«ПЕРВЫЙ СРЕДИ РАВНЫХ...»
Нормативные документы
Противодействие коррупции
Поступающим
Студентам
Выпускникам
Проект 5-100
Аккредитация специалистов

Сколько лет на пути к аптеке

В середине октября в Москве собрались представители ряда ведущих медицинских вузов Европы и эксперты Всемирной организации здравоохранения, чтобы обсудить проблемы высшего фармацевтического образования с учетом Болонской декларации. Насколько актуальны затронутые вопросы для России?

С точки зрения ректора Московской медицинской академии им. И. М. Сеченова, академика РАН и РАМН, профессора Михаила Пальцева, система обучения фармацевтов в нашей стране в значительной степени отвечает требованиям Болонского процесса. Вместе с тем в этой области подготовки есть ряд проблем, требующих решения. Так, на сегодняшний день в российских медицинских вузах студенты получают образование по семи базовым специальностям. В Европе - по трем.

При этом фармация чаще всего относится не к медицинской сфере, а химической или технической. Конечно, нет. необходимости непременно копировать такой подход, тем более что в нашей стране уже сложилась определенная модель подготовки специалистов в области фармации. Но и в этих рамках возможны коррективы.

Можно, в частности, говорить о переходе на двухуровневую подготовку (бакалавр-магистр). Если медики считают ее неприемлемой для таких направлений подготовки, как «лечебное дело» и «стоматология», в фармации введение двух уровней, по мнению профессора Пальцева, возможно. Но только не сразу, а после того, как будет наведен порядок в некоторых вопросах организационного плана. В первую очередь предстоит разобраться с терминологией. Понятия «фармацевт», «провизор» в России и в Европе наполнены разным содержанием. У них термин «провизор» либо вообще не используется, либо подразумевает помощника фармацевта, лаборанта фармацевтического производства. И образовательный уровень у такого специа-1 листа - бакалавр. Фармацевт же имеет магистерскую степень и в дальнейшем может получить ученое звание «доктор* философии», или PhD. Y нас наоборот: из высших ' учебных заведений выходят провизоры, а из фармацевтических училищ и колледжей - фармацевты.

Но путаница не только в терминах. Переходу на двухуровневую подготовку в фармацевтическом образовании мешают и юридические несуразности. Например, сегодня почти все фармацевтические училища обрели статус колледжей, называют своих выпускников бакалаврами. И хотя программа обучения фактически дублирует три начальных курса фармацевтического вуза, студент после трех лет обучения в высшем учебном заведении - никто, а выпускник училища, проучившись, те же три года, будет называться бакалавром со всеми вытекающими отсюда правами. Вряд ли это логично.

По мнению профессора Пальцева, для решения вопроса есть несколько возможностей. Можно, например, закрепить подготовку бакалавров за фармацевтическими училищами, где обучение находится на достаточно высоком уровне, а за вузом оставить магистратуру. Такая система уже опробована, например, в Московской медицинской академии им. И. М. Сеченова на факультете высшего сестринского образования: учатся студенты 4 года, а поступают только после медицинского училища.

Есть и другой путь - колледжи присоединить к вузам. Тут, правда, мешает одно существенное обстоятельство: вузы, как правило, находятся в федеральном подчинении, а училища и колледжи - в муниципальном, изменить этот порядок не так-то просто.

Иное дело - замена понятий «провизор» и «фармацевт», здесь в организационном плане нет сложностей, разве что придется считаться с психологией человека, привыкшего называть себя провизором или фармацевтом. Но и такому человеку наверняка будет проще привыкнуть к переименованию, если он поймет: речь идет о его академической мобильности, признании его Диплома в других странах. Гораздо сложнее проблема, связанная со специализацией выпускников фармацевтических вузов. Сейчас в России готовят неких абстрактных провизоров. Они осваивают конкретные навыки учебы в зависимости от рода деятельности (аптека, производство, лаборатория). Такое разделение существует во всем мире, и именно по этим направлениям, по мнению профессора Пальцева, должна быть построена подготовка магистров фармации (то есть фармацевтов, как принято у нас называть).

На встрече рассматривались также вопросы последипломного профессионального образования, речь шла о лицензировании фармацевтической деятельности, аккредитации фармацевтических вузов. По итогам работы совещания приняты рекомендации, которые призваны гармонизировать российскую и европейскую программы образования. Собственно, это то на что и направлен Болонский процесс, в котором участвует и Россия.


Исходная статья: Московская правда, 26 октября 2005 года
Авторы:  Анастасия Градова