или его ждет другое наказание?".

Наталья Самойленко: На самом деле наша программа - это программа, построенная на совершенно свободных отношениях. Да, мы действительно с каждым стипендиатом подписываем договор о выплате стипендии, и его, естественно, не нарушаем. Если он не хочет получать деньги, он их может не получать.

Александр Костинский: А возвращать не должен?

Наталья Самойленко: Возвращать он нам не должен. Никакого контракта мы с ним не подписываем. Нигде отрабатывать этот человек на нас не должен. Я повторяю, это программа не подбора кадров для себя, а это программа развития, собственно говоря, человеческих качеств.

Александр Костинский: И Дмитрий прислал сообщение на пейджер: "По нашей старой традиции большинство студентов-"отличников" за пять лет не только не получают, но и ничего не знают про стипендию Потанина".

Наталья Самойленко: Тут надо смотреть, какой вуз. Если "отличники" не умеют заходить в интернет, то какие же они "отличники"?

Александр Костинский: Понятно. Скажите, пожалуйста, насколько вы сами довольны вашей программой? Условно говоря, вы платите небольшие деньги, вовлекли довольно большое количество хороших ребят в такую игру. Как вы ее вообще оцениваете, вы лично? Я не прошу, чтобы вы сделали рекламный спич: "У нас замечательная программа!". А вот все-таки по глазам детей... Как вам кажется?

Наталья Самойленко: Я приведу, во-первых, несколько примеров. Вот только что закончилась игра в Челябинске. Там одна из команд разрабатывала проект (это их идея), по которому штрафы в ГАИ не деньгами выплачиваются, а через систему пластиковых карт. И в процессе игры студенты из Екатеринбурга, находившиеся в Челябинске, в этой команде, они прорвались на прием к заместителю начальника областного ГАИ для того, чтобы обсудить с ним этот животрепещущий вопрос. Вот на самом деле такого рода активность, заинтересованность ребят меня, естественно, очень радует.

Я себя-то ощущаю очень счастливым человеком, потому что я каждый месяц встречаюсь с нашими стипендиатами, и я знаю, как много в нашей стране сейчас очень хорошей, талантливой, целеустремленной молодежи.

Кстати говоря, хочу обратить внимание, что в наших программах могут принимать участие как те ребята, которые учатся на бюджетной основе, так и те, которые учатся за деньги, на контрактной основе. В нашей программе могут принимать участие как граждане России, так и не граждане России. У нас тут тоже нет ограничений.

Александр Костинский: Но учащиеся в российских вузах?

Наталья Самойленко: Да, учащиеся вот в этих 67 российских вузах.

И, наконец, собственно говоря, мне очень нравится то, что эти ребята ведь очень работоспособны. Мы провели анкетирование, и мы знаем, что больше половины этих ребят умудряются не только все время на "отлично" учиться, но и работать уже.

Александр Костинский: Скажите, пожалуйста, а вы как-то следите за их судьбой? Вы говорите, что ребята поддерживают с вами контакт, даже выйдя из ваших программ. То есть некое сообщество образовалось.

Наталья Самойленко: Вы знаете, это сложный вопрос. Потому что для меня, например, в нашей программе чрезвычайно ценно то, что она действительно не содержит никаких обязательств перед нами со стороны студентов. Для меня это как бы очень важный момент в нашей программе. Мы действительно ведь не требуем отчета. Поэтому мы можем лишь поинтересоваться. А ребята, действительно, заканчивают вуз, уезжают из общежития. Понятно, что здесь связи рушатся. Но, тем не менее, о судьбе многих ребят мы знаем. Многие ребята заинтересованы в том, чтобы как бы напоминать о себе. Вот сейчас на мероприятии, которое буквально сегодня проводится для студентов московских вузов, приехала, я знаю, целая группа тех, кто уже работает, выпускников программы.

Александр Костинский: А они сами приехали или вы им как-то оплатили дорогу?

Наталья Самойленко: Ну, они уже сами приехали. Они же взрослые люди уже. Они уже работающие люди.

И они сейчас вместе с работодателями, собственно говоря, будут принимать участие в работе жюри, в оценке ребят, будут делиться с ними своим жизненным опытом. То есть вот такая нормальная, человеческая история происходит.

И, наконец, иногда мы знаем, естественно, об этом случайно, сталкиваясь с родителями, которые рассказывают нам о том, как сложилась судьба этих ребят. Те опросы, которые мы проводили, показывают, что подавляющее большинство этих ребят, то есть где-то 95 процентов, продолжают работать в стране, что 80 процентов из них, собственно говоря, работают по специальности. Ну и все работают сейчас, те, кто уже окончил вузы, и они, действительно, нормально трудятся.

Александр Костинский: Вот вы несколько раз на протяжении нашей программы сказали такую фразу - "работали в нашей стране". То есть, как я понимаю, может быть, вы не заявили об этом, что все-таки одна из целей программы, и не только вашего Фонда, а, допустим, того же Фонда "Династия", они тоже подобные стипендии платят, ну, не остановить "утечку мозгов", но оставить наиболее талантливых, наиболее ярких ребят в стране. Это действительно так, да?

Наталья Самойленко: Да, это действительно так. Но при этом мы это стараемся делать, естественно, не через какие-то запреты. Нельзя свободному человеку поставить границу. Вопрос ведь в том, что мы просто открываем для них новые перспективы.

Александр Костинский: Александр Тимофеевич из Подмосковья, пожалуйста. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. У меня очень важный вопрос. Ваши "купцы" или "охотники за головами", они, естественно, представляют отрасль процветающую. А у нас сейчас, как известно, много очень отраслей депрессивных - станкостроение, сельское хозяйство и так далее. Не представит ли для вас интерес организовать некие целевые программы, скажем, по поддержке кадров вот для таких наших отраслей?

Александр Костинский: Спасибо большое. Хороший вопрос.

Наталья Самойленко: Спасибо. Но я хочу обратить ваше внимание на то, что среди наших стипендиатов очень много студентов как раз технических вузов и инженерных специальностей. Среди наших стипендиатов студенты аграрных вузов. И мы как раз очень надеемся на то, что вот их силами эти отрасли и будут подниматься.

Александр Костинский: Понятно. То есть, в действительности, у вас эти ребята и есть. Если вы сказали, что 80 процентов поступают, то они что, по идее, идут в аграрный сектор, хоть он и депрессивный, или как?

Наталья Самойленко: Собственно говоря, я думаю, да. Речь ведь идет вот о чем. Эти люди должны быть востребованы. Если ситуация такова, что... ну, я сужу по работодателям, которые принимают участие в нашей программе. Три года назад зазвать работодателя на наши мероприятия было огромным трудом. Вот сейчас, в этом году мероприятия проходят, что называется, с аншлагом. Потому что произошел какой-то слом, и мы это видим, появился интерес сейчас к молодым кадрам. Три года назад его не было.

Александр Костинский: Да просто сейчас кадровый голод. У нас тоже неоднократно в рамках этой программы уже говорили о том, что просто не хватает сейчас сотрудников. То есть вот тот слой был снят, первый, а в стране идет пусть не 10, не 15, но 5-7 процентов роста...

Наталья Самойленко: Экономика развивается.

Александр Костинский: Экономика развивается, а людей нет, не хватает. И поэтому раз вы сливки со сливок снимаете, масло уже делаете, то вам, наверное, легче это делать.

Наталья Самойленко: Ну, это нормальный процесс. И чем лучше будет развиваться экономика, тем лучше будет все это происходить.

Александр Костинский: И поэтому сейчас, вы хотите сказать, что в действительности вы устроили некий центр коммуникаций, да?

Наталья Самойленко: В общем-то, да.

Александр Костинский: И это, может быть, тоже одна из целей, или нет?

Наталья Самойленко: Вы знаете, я бы сказала, что наша программа - это живой организм. Мы ставили перед собой сначала очень простую задачу, которую я сформулировала, - подержать лидеров. Но уже через год, когда ребята начали съезжаться на наши мероприятия, а у нас еще не было деловых игр, а были тогда просто торжественные церемонии, стало ясно, что главное для ребят - это не деньги, действительно, не стипендия, а главное - это то, как состоится их будущее. И мы начали развиваться в этом направлении.

Александр Костинский: И они готовы развиваться. То есть, условно говоря, это некая группа мастер-класса, игр, которые, вообще-то, и внутри профессиональных компаний организуются для поднятия этих качеств. То есть вы их только организуете со студентами, может быть, дополняя в чем-то государственные программы.


Исходная статья: Радио Свобода
Авторы:  Александр Костинский