«ПЕРВЫЙ СРЕДИ РАВНЫХ...»
Нормативные документы
Противодействие коррупции
Поступающим
Студентам
Выпускникам
Проект 5-100
Аккредитация специалистов

Каким должно быть фармобразование в России?

Московская медицинская академия им. И.М. Сеченова выступила с инициативой проведения серий консультаций, совещаний и симпозиумов, связанных с изменением системы высшего фармобразования в связи с подписанием Россией Болонской декларации. Предполагается к 2010 г. создать европейское пространство высшего образования, и Россия намерена в него войти. В Москве 11—12 октября состоялось Всероссийское совещание ректоров и деканов фармацевтических академий и фармфакультетов образовательных учреждений по проблемам фармобразования. В продолжение темы, связанной с требованиями Болонского процесса, 13—14 октября прошла конференция “Доказательная медицина как будущее российской системы здравоохранения”. В проведении двух мероприятий приняли участие ведущие эксперты ВОЗ, известные специалисты из стран Европы, представители российских государственных и исполнительных органов власти.

По итогам была организована пресс-конференция.

Какие кадры необходимы сегодня фармотрасли, какими знаниями и навыками должны обладать выпускники, получившие соответствующее образование, сколько требуется времени, чтобы подготовить компетентного и профессионального специалиста, — все эти вопросы вызвали живую дискуссию на совещании по фармобразованию. Проблемы содержания образования и обучения фармспециалистов существуют не только в России. По мнению экспертов ВОЗ, сегодня, когда лекарственный рынок существенно увеличился и все больше населения покупает ЛС без рецепта врача, роль фармацевта как консультанта, связующего звена между врачом и пациентом существенно возросла во всем мире. Так, по данным экспертов, в России сегодня лишь 20% граждан обращаются за рецептом к врачу, остальные занимаются самолечением.

Зарубежные специалисты, присутствовавшие на совещании, констатировали: необходимо изменить подходы к базовой подготовке фармацевтов, сделать их персонифицированными по отношению к каждому студенту. “Мы должны сосредоточиться на студенте, а не на преподавании, развивать его активность”, — считает руководитель образовательных программ школы фармацевтики Лондонского университета проф. Джен Бэйтс. С другой стороны, у европейских и российских специалистов вызывает беспокойство такая проблема, как содержание и качество образовательных программ и планов — они непомерно раздуты, и студенты не успевают их освоить. Фармобразование должно вырабатывать у студента навыки устного общения, лидерские качества, умение принимать самостоятельные решения при консультировании пациента.

Президент колледжа фармацевтической практики (Мальта) д-р Мария Кордина уверена, что студент должен в течение как минимум пяти лет пройти курс дневного обучения и после выпуска как минимум шесть лет проработать в аптеке, чтобы стать профессионалом.

По мнению ректора ММА им. И.М. Сеченова акад. М.А. Пальцева, проблем, накопившихся в фармобразовании в нашей стране, еще больше, чем в медицинском. Государство не уделяло ему должного внимания в течение последних 20-25 лет. В фармобразовании наметились явления застоя и перекосы, которые не преодолены до сих пор. Ректор признал справедливыми претензии, предъявляемые к российским вузам, по качеству подготовки специалистов для фармотрасли. Сегодня фармобразование стало выгодным бизнесом, только за последние годы в университетах появилось шесть новых факультетов по подготовке фармкадров. Всего в России создано и работает более 40 фармфакультетов, сообщил М.А. Пальцев, однако уровень подготовки на них слабый, преподавание осуществляют физики и химики без опыта и знаний фармации, педагоги работают на полставки: “Пришло сознание, что, если не произойдет соответствующих изменений в фармобразовании, Россия не впишется по этой проблеме в Болонскую декларацию и может возникнуть необходимость рекрутирования кадров, подготовленных соответствующим образом, из других стран Европы”.

Выступление эксперта Европейского бюро ВОЗ по кадровым вопросам Г.М. Перфильевой было посвящено найму и переманиванию лучших кадров, миграции фармспециалистов в странах ЕС и развивающихся странах. “Эта тенденция имеет неуправляемый характер”, — отметила региональный советник ВОЗ, а также сообщила, что по решению ВОЗ Всемирный день здоровья в будущем году будет посвящен проблеме кадрового ресурса в системах здравоохранения стран мира. ООН совместно с ВОЗ начинает кампанию по решению этого вопроса, рассчитанную на ближайшие 10 лет. “ВОЗ обращает внимание всех стран мира, что без должного отношения к своему кадровому потенциалу, без планирования кадров будущее здравоохранения в этих государствах весьма сомнительно”, — сказала Г.М. Перфильева.

М.А. Пальцев, в свою очередь, заметил, что самым больным вопросом является последипломное фармобразование, требующее разработки новой концепции развития. Он сообщил, что на совещании при всем многообразии мнений о проблемах вхождения российских медицинских вузов и фармакадемий в Болонский процесс было найдено взаимопонимание.

Предполагается, что фармобразование рассчитано на пять лет и останется двухцикличным, как в Европе. В содержание базового образования будут включены отдельные дисциплины, которые не преподавались ранее: генетика, биотехнологии, доказательная медицина и др. Будет проведена аккредитация фармспециальностей, преподавателей и университетских программ на соответствие международным требованиям.

Декан фармфакультета Нижегородского государственного медицинского университета С.В. Кононова считает, что “внедрению фармпомощи в России мешает отсутствие достаточных норм и правил в фармацевтической деятельности, начиная с самого понятия фармдеятельности. Сегодня надо навести порядок в терминологии, номенклатуре специальностей, чтобы она соответствовала международной”. Существующая сегодня профессия провизора должна быть заменена на фармацевта, полагает она: “Простому населению в России не понятно слово “провизор” и чем он занимается. Считаю, мы все должны быть фармацевтами”. В свою очередь ректор Пятигорской государственной фармакадемии Е.Н. Вергейчик согласился, что фармсообществу надо набраться мужества и разобраться в терминах, чтобы понимать друг друга.

Кроме того, на совещании была обсуждена проблема дальнейшей специализации выпускников фармвузов, их последипломного образования и постоянного профессионального развития. К сожалению, как в России, так и в Европе, система фармобразования не ориентируется на конкретного работодателя. Будущие специалисты получают навыки и умения для работы в аптеке, в промышленной фармации, в НИИ либо в органах госконтроля ЛС в формате последипломного образования.

В ходе пленарного заседания были обсуждены вопросы последипломного и постоянного профессионального развития в фармации, контроля за лицензированием фармдеятельности, вопросы аккредитации фармацевтических вузов и др. Выступая с основным докладом “Регулирование и лицензирование деятельности фармацевтов в Европейском регионе”, эксперт из Португалии Ивана Силва рассказала о тенденциях в области лицензирования фармдеятельности, существующих в Португалии и других странах Евросоюза. Ею были рассмотрены причины, побуждающие фармспециалистов постоянно подтверждать свою квалификацию, даны определения и дифференцированы понятия, используемые для подтверждения квалификации, в т.ч. понятия аккредитации и сертификации.

По мнению И. Силвы, рост интереса фармацевтов к подтверждению своей квалификации обусловлен следующими причинами: изменением и усложнением методов оказания медицинской помощи; возрастанием клинической роли фармацевта, тенденциями к специализации в фармации; необходимостью подтверждения компетентности в течение всего периода профессиональной деятельности, что является основой для профессионального роста и дифференцированной оплаты труда.

В процессе подтверждения квалификации специалистов по фармации И. Силва выделяет три отдельных процесса: аккредитация, лицензирование и сертификация.

Подчеркивая, что в Европе государства передают полномочия по лицензированию и аккредитации профессиональным объединениям, докладчик обозначила основные направления их деятельности в данной сфере: разработка регулирующих документов, стандартов, аккредитации, процедур и критериев лицензирования и релицензирования, сертификации и ресертификации.

В своем втором выступлении, посвященном последипломному образованию и непрерывному профессиональному развитию фармацевтов, И. Силва сформулировала отличия последипломного образования и специализации от непрерывного профессионального образования и обозначила основные этапы непрерывного профессионального развития специалистов фармацевтического профиля.

Отмечая необходимость пожизненного образования (недостаточно провести 5-6 лет в университете), К. Расмуссен (Дания) указал, что “у нас есть солидарная ответственность в работе с пациентами, поэтому мы должны вмешиваться в процесс, если пациент недолжным образом применяет лекарства”. Это особенно актуально в условиях широкого распространения самолечения, расширения списков препаратов безрецептурного отпуска, в связи с чем возрастает необходимость постоянного обновления знаний, повышения осведомленности фармацевтов, управления процессом приема ЛС пациентами.

Аккредитация (добровольная) — процесс, при котором профессиональная ассоциация или госучреждение по результатам первоначальной и периодических проверок признает организацию соответствующей определенным критериям. Лицензирование (обязательное требование госрегулирования) — процесс, позволяющий предоставить обществу гарантии того, что специалист обладает минимальными знаниями и умениями, необходимыми для ведения практической деятельности. Сертификация (добровольно обязательная) — процесс подтверждения дополнительных либо специальных компетенций для областей, требующих специализации.

В настоящее время отмечаются две тенденции. Во-первых, непрерывное профессиональное образование все больше связывается с вопросами повторного лицензирования (релицензирования). Как сообщила И. Силва, в Португалии в соответствии с принятым в 2001 г. новым законом фармацевты должны проходить повторное лицензирование каждые пять лет (к примеру, в Македонии этот срок составляет 7, в Сербии — 6 лет). Этот процесс, утверждает докладчик, непосредственно связан с профессиональным совершенствованием. Каждые 5-7 лет “мы должны доказывать, что наш профессиональный уровень отвечает требованиям лицензии”.

Вторая тенденция заключается в том, что целью непрерывного образования является повышение уровня знаний, компетентности. Система непрерывного образования — это не последипломное образование, целью которого должна стать специализация. Однако на европейском уровне последипломная специализация существует только для врачей. Для фармацевтов ее пока нет.

По словам И. Силвы, процесс непрерывного фармобразования представляет собой некую спираль, по которой фармспециалисты все время наращивают свои знания и умения. Следует сказать, что этот процесс в Европе развивается в разных форматах. Так, в Испании и Швейцарии он является добровольным. В профессиональном Кодексе фармацевтов этих стран указано, что непрерывное образование — это этическая обязанность специалиста. В Германии и Великобритании — это обязательный процесс. В других странах (Нидерланды, Австрия) некоторые предоставляемые в аптеках услуги должны оказываться специалистами, прошедшими курс в рамках непрерывного профессионального образования. Участники совещания высказали пожелание решать проблемы, связанные с модернизацией фармобразования, в рабочем порядке путем создания специальных профессиональных групп.

Участники Всероссийского совещания по фармобразованию с участием экспертов ВОЗ приняли рекомендации, в которых отмечается, что подписание Россией Болонской декларации является необходимым условием для процесса интеграции в европейскую систему образования при сохранении непрерывной структуры (5-6 лет) отечественного высшего фармобразования с обязательным продолжением его в интернатуре. Совещание констатирует, что должна быть выработана единая стратегия, направленная на совершенствование всей системы последипломного образования, т.к. сегодня нет должного взаимодействия между государственными институтами для усовершенствования врачей и факультетами профессионального последипломного образования, в которых преподавание должно проводиться по единым требованиям государственных образовательных стандартов. Необходимо незамедлительно приступить к концепции непрерывного профессионального развития провизоров и преподавателей для структурной перестройки фармобразования на основе его непрерывности в течение трудовой деятельности специалиста.

В целях совершенствования и повышения качества фармобразования в РФ, гармонизации российской программы фармобразования с европейской системой подготовки фармацевтов совещание просит Минздравсоцразвития России: · внести изменения в номенклатуру (классификатор) специальностей специалистов с высшим медицинским и фармацевтическим образованием в учреждениях здравоохранения РФ и присваивать специалистам, имеющим высшее фармобразование, квалификацию “фармацевт” вместо ранее установленной квалификации “провизор”; · внести изменения в номенклатуру (классификатор) специальностей специалистов со средним медицинским и фармацевтическим образованием в учреждениях здравоохранения РФ и присваивать специалистам, имеющим среднее фармобразование, квалификацию “помощник фармацевта” вместо ранее установленной квалификации “фармацевт”; · пересмотреть и утвердить новую Номенклатуру специальностей и должностей фармацевтических работников, имеющих высшее (первый уровень — бакалавр и второй уровень — магистр) фармобразование; · разрешить ректорам фармакадемий и медицинских институтов осуществлять подготовку магистров фармации по вечерней и заочной форме обучения; · рассмотреть вопрос о возможности создания учебных комплексов путем объединения фармацевтических училищ (колледжей) с фармфакультетами медицинских вузов и фармацевтическими академиями.


Исходная статья: Фармацевтический вестник №34 (397) 25 октября 2005 г.