«ПЕРВЫЙ СРЕДИ РАВНЫХ...»
Нормативные документы
Противодействие коррупции
Поступающим
Студентам
Выпускникам
Проект 5-100
Аккредитация специалистов
07.11.2005

Мужской климакс


Ольга Беклемищева: Сегодня мы расскажем о мужском климаксе. Для соблюдения гендерной справедливости - как вы помните, прошлая наша передача была посвящена женскому климаксу.

Безусловно, большинство мужчин легче женщин переносят период наступления андропаузы, но это не значит, что тут не о чем беспокоиться и не о чем говорить. Как раз вчера в Москве завершился конгресс "Мужское здоровье", организованный Министерством здравоохранения и, так сказать, головным отрядом в этом вопросе - Научно-исследовательским институтом урологии Минздрава России.

И один из его организаторов сейчас у нас в студии. Это профессор Армаис Альбертович Камалов, заведующий отделом андрологии НИИ урологии Минздрава России, врач-уролог. И я думаю, что мы сможем получить самые свежие научные данные по интересующим нас вопросам. Второй участник - Алексей Викторович Панченко, врач-кардиолог, кандидат медицинских наук, ассистент кафедры пропедевтики внутренних болезней РГМУ. И по телефону из Америки в программе примет участие наш постоянный медицинский эксперт - профессор Даниил Борисович Голубев.

Армаис Альбертович, вот в чем все-таки смысл этого прошедшего конгресса, в чем особенности?

Армаис Камалов: Конгресс был очень интересным. Потому что он привлек к своей работе не только урологов, но и специалистов различных медицинских дисциплин - это и кардиологи, и неврологи, эндокринологи, терапевты.

Вопрос заключается в том, что, наверное, на сегодняшний день мужчины в нашей стране - это единственная категория населения, за здоровье которых практически не отвечает никто. Не секрет, что сегодня на здорового человека государство не тратит ни копейки. И для того, чтобы начали думать о том или ином человеке, ему необходимо заболеть. Но, к сожалению, мы сегодня забываем о самом главном в медицине - что легче заболевание предупредить, чем его лечить. И здесь существуют не только медицинские аспекты, но и экономические - намного выгоднее предупредить болезнь, чем затрачивать огромное количество средств на лечение того или иного заболевания.

Ну и, конечно же, нельзя обойти тот факт, что на сегодняшний день средняя продолжительность жизни наших мужчин - это где-то 57-58 лет, приблизительно где-то на 13-17 лет меньше, чем в других промышленно развитых странах.

Ольга Беклемищева: И с чем это, прежде всего, связано?

Армаис Камалов: Прежде всего это связано, мне кажется, с тем, что далеко не все мужчины вовремя обращаются к врачам. Ведь когда появляются те или иные симптомы заболеваний, иногда бывает поздно радикально мужчинам в этом помогать.

Например, взять такое заболевание, как рак предстательной железы. Это мужской орган, который есть только в мужском организме. И, к сожалению, в этом органе могут появляться и онкологические заболевания. И на первых своих стадиях, в первой-второй стадии, как правило, это заболевание протекает бессимптомно. Но, к сожалению, именно в этот период времени можно выполнить радикальное вмешательство и избавить больного от злокачественного процесса. Но, к сожалению, в нашей стране это не так, и чаще мы видим пациентов на отдаленных стадиях этого заболевания.

Ольга Беклемищева: По той несчастной пословице: "пока гром не грянет, мужик не перекрестится".

Армаис Камалов: Абсолютно верно. Отсутствует какая-то медицинская культура у наших мужчин.

Даже мы считаем, что если мужчине 50 лет, и в этом возрасте его ничего не беспокоит, то это не значит, что у него все нормально в организме. И мне кажется, что нам надо вернуться, может быть, к старой нашей системе - диспансеризации наших мужчин. И притом не только с точки зрения обследования урологического статуса, но и с точки зрения всех других дисциплин - и неврологии, и кардиологии.

Ольга Беклемищева: И вот я как раз хочу сделать первый шаг, пригласив одновременно и уролога, и кардиолога к нам в студию. Потому что действительно человек един, и если страдает какая-то одна система, значит, что будет страдать и какая-то другая.

Давайте тогда возьмемся непосредственно за нашу тему. Меня очень впечатлило то перечисление врачебных специальностей, которые принимали участие в вашем конгрессе. Обычно мы считаем, что мужское здоровье - это чисто урологическая или андрологическая проблема, а вопрос действительно стоит шире. И вот для введения^ когда у нас начинается то, что принято называть андропаузой или мужским климаксом? И когда нужно к нему готовиться, и как именно?

Армаис Камалов: Я тогда сделаю небольшую ремарку с точки зрения возможностей объединения интересов разных специалистов под общим пониманием мужского здоровья. Если взять, например, то заболевание, которое называется "эректильной дисфункцией", некоторые половые нарушения у мужчин, то есть данные, которые свидетельствуют о том, что у мужчин в 40 процентах случаев при возникновении эректильной дисфункции через четыре года возникают сердечно-сосудистые проблемы.

Ольга Беклемищева: Прежде всего ишемическая болезнь сердца.

Армаис Камалов: Конечно. Потому что это сосудистая патология. И, кстати говоря, эректильная дисфункция - это не как ранее мы считали нарушением психики человека, а это органическая проблема, связанная с нарушением сосудистой стенки, как и во всем организме.

Ольга Беклемищева: Я сделаю небольшую ремарку для слушателей. Эректильная дисфункция - это, прежде всего, конечно, проблемы с потенцией. Я прошу прощения, но нужно же объяснить, о чем мы говорим.

Армаис Камалов: Конечно. И поэтому мы на сегодняшний день приглашаем кардиологов для того, чтобы где-то их продвинуть в этой области. Потому что, к сожалению, сегодня даже при обращении наших мужчин к кардиологу по сердечной патологии, наверное, очень редко кто-то из них спросит о половой функции, о ее сохранности или каких-то нарушениях. А, к сожалению, по сути, это один процесс. Атеросклероз, сахарный диабет, гипертоническая болезнь, ишемическая болезнь - это все сосудистые проблемы. И они не могут не отражаться на всех органах и системах. Поэтому в этом вопросе мы тоже должны быть едины друг с другом.

Ольга Беклемищева: Спасибо, профессор Камалов.

А вот мы проведем эксперимент в студии и спросим доктора Панченко. Алексей Викторович, а вы спрашиваете ваших кардиологических больных о проблемах с эректильной функцией?

Алексей Панченко: К сожалению, нет. Потому что у нас та же самая проблема в кардиологии, в терапии, что когда пациент приходит к кардиологу или к терапевту, он приходит уже фактически за очень серьезной помощью. То есть человек, как правило, поступающий в кардиологическое отделение, мы выбираем, куда его положить - в реанимацию или просто в кардиологию, в интенсивную терапию. Поэтому, как правило, эти пациенты, скажем так, сильно запущенные.

И вы, Армаис Альбертович, совершенно правильно сказали, что действительно через четыре года после начала эректильной дисфункции начинается проявление ишемической болезни сердца, и это говорит о том, что это начальная стадия нарушения сосудистого кровообращения как в органах малого таза, так и в сердечно-сосудистой системе, и других крупных, жизненно важных сосудах. Поэтому к нам приходят пациенты уже в далеко запущенном состоянии, к сожалению. И нам уже разбираться с половой функцией этих пациентов, к сожалению, нет такой возможности.

Ольга Беклемищева: А когда вообще имеет смысл все-таки обратить на себя внимание и с точки зрения сердечно-сосудистой патологии, и с точки зрения сохранения мужского здоровья? Когда наступает этот час "Х", когда нужно задуматься?

Армаис Камалов: Вы знаете, дело в том, что, к сожалению, даже на сегодняшний день мы имеем не очень большое количество обращений мужчин по этим проблемам. Ведь чаще всего мужчины считают, что это некое проявление мужской слабости, или как возможные варианты возрастных изменений. Но, к сожалению, не хватает, может быть, достаточной информации в средствах массовой информации о тех проблемах, которые могут встречаться в мужском организме.

И мне представляется на сегодняшний день, что наша медицинская общественность в этом плане должна консолидироваться для того, чтобы разрабатывать многие интересные, научно-популярные программы на телевидении, на радио. В частности, как сегодня мы находимся в этой студии вместе с врачом-терапевтом, кардиологом, а я уролог. И это очень здорово. Мы практически оба говорим об одном и том же - о здоровье наших мужчин. Сегодня действительно им нужно помогать. Сегодня нужно их призывать к тому, чтобы они своевременно обращались к нам. Это самый главный вопрос. И мне кажется, что этот вопрос не только наш, врачей, но и государства. Потому что без государственной поддержки, без средств, необходимых на те или иные программы, нам будет очень сложно, врачам.

Ольга Беклемищева: На ваш взгляд, какова на самом деле реальная потребность в такой помощи? Сколько мужчин нуждаются действительно в том, чтобы посоветоваться и с вами, как с урологом, и с доктором Панченко, как с кардиологом?

Армаис Камалов: Я думаю, что практически каждый мужчина, дойдя до возраста 50 лет, наверное, у него есть, о чем спросить, о чем проконсультироваться с врачом. Поэтому на сегодняшний день необходимо создать некую программу мужского здоровья. И, безусловно, сегодня государство уделяет огромное внимание вот этому первичному звену. И мне кажется, это действительно правильно. Потому что вот мы в клиниках, врачи клиник, мы чаще всего (и я согласен с моим коллегой) встречаем пациентов уже в тех или иных сложных ситуациях. Не всегда бывает достаточно времени обсудить, так сказать, полностью вопрос о статусе человека, с точки зрения урологии, кардиологии и многих других проблем. Но первичное звено должно знать, как диагностировать, на что обращать внимание. И нам представляется, что здесь необходимо проведение определенных школ-семинаров, какой-то образовательной программы для этого звена. И я думаю, что это будет в будущем.

Ольга Беклемищева: Спасибо, профессор.

Сейчас я бы хотела спросить нашего американского коллегу, нашего постоянного американского эксперта профессора Даниила Борисовича Голубева о том, как часто ставится диагноз "мужской климакс" в США, и вообще, какое там отношение к этой проблеме.

Даниил Голубев: Впервые о мужском климаксе (в американской терминологии: "male menopause" - мужская менопауза, или андропауза) было упомянуто в сенсационной книге знаменитого Альфреда Кинси "Сексуальное поведение самца человека", опубликованной в 1948 году. Эта книга совершила так называемую сексуальную революцию в американском обществе, до того времени очень пуританском и ханжеском. Ну, ханжества и после изысканий Кинси осталось немало, а вот пуританство было сильно потеснено. Но Кинси только кратко упомянул о наличии андропаузы в сексуальной жизни "самца человека". Как диагноз это понятие вошло в медицинскую практику много позже, хотя и до сих пор не является общепризнанным.

Так, совсем недавно, года два тому назад сотрудник Исследовательского института в Новой Англии (штат Массачусетс) доктор Джон Маккинли опубликовал работу под названием "Мужской климакс - просто выдумка". Он считает, что уровень мужских половых гормонов снижается по мере старения человека всего на 1 процент в год, и что само понятие "мужской климакс" выдумано фармацевтическими компаниями для получения прибылей от продажи средств заместительной терапии. Ну, это крайняя точка зрения.

Согласно статистическим данным Американской Медицинской Ассоциации, не менее 25 миллионов мужчин начинают испытывать те или иные неприятные ощущения, связанные с андропаузой, начиная с 40-45-летнего возраста. Согласно прогнозам, к 2020 году количество мужчин с симптомами климакса в этой возрастной группе увеличится до 55-57 миллионов.

Так что есть в Америке и диагноз "мужская менопауза", и больные, которые приходят к врачу по этому поводу. Надо только заметить, что это обращение практически всегда связано только с одним проявлением климакса - нарушениями в сексуальной сфере. Только врач, обследовав пациента, находит у него и другие проявления андропаузы и ставит соответствующий диагноз.

Ольга Беклемищева: Даниил Борисович, а как лечится мужской климакс в США?

Даниил Голубев: Самый действенный и широко распространенный способ - это введение в качестве "омолаживающего" средства препаратов мужского гормона тестостерона, вызывающего прилив сил, улучшение настроения и возрастание половой активности. Именно такой эффект испытали на себе уже десятки тысяч пожилых мужчин, получивших инъекции гормона. В 2000 году в США рецепты на получение тестостерона были выписаны 800 тысячам пожилых мужчин, а в 2002 году эта величина выросла на 170 процентов и составила 1,75 миллиона рецептов. Сейчас делается попытка остановить этот лавинообразный процесс.

Исследование, проведенное Федеральным агентством США по контролю над пищевыми продуктами и лекарствами (FDA), показало, что от 4 до 5 миллионов мужчин старше 60 лет имеют пониженное - по сравнению с 40-летними - количественное содержание тестостерона в организме, но только не более 5 процентов из них действительно нуждаются в инъекциях тестостерона. Получается, что многие тысячи мужчин получают гормонотерапию "на свой страх и риск", и риск это немалый: повышенное в течение длительного времени содержание тестостерона может способствовать развитию рака предстательной железы и яичек. Сейчас независимому Научно-исследовательскому Институту медицины поручено детально разработать показания и противопоказания к применению тестостерона для повышения общего тонуса организма пожилых мужчин.

Эти исследования только начались, их цель - дать четкие рекомендации по вопросу, касающемуся многих миллионов мужчин, с тем, чтобы избежать того, что произошло с заместительной гормонотерапией женщин, когда миллионы женщин были вынуждены отменять прием эстрогенов, к которым привыкли за многие годы применения, в связи с установлением того факта, что под их влиянием возрастает число случаев рака молочной железы.

Помимо гормонотерапии врачи - как правило, это сексопатологи - назначают и общеукрепляющее лечение с соответствующим режимом труда и отдыха, диетой, психотерапевтическими воздействиями и симптоматической лекарственной терапией. Широко применяется также Виагра и ее производные.

Огромное влияние на проявления симптомов андропаузы оказывает психологическое состояние пациента, определяемое самыми разнообразными социальными факторами, влиять на которые врач, как правило, не в состоянии.

Ольга Беклемищева: Спасибо, Даниил Борисович.

И хотя, как вы уже сказали, к врачам больные приходят уже в достаточно запущенном состоянии, тем не менее, наверное, для сведения слушателей было бы важно обратить внимание на первичные признаки каких-то нарушений. Вот что является первым признаком андропаузы?

Армаис Камалов: Вы знаете, говоря об андропаузе, или, как сейчас называют этот диагноз, "андрогенодефицитном состоянии" - недостаточность мужского гормона тестостерона, то это, конечно, сегодня очень важная проблема. Вы знаете, ведь тестостерон - это не просто "гормон желания" или тот гормон, который поддерживает только либидо мужчины на достаточно высоком уровне. Снижение этого гормона может приводить и к более серьезным нарушениям. И чаще всего страдают сердечно-сосудистыми заболеваниями как раз те мужчины, у которых отмечается андрогенодефицит. И сегодня, мне кажется, надо уделять этому большое внимание. Ведь как в медицине бывает: нет препаратов соответствующего уровня - и нет проблемы. То есть мы можем выявлять, но не имеем возможности как-то помогать этим мужчинам.

Ольга Беклемищева: То есть к таким первичным нарушениям еще не подобрана соответствующая терапия?

Армаис Камалов: Вот уже буквально, наверное, с будущего года у нас в стране начинается программа по этой проблеме. Вместе с эндокринологами, урологами мы будем поднимать этот вопрос, безусловно, и с терапевтами, и с кардиологами. Потому что андрогенодефицитное состояние - это действительно не только возрастное проявление. К сожалению, сегодня многие мужчины при сниженном тестостероне отмечают ухудшение общего самочувствия, снижение работоспособности, нарушение настроения, апатию, и, безусловно, это может сказываться и на их сексуальной активности. Поэтому, я считаю, это очень важный вопрос. И мы также будем разрабатывать его в рамках программы охраны мужского здоровья. И этот вопрос тоже очень остро стоит в нашей стране.

Ольга Беклемищева: Спасибо, профессор.

Доктор Панченко, скажите, пожалуйста, вот мужчины 40-45 и 50-55 лет, еще считающие себя практически здоровыми, но, может быть, им стоит обратить какое-то внимание на свои сердечные дела, я имею в виду в чисто медицинском плане?

Алексей Панченко: Несомненно. Уже в 45-50 лет, скорее всего, у большинства мужчин (кстати, и у женщин) имеются какие-то начальные стадии атеросклероза сосудов крупных - это аорта, коронарные сосуды, сосуды головного мозга. Чаще всего эти изменения не проявляют себя клинически. И поэтому в этот период как-то мне очень трудно как бы достучаться до сердца каждого мужчины, который в 45 лет считает, что он живет полноценной жизнью, естественно, и заставить его как-то принимать те или иные рекомендации медицинские. Однако все-таки необходимо уточнить, что скрытые... Вот очень хорошая была публикация, это был период еще войны во Вьетнаме, американцы воевали во Вьетнаме, и они вскрывали своих убитых 18-20-летних солдат, молодых, и вскрывали убитых вьетнамцев. И вот уже в 18-20-летнем возрасте у американских солдат наблюдались липидные бляшки, липидные пятна в аорте.

Ольга Беклемищева: У совсем еще молодых.

Алексей Панченко: Да. А вот у вьетнамцев этого не было совсем.

Ольга Беклемищева: И разница именно в стиле питания?

Алексей Панченко: Разница в стиле питания. Рис, овощи, рыба, морские продукты - это с одной стороны. С другой стороны...

Ольга Беклемищева: Бифштекс, гамбургер, картошка фри.

Алексей Панченко: Жиры, большое количество сахара. И это уже в 20-летнем возрасте приводит к первым проявлениям и изменениям, которые еще клинически себя не проявляют. А уж что говорить про 40-50 лет... Естественно, все это есть. Ну и когда это начинает проявляться, то здесь уже, конечно, нужно... даже при самых-самых первых, минимальных проявлениях необходимо, конечно, обращаться к специалистам.

Ольга Беклемищева: И что-то можно посоветовать, я имею в виду какие-то анализы, которые могли бы показать уровень липидного обмена, риск атеросклероза?

Алексей Панченко: Конечно. Необходимо обращаться к врачу - к терапевту, к кардиологу - при самых-самых первых признаках каких-то неудобств. Ну, в первую очередь это отдышка при физической нагрузке, это какие-то давящие, сжимающие боли или ощущения за грудиной, какие-то перебои в работе сердца - обязательно обращаться к врачу. Конечно, в этом случае будет проводиться полное обследование. И одна из частей этого обследования - это исследование состояния крови, липидного обмена - уровень холестерина, липопротеидов и так далее.

Ольга Беклемищева: Но, насколько я понимаю, существуют и специальные урологические исследования, которые как бы прицельно показывают те опасности, которые могут угрожать мужчине в этом возрасте со стороны урогенитальной сферы. Какие именно анализы нужно, в принципе, проводить время от времени даже человеку, который считает себя здоровым?

Армаис Камалов: Вы знаете, мы стоим на таких же позициях, что в каждой возрастной группе должны быть те или иные обязательные анализы, которые должен проходить мужчина.

Ольга Беклемищева: И с точки зрения урологии это что?

Армаис Камалов: И с точки зрения урологии мы сегодня уже говорим, кричим на каждом симпозиуме, на каждых наших встречах, что мужчина в возрасте 50 лет должен хотя бы раз в год сдавать анализ на исследование простатического специфического антигена - это маркер рака предстательной железы. И я уже в начале нашей беседы говорил о том, насколько важно раннее выявление вот этих заболеваний.

Когда мы говорим о PSA, этот вопрос связан с тем, что огромное количество людей, страдающих раком предстательной железы, не знают об этом сегодня. Если мы имеем повышение цифр при исследовании этого антигена, то нам необходимо рекомендовать в обязательном порядке мужчине выполнять биопсию предстательной железы. Это единственный метод, который может либо подтвердить, либо отвергнуть диагноз "рак предстательной железы".

Ольга Беклемищева: А какие цифры считаются нормальными, а какие - повышенными?

Армаис Камалов: На сегодняшний день нормой считается 4 нанограмма на миллилитр - это та нормативная планка, выше которой мы можем уже сомневаться, есть ли у пациента заболевание онкологического характера или нет. И мне кажется это очень важным.

С другой стороны, мы поднимали вопрос о тестостероне - о гормоне мужчин. Вы знаете, да, с одной стороны, при нормальном функционировании организма этот гормон очень важен. Но, с другой стороны, не надо забывать, что, например, при некоторых патологических состояниях, кстати говоря, что касается рака предстательной железы, то лечение рака иногда заключается в максимальном снижении андрогена, потому что именно этот гормон в патологическом состоянии уже начинает вредить.

Ольга Беклемищева: То есть это некая аналогия с эстрогенами у женщин?

Армаис Камалов: Абсолютно точно.

Ольга Беклемищева: Когда рак молочной железы у женщин старшего возраста стимулируется высоким уровнем эстрогенов.

Армаис Камалов: Совершенно правильно. И даже при аденоме предстательной железы, как сейчас называется "доброкачественная гиперплазия", тоже тестостерон играет главную роль. Он переходит в свою активную форму - дегидротестостерон, который приводит к увеличению предстательной железы, что сказывается на ухудшении качества мочеиспускания. И это состояние требует немедленного разрешения. И мне кажется, что только врач может при первичной консультации разобраться, что же надо этому мужчине - нужен ли ему врач-уролог, нужен ли ему терапевт или кардиолог либо эндокринолог. То есть это очень важный вопрос сегодня, чтобы мы создали некую систему своевременной диагностики, ранней диагностики у мужчин в возрасте 40-50 лет. Мне кажется, это критический возраст для мужчин - 40-50 лет.

Ольга Беклемищева: И я представила себе, что есть же женские консультации, ну, появятся и мужские. А что, разве плохо?

Армаис Камалов: И я думаю, что как раз в этих консультациях, может быть, в таких клиниках должны принимать специалисты всех дисциплин - урологи, эндокринологи, сексологи, неврологи и другие - для того, чтобы более конкретно разобраться в конкретном вопросе.

Ольга Беклемищева: И внимание к каждому человеку - это, наверное, тот идеал, к которому следует стремиться.

А сейчас с новостями от Евгения Муслина вас познакомит Максим Ярошевский.

Согласно новому канадскому исследованию, умственная работа существенно способствует ожирению, причем не только по той причине, что сидение за письменным столом почти не требует расхода физической энергии. Дело в том, говорит специалист по кинезиологии - физиологии движений - из университета Лаваля в Квебеке профессор Анжело Тремблэй, что при чтении документов или работе не компьютере мозгу требуется много глюкозы, и поэтому человек умственного труда после рабочего дня испытывает сильный голод. В результате он потребляет чересчур много пищи, гораздо больше, чем может использовать его организм. Профессор Тремблэй, например, обнаружил, что после 45 минут работы на компьютерах его студенты сжигали всего по три калории энергии, а пищи потребляли на 220 калорий больше, чем если бы они эти 45 минут отдыхали. "Таким образом, главная проблема работников умственного труда, - сказал профессор Тремблэй, - не в сидячем образе жизни, а в нарушении таким трудом глюкозного равновесия. Именно из-за этого наша "информационная эра" сопровождается глобальным распространением ожирения".

Переломы костей у курильщиков заживают намного медленней, чем у некурящих. Переломы ног, например, на 60 процентов медленней. Врач-ортопед из Рочестерского университета доктор Майкл Зусик предполагает, что отказ от сигарет даже на одну-две недели после перелома может существенно ускорить выздоровление. О вредном влиянии табака на прочность костей хорошо знают хирурги-ортопеды, оперирующие на позвоночнике: они часто отказываются оперировать, пока больной не бросит вредной привычки, что будет подтверждено анализом мочи. Дело в том, что курение резко снижает шансы на успех операции. Наконец, курение способствует развитию остеопороза - болезни истончения костей из-за потери костной массы. Согласно теории доктора Зусика, такой вред от никотина объясняется его губительным воздействием на стволовые клетки, имеющиеся в костном мозге и играющие решающую роль при заживлении переломов.

Исследование, проведенное в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе докторами Адрианом Рэйном и Ялингом Янгом и их коллегами и опубликованное в "Британском психиатрическом журнале", показало, что в мозгу у постоянно врущих и обманывающих патологических лжецов имеются определенные структурные отклонения. У этих людей, как показывает просвечивание методом магнитного резонанса, в префронтальной области мозга содержится меньше серого и больше белого вещества, чем у обычных индивидов. Из прошлых исследований известно, что префронтальная область мозга заметно активизируется, когда нормальные люди начинают лгать. Видимо, эта часть мозга связана и с обучением моральному поведению, и с ощущением раскаяния. Серое вещество состоит из мозговых клеток, а белое представляет собой как бы "соединительную проводку" между ними. Избыток белого вещества, как считают исследователи, повышает способность патологических лжецов к вранью и ослабляет их моральное сдерживание. Маленькие дети, отмечают исследователи, как правило, не умеют хорошо лгать, но примерно к 10 годам, как раз когда у них резко повышается пропорция белого вещества в мозгу, научаются обманывать уже намного лучше. Если результаты этого исследования будут надежно подтверждены, их можно будет использовать для постановки клинических диагнозов и в судебно-криминальных целях.

Ольга Беклемищева: И мы возвращаемся к нашей теме. И я обращаюсь к профессору Камалову со следующим вопросом. А основные заболевания мужчины в этом возрасте - это, конечно, аденома и простатит, да?

Армаис Камалов: Да, заболевания, связанные с этим органом, безусловно. Орган один, а заболеваний много. Это и аденома предстательной железы - это доброкачественное состояние, это и рак предстательной железы, о котором мы говорили, это и камни предстательной железы, это и склероз предстательной железы, хронический простатит. То есть разные состояния патологического процесса в одном органе. Но, так или иначе, при этих заболеваниях возникают симптомы - симптомы нарушения мочеиспускания. Если при аденоме чаще всего мужчина начинает отмечать тот факт, что за ночь ему приходится вставать до двух-трех, а то и до 10 раз для того, чтобы помочиться, то при хроническом простатите это учащенное мочеиспускание отмечается в дневное время. При хроническом простатите, как правило, есть неприятные ощущения в виде болей при мочеиспускании, боли, располагающиеся в области таза, то при аденоме, как правило, болей не бывает.

Но, к сожалению, я хотел бы отметить тот момент, что далеко не все мужчины обращаются с самого начала появления этих симптомов.

Ольга Беклемищева: Да. Вот вы сказали, 10 раз подниматься за ночь и не сходить при этом к врачу... трудно это уложить в сознании.

Армаис Камалов: Да. Вы знаете, они приходят только потому, что они перестают нормально спать - их это больше беспокоит, чем то, что они плохо мочатся. А ведь вопрос заключается в том, что если наладить качество мочеиспускания, то и сон наладится, потому что не придется вставать пациенту.

И тут появляется ситуация, что мочевой пузырь начинает в определенном патологическом состоянии работать в значительно более сложных условиях, то есть больше нагрузка на мочевой пузырь для того, чтобы опорожнять во время мочеиспускания мочу из мочевого пузыря. И это иногда приводит к тому, что мы через какое-то время видим процессы, связанные с нарушением иннервации, с атрофией стенки мочевого пузыря. И, конечно, в этих ситуациях труднее человеку помогать.

На сегодняшний день есть консервативная терапия. И, кстати говоря, с появлением средств медикаментозной терапии значительно уменьшилось количество необходимостей в выполнении оперативных вмешательств при аденоме. Но, так или иначе, есть те пациенты, у которых есть абсолютное показание. Например, на фоне аденомы, на фоне нарушения мочеиспускания могут появиться камни мочевого пузыря - это абсолютное показание к операции, потому что никакими другими средствами избавить пациента от этого заболевания не представляется возможным.

Ольга Беклемищева: А почему оперативное вмешательство... ведь современная хирургия, в общем, достаточно хорошая вещь, и анестезиология тоже серьезно развилась, почему оно в данном случае все-таки как бы не приветствуется? Ведь при консервативной терапии, насколько я понимаю, патологический процесс при аденоме предстательной железы, там можно только улучшить мочеиспускание, но все равно аденома будет расти.

Армаис Камалов: Дело в том, что даже при больших размерах аденомы предстательной железы не всегда бывают симптомы обструктивные, а бывают симптомы ирритативные. Чтобы нашим радиослушателям было понятно, обструкция - это когда есть затрудненное мочеиспускание. А нарушение ирритатики - это когда появляются те симптомы, которые связаны совершенно с другим процессом. И есть много механизмов, которые могут приводить к этим процессам чисто функционально. И от этих функциональных процессов можно избавлять с помощью медикаментозных препаратов. И зачастую тех людей, которых оперируют не по показаниям, и вот с теми симптомами, с которыми они приходили к урологам, с теми они практически и продолжают жить. И получается, что операция была просто лишней у этого пациента.

Поэтому мы считаем, что каждое заболевание и каждую стадию заболевания надо лечить тем или иным образом, в зависимости от показаний и противопоказаний. Нельзя всех подряд лечить консервативно, нельзя всех подряд лечить только с помощью операций.

Да, вы правы, операции сегодня бескровные, я имею в виду без наружных разрезов, чаще всего это эндоскопические операции, трансуретральная резекция, которая позволяет за 30-40 минут избавить пациента от наличия вот этой лишний ткани, которая затрудняет мочеиспускание. И буквально на третий день пациент начинает самостоятельно мочиться. То есть это действительно очень хорошие, современные методы. Но опять-таки я хочу сказать, что только врач может точно поставить диагноз и выбрать тот конкретный метод лечения, который необходим именно конкретному больному.

Ольга Беклемищева: И после этого у него все восстановится?

Армаис Камалов: Безусловно.

Ольга Беклемищева: Замечательно! По-моему, это хорошая новость.

И у нас на связи Георгий из Петербурга. Здравствуйте, Георгий.

Слушатель: Здравствуйте. Когда я был молодым, я работал в Большом театре кукол, и там мне предлагали колоться. Оказывается, молодые актеры для еще большего повышения потенции раз в год или раз в полгода проходили курс уколов. А знакомый профессор 50-летний имел молодую жену, 20 лет, и тоже... Но он постоянно кололся какими-то... Но это ничего общего с наркотиками не имеет, а просто терапевтические уколы. Вот вы об этом ничего не сказали. Спасибо.

Ольга Беклемищева: Дело в том, что поскольку вы не называете то, что именно кололи ваши коллеги, я затрудняюсь вам что-то ответить. Но, наверное, речь шла об инъекциях тестостерона для увеличения мужской потенции в сравнительно молодом возрасте.

Армаис Альбертович, вы как вообще относитесь к тестостероновой инъекционной терапии?

Армаис Камалов: Недостаток тестостерона у мужчин, он может быть обусловлен разными патологическими процессами, как я уже говорил.

Ольга Беклемищева: Нет, тут совершенно здоровые люди делают себе такие уколы для повышения потенции.

Армаис Камалов: Я думаю, что при отсутствии необходимости этого не надо делать. Ведь, знаете, наш организм - это сбалансированный орган, где изначально заложены правильные вещи. И только при патологическом состоянии необходимо корригировать ту или иную ситуацию. А просто для того, чтобы... Знаете, как анаболиками пользуются спортсмены для того, чтобы увеличить массу тела, мышц и так далее. И это тоже, в общем-то, не является физиологическим методом.

Ольга Беклемищева: И это все равно не "бесплатно". Сердце же "садится". Это так, Алексей Викторович?

Алексей Панченко: Если проводится дополнительное введение экзогенных гормонов, внешнее введение гормонов, то свои собственные органы гормонопродуцирующие прекращают эту деятельность.

Ольга Беклемищева: То есть человек "садится на иглу", хотя это и не наркотик.

Алексей Панченко: Конечно. Причем это навсегда.

Армаис Камалов: Например, если взять ситуацию, когда необходима заместительная терапия иногда молодым людям (кстати говоря, это тоже является очень большой проблемой) при мужском бесплодии, обусловленном нарушением эндокринных форм и показателей, тогда мы, безусловно, ставим вопрос о необходимости такой терапии. Но делать это просто так, наверное, это не совсем оправдано.

Ольга Беклемищева: И следующий слушатель - это Владимир из Москвы. Здравствуйте, Владимир.

Слушатель: Добрый день. У меня такой вопрос. У меня сначала диагностировали аденому, потом рак простаты. Удалили яички. А затем я прошел курс Флутаплекса. PSA у меня упал практически до нуля. Врач настаивает на облучении. Нужно ли мне еще и облучаться?

Ольга Беклемищева: Спасибо.

Профессор Камалов, пожалуйста.

Армаис Камалов: Это стандартная терапия, которая, безусловно, связана с необходимостью блокирования выработки собственных андрогенов в организме, и для этого удаляются яички. И более того, назначаются антиандрогенные препараты, так называемая блокада андрогенов. И в данном случае, конечно, если PSA упал до нулевых значений, то это в смысле прогноза хороший результат. Но этот пациент, у него, как вы понимаете, есть диагноз "рак предстательной железы", необходимо в динамике его наблюдать. И в случае повышения цифр простатоспецифического антигена, тогда, конечно, надо будет дополнительно проводить те или иные методы лечения.

А что касается лучевой терапии, то нередко мы ее назначаем. Но, конечно, не видя пациента, не видя данные компьютерной томографии, ультразвукового исследования, мне сложно давать какие-то рекомендации.

Ольга Беклемищева: Так что, Владимир, если ваш доктор настаивает, наверное, он знает, о чем говорит. Может быть, есть какие-то метастазы, в конце концов, все может быть. И лучше уж довести лечение до конца.

И следующий вопрос от Ларисы Дмитриевны из Москвы. Здравствуйте, Лариса Дмитриевна.

Слушатель: Добрый день. Во-первых, огромное спасибо за эту передачу. И спасибо врачам за то, что они говорят о 40-летних мужчинах. Но мне кажется, что сейчас нужно обратить внимание на более молодых мужчин, буквально от 30 лет, которые не способны даже серьезно задуматься о своем здоровье.

Моему сыну 28 лет. А муж мой умер в 57 лет. И я пытаюсь обратить внимание сына на его здоровье - так я просто чушь слышу в ответ.

И у меня конкретный вопрос. Как тестостерон связан с облысением?

Ольга Беклемищева: Спасибо.

У нас была такая передача, где мы говорили о том, что облысение со лба, оно, в общем-то, зависит от гормонов, от андрогенных гормонов, конечно. Может быть, поэтому слушательница...

Армаис Камалов: Но это далеко не всегда.

Конечно, данный звонок, он напомнил мне о той ситуации, о которой действительно мы очень часто задумываемся, и говорим всегда, что вчерашний мальчик - это сегодняшний мужчина. И все, что закладывается в детстве, к сожалению, иногда те заболевания, которые переносят наши дети в детском возрасте, потом становятся причиной возникновения тех или иных проблем уже во взрослой жизни. Например, заболевание "свинка", инфекционный паротит, он может приводить уже во взрослом возрасте к нарушению фертильности у мужчин, то есть мужским формам бесплодия. И многие состояния, конечно, формируются в детстве. Более того, даже ряд оперативных вмешательств, которые перенесены в детском возрасте, становятся уже проблематичными с точки зрения их сексуальной жизни, во взрослой жизни. Поэтому это абсолютно правильно.

Но мне кажется, здесь опять-таки все зависит от образовательной программы для молодежи. Ведь сегодня действительно молодежь несколько увлечена другими видами досуга - это компьютер, это телефоны практически в каждом кармане. А вот у нас в Институте урологии проводилась работа, которая четко доказала влияние электромагнитного излучения на фертильность у мужчин.

Ольга Беклемищева: Мобильных телефонов.

Армаис Камалов: Мобильных телефонов и компьютера.

Ольга Беклемищева: Уважаемые мужчины, носите ваши "мобильники" в портфелях.

Армаис Камалов: Да, это лучше, чем на поясе.

Ольга Беклемищева: И кроме того, что вчерашний мальчик - это сегодняшний мужчина, то сегодняшнему мужчине в 30 лет, завтрашнему мужчине в 50-летнем возрасте, чтобы не столкнуться с тяжелыми проблемами, конечно, о своем здоровье нужно думать достаточно регулярно.

И следующий звонок - это Юрий из Москвы. Здравствуйте, Юрий.

Слушатель: Здравствуйте, господа. У меня вопрос такого плана. Я очень внимательно слушаю вас. И несколько раз педалировалось мнение, что "только врач может"... У меня был очень интересный случай. В 1999 году я обратился к урологу - по ночам я сначала вставал один раз, потом два раза. Он осмотрел и говорит: "У вас хронический простатит, аденома. Нужна операция. Как вы на это смотрите?". Я говорю: "Ну, раз надо, значит, надо". Все, лег на операцию. А это было на шоссе Энтузиастов, бывший пансионат старых коммунистов. Посмотрели меня. И хорошо, что доктор, который работает на УЗИ, он посмотрел и говорит: "Какая операция?! То есть аденома есть, но очень маленькая". Короче говоря, потом я пообщался с больными. И выяснилось, что этот хирург просто вымогал у меня деньги. Но я там девять дней просидел. Они мне сделали какое-то прогревание американским аппаратом - и все закончилось. Понимаете?

Ольга Беклемищева: Понимаем, Юрий. А вопрос у вас есть?

Слушатель: Вот как можно сразу ставить диагноз? Болей у меня нет никаких абсолютно. Это было в 1999 году. А сейчас я встаю примерно раза три за ночь. Но в прошлом году я проходил УЗИ, и поликлинический доктор опять сказал, что у меня маленькая аденома.

Ольга Беклемищева: Армаис Альбертович, как так может быть?

Армаис Камалов: Вы знаете, это действительно большая проблема. И с этой проблемой, к сожалению, наши ведущие научные центры встречаются ежедневно. Ведь при заболеваниях есть состояние, при котором не обязательно пациента лечить, а есть необходимость только динамического наблюдения. И при этом есть четкая граница, на которую должен обращать внимание врач.

Но, к сожалению, то, что мы сейчас слышали, это практика видеть в наших пациентах коммерческих клиентов. И здесь, безусловно, иногда после двух-трех различных центров, куда они обращаются, они приходят в наш Институт урологии, в другие, наверное, центры, и мы им говорим, что это неправильно, что "вас можно было бы сегодня абсолютно только наблюдать или назначить какую-то симптоматическую терапию".

Ведь у данного мужчины есть, я уверен, проблема. Но какая операция, если у него небольших размеров железа, если он нормально мочится, то здесь должна быть совершенно другая тактика лечения.

Ольга Беклемищева: А можно ему как-то подобрать тактику ведения таким образом, чтобы ему не вставать три раза за ночь?

Армаис Камалов: Конечно. У нас есть препараты - это и альфа-блокаторы, есть препараты, имеющие растительное происхождение. Сегодня огромная гамма препаратов.

Ольга Беклемищева: Спасибо, Армаис Альбертович.

Юрий, я вам, как и всем остальным моим слушателям, от души советую - врача тоже надо поискать, того, который вас устроит, того, которому вы сможете доверять.

И на ваш вопрос хотел бы ответить и Алексей Викторович.

Алексей Панченко: Да, я хотел бы дополнить. Еще старого поколения врачи говорили, что диагноз - это всегда гипотеза, требующая постоянного подтверждения. И поэтому мы никогда до конца... ну, почти никогда не можем сказать на 100 процентов о диагнозе, тем более, после первого обращения. Мы поэтому всегда рекомендуем, если есть серьезный вопрос об оперативном вмешательстве, о каких-то серьезных методах терапии и других методов лечения, обратиться не к одному, а ко второму, к третьему врачу. Это называется "врачебный консилиум". Два-три доктора-специалиста той или иной квалификации вас посмотрят, и после этого можно будет уже определять тот или иной путь лечения.

Вы как-то начали вопрос - "только врач". Да, только врач. Потому что консилиум - это дискуссия между врачами.

Ольга Беклемищева: Но между врачами.

Алексей Панченко: Да. Поэтому как только начинаются проблемы - обратитесь к врачу. У нас здравоохранение бесплатное, нужно его загружать. И я думаю, что это будет правильно.

Слушатель: А к вам в Центр можно обратиться?

Армаис Камалов: Да, пожалуйста. Наш Институт урологии находится на Третьей Парковой улице, в Москве. У нас работает поликлиника консультативная. Вы можете записаться ко мне или к кому-то из наших докторов. И вам обязательно окажут консультативную помощь, а при необходимости - лечение.

Ольга Беклемищева: В нынешних терминах - это институт Министерства здравоохранения и социального развития.

И у нас следующий звонок - это Олег из Петербурга. Здравствуйте, Олег.

Слушатель: Добрый день. Я хотел бы вот что уточнить. PSA в мае - 5,1, а в августе - 5,25, свободный - 0,656. Вот какие есть методы определения ранней стадии рака, если это возможно?

Ольга Беклемищева: Олег, сколько вам лет, уточните, пожалуйста?

Слушатель: 60 лет.

Армаис Камалов: Я вам могу сказать так, что на сегодняшний день нет другого метода более точного, чем морфология, то есть гистология, гистологическое исследование. И поэтому если есть сомнения у вас или у вашего доктора, то, безусловно, надо выполнить биопсию предстательной железы. Этот метод сегодня выполняется амбулаторно. Буквально через два-три часа после этого исследования вы можете уйти домой. Но после этого у вас будет абсолютно четкий диагноз, есть у вас это заболевание или его нет. Потому что PSA иногда повышается и при других патологических состояниях, таких, как и активный воспалительный процесс, и при других различных заболеваниях. Поэтому необходимо, мне кажется, лучше сделать биопсию, получить морфологический диагноз и снять эту проблему.

Ольга Беклемищева: И еще у нас звонок из Петербурга - Лев Моисеевич. Здравствуйте, Лев Моисеевич.

Слушатель: Здравствуйте. Я меня вопрос такой. Меня два года назад положили уже на операцию по поводу аденомы простаты. И готовили к операции. Но операцию не стали делать, потому что сказали, что аденома-то небольшая, а высокая чувствительность мочевого пузыря. И в результате операции может получиться еще хуже - будет сплошной энурез. Как это понимать?

Армаис Камалов: Вы знаете, таких больных мы видим часто. И это состояние связано с гиперактивностью мочевого пузыря. Наверное, в данном случае эта ситуация была и у вас. И это как раз тот момент, о котором я и говорил, что далеко не всех пациентов с нарушением мочеиспускания немедленно надо оперировать. Вот в данном случае есть препараты, которые должен вам назначить врач для того, чтобы снять эту гиперактивность. И, может быть, на фоне медикаментозного лечения у вас восстановится адекватное мочеиспускание.

Ольга Беклемищева: И мне бы хотелось еще раз сосредоточиться на мерах профилактики. И по звонкам наших слушателей видно, что проблема эта актуальна. Она проявляется, может быть, в более пожилом возрасте. Но вот предотвращать ее, наверняка, надо в более раннем возрасте. Вот что, на ваш взгляд, было бы важно знать нашим мужчинам для того, чтобы они столкнулись с этими проблемами гораздо позже, или не столкнулись бы с ними вообще?

Армаис Альбертович, вам слово.

Армаис Камалов: Я хотел бы все-таки изначально призвать наших мужчин не стесняться обращаться к врачам. Дело в том, что обращаясь к врачам, вы еще раз подчеркиваете вашу личную медицинскую культуру. Нет ничего зазорного в том, чтобы еще раз обратиться и спросить, чем потом иметь те или иные проблемы. И поэтому мы стоим на позициях того, чтобы как можно чаще мы могли бы с вами встречаться, чаще обсуждать эти вопросы. И если у вас уже появилась та или иная патологическая ситуация, которая до этого не наблюдалась, то не оттягивайте время, быстрее идите к врачам - и они разберутся, и помогут вам.

Ольга Беклемищева: Спасибо.

Алексей Викторович, а каково ваше мнение?

Алексей Панченко: По поводу эректильных половых расстройств можно, наверное, просто посоветовать избегать инфекций, передающихся половым путем, и лечить их полноценно и своевременно.

Ольга Беклемищева: А по поводу сосудистых проблем?

Алексей Панченко: Эти проблемы, конечно, их нужно предотвращать. Причем предотвращать не только медикаментозными средствами. Если врач выявляет заболевание и назначает какую-то терапию, нужно ее строго и неукоснительно придерживаться, даже если ничего не беспокоит. Скажем, уменьшение дозировки тех препаратов, которые были ранее назначены. Например, артериальное давление нормализовалось, боли в сердце практически не беспокоят, то еще раз пойдите к врачу - и под контролем врача снизите дозировку. Но необходимо себе четко представлять, что эти препараты являются только симптоматическими. В первую очередь необходим ряд диетических мероприятий, которые позволят... Ну, это большая тема, это тема отдельного, возможно, разговора.

Ольга Беклемищева: И мы, безусловно, посвятим ей целую передачу - о том, как же все-таки правильно питаться.

Всего вам доброго! Постарайтесь не болеть.

Исходная статья: Радио Свобода
Авторы:  Ольга Беклемищева