«ПЕРВЫЙ СРЕДИ РАВНЫХ...»
Нормативные документы
Противодействие коррупции
Поступающим
Студентам
Выпускникам
Проект 5-100
Аккредитация специалистов
14.11.2005

Испортит ли армия будущего врача?

Военные кафедры сохранятся лишь в 7 из 47 медицинских вузов России

В начале сентября Министерство обороны России утвердило окончательный перечень гражданских высших учебных заведений, в которых будут сохранены военные кафедры и образована новая структура - учебно-военные центры. Первоначальный вариант списка уже появлялся в июле и взбудоражил общественное мнение.

Вопрос, все ли должны служить в армии, для сегодняшней России оказался на редкость злободневным.

В настоящий список включены 35 высших учебных заведений, в которых военные кафедры сохраняются, и 33 вуза, где будут образованы учебно-военные центры. Таким образом, военная подготовка студентов с 2008 г. будет осуществляться в 68 гражданских вузах вместо 226. По мнению представителей главного военного ведомства страны, этого количества вполне достаточно. На сегодня в России насчитывается около 3,5 млн офицеров запаса, при этом, по словам заместителя министра обороны РФ генерала армии Николая Панкова, есть более экономичная и компактная система подготовки мобилизационных ресурсов.

Из 47 медицинских вузов военная подготовка сохранена лишь в 7. В Москве это - Московская медицинская академия им. И.М. Сеченова и Российский государственный медицинский университет. Если в первом вузе будет работать учебно-военный центр, то во втором сохранится военная кафедра по подготовке офицеров запаса.

В Министерстве обороны убеждены в том, что большинство военных кафедр в гражданских вузах не отвечают своему назначению, а государство не всегда правильно тратит средства на их содержание. Перепроизводство офицеров запаса на военных кафедрах приводит к созданию мобилизационного резерва, многократно превышающего потребности страны. По мнению министра обороны Сергея Иванова, никаких денежных средств не хватит, чтобы поднять до уровня военных вузов учебно-материальные базы военных кафедр вузов гражданских. Это и послужило причиной для решения главного военного ведомства страны прекратить с 2005 г. набор студентов на военные кафедры. Отныне число учащихся, которые будут получать военное образование в гражданских вузах, составит 9 тыс.
Появились суждения о том, что теперь у нас в стране одни вузы оказались в качестве элитных, а другие - нет. По какому же принципу происходило деление высших учебных заведений? Тем более что никак нельзя ставить на одну доску институты и университеты обычные - технические, гуманитарные, и вузы медицинские. У них-то особый статус!

За комментарием мы обратились в ведущий медицинский вуз России - Московскую медицинскую академию им. И.М. Сеченова, к проректору по учебной работе, генерал-полковнику медицинской службы, члену - корреспонденту РАМН Ивану ЧИЖУ.

- Полагаю, что список по отбору вузов в перспективе еще будет дорабатываться, корректироваться, перед тем как он будет принят постановлением Правительства Российской Федерации, и прежде всего применительно к медицинским вузам, - считает И. Чиж.

Те учебные заведения, где сохраняются военные кафедры, будут выполнять одну функцию: готовить офицеров запаса. Выпускники имеют выбор получить звание офицера запаса и остаться в резерве Вооруженных сил вплоть до военного времени, либо на общих основаниях отправиться служить на год в войска рядовыми.

В вузах, куда, кстати, входит и наша академия, создаются учебно-военные центры (УВЦ), на базе которых желающие могут получить, помимо профильного, соответствующее военное образование, стать офицерами и продолжить службу в Вооруженных силах РФ по контракту, либо по желанию пройти подготовку офицера медицинской службы запаса и впоследствии остаться в резерве. Не пожелавшие обучаться военно-специальным дисциплинам, на мой взгляд, должны пройти обучение по программе "Экстремальная медицина" и пойти служить в войска рядовыми.

Для кого-то понятие "офицер по контракту" новое. Поступая в УВЦ, молодые люди имеют возможность на основе осознанного выбора заключить с Министерством обороны контракт, по которому обязуются после окончания вуза прослужить в армии в качестве офицера медицинской службы как минимум три года.

Получается, что студенты вузов с учебно-военными центрами имеют выбор пошире, чем там, где есть просто военные кафедры: ребята могут по собственному желанию стать не только офицерами запаса или отслужить в армии год в качестве рядовых, но и сделать полноценную офицерскую карьеру в Вооруженных силах страны.

Что касается "элитных" или "неэлитных" высших учебных заведений... На мой взгляд, нельзя противопоставлять один вуз другому, потому что каждый из них в меру своих материальных, интеллектуальных и образовательных возможностей дополняет друг друга, что в итоге позволяет решать общую государственную задачу подготовки кадрового резерва для наших Вооруженных сил и других силовых ведомств. Но опять-таки подчеркну, что вопрос реорганизации системы подготовки будущих военных врачей требует дополнительного времени для доработки и решаться будет все-таки не в общем порядке...

- Тем не менее каким же образом одни вузы попали в списки, а другие нет?

- На самом деле все довольно просто. Факт "попадания" не случаен. Полагаю, высшие учебные заведения отбирались Министерством обороны по трем параметрам. Во-первых, отбор производили, исходя из реальной потребности медицинской службы в кадровых офицерах, как мирного времени, так и в целях создания необходимого мобилизационного резерва на особый период; во-вторых, из объективной способности того или иного вуза подготовить резервистов или офицеров по контракту на определенном профессиональном уровне; и наконец, по территориальному принципу.

Об этом нужно сказать особо. Сухопутная часть России, как мы знаем, разделена на шесть военных округов. И в каждом из них, исходя из численности населения, плотности расположения войск (точнее, военно-медицинской инфраструктуры) и потребности в военно-медицинских кадрах остаются военные кафедры и образованы учебно-военные центры. Они крайне важны, так как на данный момент головное военно-медицинское учебное заведение - Военно-медицинская академия им. С.М. Кирова в С.- Петербурге выпускает чуть больше трети военных врачей, от того числа, которое необходимо Министерству обороны. И создаваемая структура подготовки военно-медицинских кадров позволяет иметь необходимые учебные базы практически в каждом военном округе.

Словом, потребность в военных врачах различных специальностей рассчитывалась как на особый период, так и с учетом мирного времени. Не будем далеко ходить за примерами, возьмем Московский военный округ. Здесь потребность в кадрах достаточно высока, поэтому остается учебно-военный центр ММА им. И.М.Сеченова и военная кафедра РГМУ, которые дополняют друг друга.

Но, по сути, факультет военного обучения ММА, созданный в 2002 г., - это и есть прообраз учебно-военного центра. В 2008 г. у нас будет первый выпуск. На факультет мы набираем ежегодно по 150 человек, причем из года в год при поступлении на него отмечаем все возрастающий конкурс. И это при том, что часть желающих получить военное образование и стать офицерами по контракту отсеивается в ходе обязательной медицинской комиссии.

По итогам приемных экзаменов 2005 г. 78 курсантов из 150 поступили после подготовительных курсов. То есть эти юноши и девушки целенаправленно и осознанно стремились попасть именно на военный факультет. При проходном балле 11 (за три экзамена) только 15 человек набрали по минимуму, остальные - значительно больше, что говорит о высоком уровне подготовки абитуриентов.

В целом же не будет никаким преувеличением сказать, что по уровню организации и структурированности, научному потенциалу и возможности приобретения практического опыта военная медицина занимает лидирующее положение в общей системе здравоохранения. В военной медицине выстроена четкая система получения непрерывного профессионального образования и повышения квалификации, отвечающая самым современным требованиям.

Офицер медицинской службы после окончания обучения (то есть после 6 лет) обязан пройти годичную интернатуру, - и он ее проходит на базе вуза в счет своего трехлетнего контракта. Затем он отправляется в войска и спустя еще два года (то есть тогда, когда контракт у него формально завершается) имеет право, продлив контракт, поступить в трехгодичную клиническую ординатуру. После этого военный врач становится специалистом. Затем врач-специалист также имеет право поступить на факультет руководящего состава и получить уже высшее военное образование - то, что у военных называется академическим. И все это фактически непрерывно, с параллельным ростом в звании и должности.

Нужно отметить, что учебно-военные центры создаются на базе медицинских университетов в тех городах, где в настоящее время функционируют военно-медицинские институты (Самара, Саратов, Томск) и факультет военного обучения (ММА им. И.М. Сеченова). Если обратиться к истории, то формирование военно-медицинских факультетов при медицинских институтах - в Самаре, Саратове и Томске происходило дважды. В 90-е годы ХХ века военно-медицинские факультеты преобразовались в военно-медицинские институты. Именно потому, что в них "влили" клиническую базу, как, например, Самарский окружной госпиталь, который был включен в виде клиник в Самарский военно-медицинский институт.

- В связи с сокращением военных кафедр и введением новых правил призыва наверняка будут очень большие конкурсы при поступлении в вузы, где эти кафедры сохранились. Возможно, кто-то пойдет учиться на врача для того, чтобы "откосить" от армии.

- Думаю, подобные прогнозы неправильные. Если даже такой человек и поступит, к примеру, в нашу академию, то он вылетит из нее сразу же после первого-второго курса. Профессию врача выбирают не "за компанию", не из-за того, хочешь или нет служить в армии, а на всю жизнь. Я глубоко убежден, что юноши и девушки поступают в медицинские институты только с одной целью - научиться помогать людям, а не ради отсрочки от армии.

Давайте разберем ситуацию. Предположим, я хочу стать гражданским врачом. Мой вуз не попал в список из 68, где есть кафедра или УВЦ. Но раз государство дает мне возможность получить высшее образование по выбранной специальности, то, наверное, вправе и потребовать что-то взамен. Например, как гражданину, на определенном этапе, отдать один год службе Родине, если я не буду в запасе. Причем меня не отправят служить в войсках: скорее всего 6 из 12 месяцев я буду проходить обучение так же в учебно-военном центре, где готовят специалистов, и где получу необходимую на военное время специальность.

Только и всего. Тем более что меня, призывника, никогда не отправят в горячую точку, теперь это удел контрактников. В медицинских вузах, как правило, 70% студентов - это женщины. Значит, мужчин - 30%. А сколько из них годны к армейской службе? Примерно 60-65%. Стоит ли копья ломать по этому поводу? Кроме того, у нас сегодня призываются в армию люди не 18-летнего возраста. Ведь выпускник вуза уже по своим годам и эмоциональной зрелости представляет собой человека совсем иного склада, чем вчерашний школьник.

Он отличается от обычного призывника многими параметрами. И наверное, не следует бояться, что один год службы деформирует личность молодого человека, приведет к его деградации. Но, конечно, здесь еще очень и очень много вопросов, и обязательно будут приниматься серьезные решения. На мой взгляд, не стоит пока акцентировать внимание на этой ситуации, она, без сомнения, разрешится.

- В России медицинское образование является непрерывным, оно не заканчивается получением диплома, за этим следуют интернатура, ординатура. А теперь эта непрерывность оказывается нарушенной - служить в армии придется сразу после окончания вуза. Разве это пойдет на пользу профессиональной подготовке будущих врачей, если их военная служба никак не будет связана с медициной?

- Вопрос поставлен правильно. Непрерывность медицинского образования государством, по моему пониманию, должна быть гарантирована. Хочется надеяться, что со временем Минобороны будет учитывать специфику профессиональной подготовки, полученной студентом в ходе обучения в вузе. Особенно это важно для медиков. Сейчас Вооруженные силы России располагают богатейшей инфраструктурой медицинской службы, в которой может найти применение специалист любого профиля. Тогда служба в армии в течение года существенно не скажется на профессиональной подготовке врача, а может быть, позволит ему приобрести и дополнительный опыт оказания помощи в полевых условиях.

- Иван Михайлович, раз в медицинских вузах не останется кафедр военной и экстремальной медицины, то и подготовка врачей по это дисциплине будет свернута?

- Думаю, это было бы ошибкой. Во-первых, опыт минувших войн убедительно свидетельствует о том, что равноценной альтернативы хорошо продуманной, обученной и оснащенной системе гражданской обороны не существует. Принятые в последние годы решения правительства, предусматривающие создание Федеральной медицинской службы гражданской обороны, открыли новый этап ее развития и совершенствования. К сожалению, техногенные аварии и катастрофы, стихийные бедствия не обходят нас стороной, и в их ликвидации важнейшая роль отводится медицине.

Государственным образовательным стандартом предусмотрена экстремальная медицина, которая преподается на одноименных кафедрах медицинских вузов и в настоящее время исключать ее было бы крайне неправильно. Да, сейчас не везде остались военные кафедры, но, может быть, такая дисциплина должна осваиваться не обязательно на них? Пусть это будет кафедра гражданской обороны или какая-либо другая, но дисциплина под названием "экстремальная медицина" должна обязательно остаться в вузах. Если от нее отмежеваться, это будет откат назад.

В ММА им. И.М. Сеченова 60% студентов проходят программу по подготовке офицеров запаса, а остальные 40%, не пожелавшие обучаться военно-специальным дисциплинам, проходят обучение по программам "Гражданская оборона" и "Экстремальная медицина". Потому что представить сегодняшнего врача без знания основ этих дисциплин невозможно.


Исходная статья: Медицинская газета № 82, от 21.10.05
Авторы:  Татьяна Кузив