«ПЕРВЫЙ СРЕДИ РАВНЫХ...»
Нормативные документы
Противодействие коррупции
Поступающим
Студентам
Выпускникам
Проект 5-100
Аккредитация специалистов

Новый Иерусалим. Загородная клиника реабилитации

UTILE DULCI (сочетать) Полезное с приятным
NATURA SANAT, MEDICUS CURAT MORBUS Лечит болезни врач, но излечивает природа

Предуведомление


Предстоит встреча, примечательная несколькими обстоятельствами. Во-первых, обращением к дальним окраинам Академии. Во-вторых, автор выступает не только как сторонний наблюдатель и исследователь, но и как прямой участник рассказа в качестве полноправного пациента, т.е. имеющий возможность посмотреть на жизнь клиники изнутри. В-третьих, Новоиерусалимский край связан со многими событиями, что интересно автору-историку. В-четвертых, это замечательный уголок природы, что мне, как натуралисту и старому туристу, весьма привлекательно. В-пятых, загородная клиника для меня – старого гигиениста представляет особое притягательство как оздоровительно-лечебное заведение. И, наконец, путешествие совершалось совместно с женою, испытанной во всех ипостасях супружества – 52 года – и добрым товарищем...

Все это, в целом, позволило сочетать полезное с приятным, что и вынесено в эпиграф.

История давняя и ближняя


Знаменитый патриарх Никон возмечтался повторить формы великой христианской святыни – храма Воскресения, что в Иерусалиме. Идея стала претворяться в жизнь. Основание Новоиерусалимского монастыря относят к 1658 году. Строительство впечатляющего собора закончили в 1685 году.

О всех бедствиях, что обрушились на Храм, и как знаменитые русские зодчие принимали участие в его воссоздании, можно прочитать во многих изданиях. И сразу обращусь к суровому 1941 году. Тогда немецко-фашистские бандиты рвались к столице Державы. Шли ожесточеннейшие сражения. Величественный собор и монастырские сооружения были порушены.

...Новоиерусалимская земля близка нам особенно и тем, что здесь бывал, живал и творил наш Антон Павлович Чехов.

...В начале 50-х годов довелось мне руководить кружками юных натуралистов одновременно в пионерлагере Радиозавода, налево от станции Ново-Иерусалимская и 1-го МОЛМИ – направо. «Прогулка» туда, да и обратно, да еще выходы с кружковцами в природу – в целом километров 30 – для молодых ног не проблема. Это все к тому, что места мне знакомые. Тогда-то и узрел впервые руины Храма, который сейчас мало-помалу восстанавливаются, и Слава Богу.

Замечу, между строк, что потом пионерлагерь 1-го МОЛМИ был на станции Проня Рязанской губернии, где мне тоже довелось служить. Однако вернусь к местоположению нынешней клиники. Во второй половине 50-х годов здесь был устроен филиал нашей детской клиники, который просуществовал два года.

Затем здесь же стали благоустраивать пионерский лагерь для детей сотрудников. На фронтоне замечательного деревянного здания-терема, что занимает сейчас столовая с кухней, начертано – 1959. Тогда по бревнышкам разобрали деревянное здание, что было на Большой Пироговской. Бревнышки старательно пронумеровали. Перевезли в Новоиерусалимскую землю и воссоздали. Историческое здание.

С 1990-х годов начались тяжкие времена. Тот лагерь сосуществовал с загородной клиникой. То был единственным учреждением. На осенне-зимне-весенний период всех сотрудников увольняли или, деликатнее, – распускали. Потом набирали заново.

...Ах, сколько мы с женою видели знакомых предметов: пионерская линейка, отлично сохранившийся стадион, всякого свойства пионерскую символику. Ностальгические воспоминания всплывали и всплывали, ведь мы вместе прожили в самых разных качествах жизнь пионерского лагеря – не менее 30 лет! Были и врачами, и педагогами, и пионервожатыми и, как ученые, изучали реальную оздоровительную эффективность этих лагерей. Но, стоп! Стоп ностальгиям!

 


...Тяжкие годины пошли на исход и обосновалась здесь загородная реабилитационная клиника. Для кого? Т.е., кто ее пациенты? Кто лечит? Обхаживает? Каковы условия? Кто руководит? К этому и перейду.

День нынешний, или как попасть в клинику?


Регламент работы клиники складывается из двух неравных величин: июль и остальные одиннадцать месяцев. С последнего и начнем. Пациенты поступают для дальнейшей реабилитации из наших клиник. Например, за 2003–2004 гг. из пропедевтической – 48 пациентов, из клиники терапии и профзаболеваний – 55, из поликлиник ММА – 345, других доноров из поликлиник Московской области – 1332 и т.д., а всего 3023 пациента. В возрастном отношении преобладают, как писали в старину, «люди, продвинутые в годах», которых (60 лет и старше) – 63,16%, из них 80 лет и старше – 7,46%. Если распределять по нозологическим формам, то преобладают недуги сердечно-сосудистой системы – 46%.

Сейчас все принято, увы, или, ура, мерить денежными параметрами. По системе ОМС – доход в прошлом году составил 83161 по платным медицинским услугам в том же году (2204) – 129433 р., за первую половину текущего (2005) года – 89320 р. За что оплата? Например, одиночная палата с холодильником и телевизором в сутки – 350 р. Сравнительно с подобными загородными лечебными учреждениями – гроши. И еще добавлю, что заявка на госпитализацию, как правило, поступает на 1,5 месяца.

Последний оазис социальной справедливости


Речь пойдет об июле. Вот уже несколько лет с благословения руководства Академии июль специально выделен для наших сотрудников. Какое же это, не боюсь впасть в гиперболы, благодеяние для медицинских сестер, нянечек, врачей, преподавателей и иных сотрудников, отдавших десятилетия трудовой жизни Институту Академии! У абсолютного большинства из них нет ни дачи, ни, тем паче, загородной виллы, ни садового участка, ни машины для выезда на природу. Но зато они обзавелись букетами недугов. А тут! Великолепное питание (трижды уверен, по крайней мере на мой вкус), прекрасное лечение (простите, сужу по себе, своим близким и отзывам «на лавочках»), отличные врачи и весь обслуживающий персонал, и природа!

Разумный клинический режим. Душ. Чистота. Для матери (бабушки) с ребенком отдельная палата. И не случайно, слышал такую оценку: «Последний остров социализма». Мне кажется точнее «Последний оазис социальной справедливости».

Пациенты собрались милые, интеллигентные люди. С некоторыми познакомлю. ...Георгий Андреевич Тихонов, несмотря на свои 78, строен, спортивен, без намеков на животик, участник Великой Отечественной войны, имеющий многие награды. Участник парада в честь 60-летия Великой победы. И, как справедливо и разумно, что он был направлен после всех физических и нервных нагрузок в нашу реабилитационную клинику. Замечу, что в клинику имеют право направлять через лечебные заведения ветеранские организации, «Мемориал», Красный Крест.

Супружеская пара. Он – Яков Федорович Жилкин, сотрудник Академии, человек желанный, готовый помочь ближнему. Она – Бурякова Ирина Тимофеевна, перенесшая в детстве все ужасы немецко-фашистской оккупации, что не прибавило здоровья на всю жизнь, но не помешало сохранить милую улыбку. Наша соседка по столу – Раиса Ивановна Ломова – милая дама, терапевт, кандидат наук. С нею интересно беседовать. Вместе с нею внучка Света, умничка, воспитанная. Я буквально таял, когда слышал от сестер – маленькой Леты и постарше Насти: «Здравствуйте, дедушка Коля!» Самый кроха – Ванюша. Всеобщий любимец. При встрече ему исполнилось 1 год и 1 месяц. И как же он вырос за месяц, насколько координированнее стали его движения. И невольно сопоставлялось, как растут ребята и зверята: Ванюша, утята и котята. О последних ниже. Изящная мама Лена, и другая мама, тоже Лена умело занимались с младшими на песочке. Замечу, что мамы Лены имеют талант заниматься с детворою.

Какие же у нас милые сотрудники, настоящие и ушедшие на пенсию из акушерской, нервных болезней, детской и других клиник и разных кафедр. Впрочем, солгу, погрешу против правды, если не скажу о замкнутой корпорации человек в восемь–десять (судя по всему не сотрудники), отнюдь не страдающих недугами и имеющих отличную упитанность. К тому же к ним авантажно приезжали пузатые родственники с роскошными дарами. Но это исключение, что подтверждает правило – пациенты подобрались милые люди.

А теперь резонно поговорить о сотрудниках клиники. Кто диагносцирует, лечит, обслуживает. Долг вежливости, элементарная благодарность повелевает, что соответствует и искренним мотивам, начать с лечащего доктора, с обаятельной Валентины Егоровны Беленькой, прекрасного специалиста, внимательного доктора. А Лидия Ивановна Романова! Опытнейший доктор, работающая в клинике аж с 1973 года! Старожил и Светлана Анатольевна Бабаскина, заведующая хозяйством. Надежный помощник главного врача Нина Николаевна Кондакова – начальник эксплуатационного хозяйственного участка клиники. Мне несколько раз довелось с ней беседовать, наблюдать, что называется, в деле. И я приятно обрадовался, узнав, что она и мама четверых детей.

Интересна судьба супружеской пары – врачей Панфиловых Тамары Григорьевны и Германа Александровича. Они работали в селе Сеченово, на родине нашего великого ученого. Там с ними ММИ. Молодые врачи делегатам
понравились и... теперь они сотрудники загородной клиники.

С сотрудниками приятно беседовать. Вот милая Люба, работник котельной. И мне радостно слышать, с какой теплотой она говорила о своей работе: «Я всю жизнь прожила в котельной. Я пошла по стопам мамы». Она объяснила мне надежность и безопасность устройства котельной. Приятно перемолвиться парой слов с доктором Шадриным Михаилом Сысоевичем.

Уж сколько меня в жизни «кололи». И, конечно, приятно отметить искусство медицинских сестер. Мне бы хотелось назвать еще десятки имен и мой текст превратится в перечень имен, и все же упомяну врача Нину Михайловну Рябову, медицинскую сестру Веру Петровну Кирсанову, санитарку Коростелеву Валентину Ивановну.

...Узкая тропка через строй высоченного бодяка от клиники до деревни Мыканино невелика, всего километр. Меня несколько удивили фиолетовые ленточки, привязанные к будылыжкам репейника. Ленточки указывали путь через снежные заметы для сотрудников клиники, проживающих в этой деревне. Другие сотрудники, жители Глебова, ездят на рейсовом автобусе бесплатно. Почему бесплатно, скажу ниже. Есть и маленький служебный автобусик, доставляющий сотрудников до Истры и Нового Иерусалима. Так решается транспортная проблема.

Итак, достаточно много теплого сказано в адрес сотрудников. Теперь логично поговорить и о том, какую они оказывают медицинскую помощь. Сначала о диагностике. Первый документ, получаемый в руки лечащего врача, – направление из клиники или поликлиники. В направлении кратко изложены недуги пациента. В клинике делают ЭКГ, анализ крови и мочи.

Весьма широк диапазон лечебных процедур: УВЧ, УЗТ, гальванизация, дарсонвализация, электросон, вибромассаж, магнитотерапия и т.д., всего 18 типов физиотерапевтических процедур. Специальные процедуры проводит кабинет рефлексотерапии. Много добрых слов заслуживает работа кабинета массажа. Весьма активна деятельность кабинета лечебной физкультуры.

Ко всему сказанному необходимо добавить малую хирургию и медикаментозную терапию. Все сказанное, в сущности, традиционно, но ведь клиника и загородная и реабилитационная. Какова может быть оздоровительная ценность окружающей природы?

Выдающийся русский гигиенист И.П. Скворцов еще в позапрошлом веке писал: «Такие свойства местностей (подч.И.С.), как их рельеф, их водовместища, их растительность, ясность неба, как те или иные другие сочетания суши, воды и неба, без сомнения, имеют немаловажное влияние на исходы климатического лечения в том или другом месте, – по влиянию их имеют не только телесное, но и нравственное состояние людей, на расположение их духа (подч. Н.К.)». ...эта сторона имеет преобладающее значение... или, по крайней мере, одинаковое со значением «вольного воздуха».

Новоиерусалимские места одни из самых знатных в Подмосковье. Вышел за пределы клиники, поднялся на холм или иную возвышенность и перед взором: некошеные луга разнообразят заросли кустарников и одинокие березки. Внизу извилистая речушка Маглуша, густо обрамленная зеленью. Вдали полукругом темнеет лес. А сколько в окрестностях прудов, прудочков, озерков, очаровательных болотцев. Обратил взор кверху и по бескрайней голубизне белоснежные облака... Ну, как тут не говорить о «ландшафтотерапии»?!

Закрыло облако солнышко и приглушаются тона, миновало, и меняются цвета дерев и кустарников от темно-зеленого до ярко-салатного. А какое разноцветье! Желтые чина, лютики, вербейник, кульбаба...; синие и фиолетовые герани, черноголовки, лупина, короставника, колокольчиков, лугового василька; по косогору сверху и до самой его подошвы малиновые языки иван-чая.

Войдешь в рощу и наслаждаешься шелестом и шумом дерев. А какие ароматы! Кто чемпион сныть-трава или клевер? Итак к вашим «услугам» цвето-, арома- и звукотерапия.

Много в окрестностях клиники и прямых знаменитых целителей: зверобоя, валерианы, пустырника, аптечной ромашки, душицы, мать-и-мачехи. Брать можно с чистой совестью – покосов так мало.

Дотоле речь шла об окрестностях, а теперь о собственно территории клиники в 7 га. Она густо заполнена елями, есть липовая аллея, распространяющая аромат и приятные баритональные звуки пчел, шмелей, цветочных мух. Есть березы и осины. А вот и новые посадки: сосенки, рябинки, кленки. Около столовой небольшой любовно ухоженный цветничок.

А какой воздух! Вот и воздухотерапия! А теперь об анималотерапии. Время завтрака. Около крыльца столовой уже всеобщие любимцы: кошки, два очаровательных котенка: Черныш и Рыжка, добрейший пес Гаврюша. Несмотря на обильные угощения взрослые четвероногие сохраняют определенную стройность фигур, а вот пузики котят надуваются шарами. Окончен кошаче-собачий прием пищи. К остаткам пиршества собирается стая галок, тут же и пара голубей.

В начале июля еще звучала незатейливая песенка зяблика. Эта птичка, как и трясогузка, совсем не боится пациентов. Привелось слышать и флейтовые звуки лесного соловья – юлы. Представляю, какое здесь по весне разноголосье! А вот синичек не видел. Зато большое количество кормушек разных конструкций. Наступят холода и синицам прокорм и людям в радость помогать в стужу выжить нашим меньшим братьям.

Около Старого корпуса облюбовала свое место еще одна любимица пациентов –белочка. На пеньке у нее столовая. На территории клиники милый, такой типично подмосковный прудок. В первую неделю пребывания в клинике пациенты с некоей тревогой приближались к прудочку: целы? Все одиннадцать? На наших глазах крошечные комочки-пухляки превратились почти во взрослых, уже мало отличающихся от папы и мамы – уток. Разговоры об утятах, котятах, белочке – всеобщие на лавочках пациентов.

Переживания за утят и котят как бы заглушают собственные недуги и заботы. Своеобразная сублимация. Опросил не один десяток пациентов об их отношении к тому, что в клинике мини-зоопарк и, кроме одной пациентки, единогласно высказались в самых одобрительных и даже восторженных тонах. А вот та, одна высказала некие опасения на счет возможной инфекции. И, хотя я абсолютно убежден в неправомерности страхов, все же быть может стоило пригласить специалиста для консультаций.

Прудок привлекает и рыбаков. Не имею информации об успехе их многочасового сидения, но не могу не восхищаться человеческими возможностями: так недвижимо сосредотачиваться на неподвижном поплавке. За пределами клиники, в ее окрестностях много различных водоемов и водоемчиков, где ловят рыбу, солидная плотва попадается и на реке. Очень богат птичий мир: множество чаек, уток, чибисов. В небе не редкость парящие сарычи, на месте трепещет сокол-пустельга. Около одного водоема, если сидеть тихо-тихо, то можно наслаждаться, наблюдая за ондатрами.

В начале июля еще можно услышать последние песни жаворонка, скрип коростеля, кукование кукушки. Как было сто, двести, триста... лет тому назад!

К нелекарственным средствам относится и «библиотерапия». В клинике солидная библиотека, есть и классики. Но вот читающего народа среди пациентов не густо. Среди проблем, обсуждаемых на лавочках, литературных не заметил, все больше о своих хворях и о врачах, и значительнейшее место занимают четвероногие и пернатые обитатели лесов.

К лечению искусством отнесу концерт хора Кирпичного завода. Прелестное, проникновенное исполнение русских песен, которое отмечали слушатели дружными аплодисментами. Песни известные и неизвестные. К последним отнесу «Гимн Кирпичному заводу», в котором есть, право, и точные строки. С особым воодушевлением хор исполнил «Хлеб – всему голова!» Эту песню хор специально посвятил главному врачу клиники. В его адрес было сказано много теплых слов и даже его назвали – «наш доктор Гааз». Юрий Константинович не остался в долгу, поблагодарил артистов, подчеркнув, что они выступают после тяжелой рабочей смены, и вручил роскошный букет цветов.

Меня чрезвычайно растрогало такое теплое содружество рабочих и медицинского сословия, столь редкое в капиталистическую эру. Очень важным в духовном оздоровлении посещение НовоИерусалимского монастыря. Известно, что люди, живущие в городах-новостройках, новых кварталах, среди новых домов, – для отдыха стремятся посетить места старых усадьб, храмов, старых парков. Это описано в многочисленной литературе. Вот почему посещение монастыря столь желательно. А может обязательно?

Увы, увы ...прекрасно понимаю, что ни найти такого специалиста, ни тем паче ввести его в штат – дело несбыточное. Но совершенно реально издать брошюру в три печатных листа. Примерно следующего характера. Одна треть общие сведения о клинике, о необходимости клинического режима, о важности соблюдения рекомендации врачей. Далее о режиме при проведении разного рода процедур. Далее информация о транспорте и т.п.

Вторая часть. Конкретно о прогулках в окрестностях клиники, расстояние до ближайших деревень, где и что следует покупать (укроп, лук, огурцы) и что не рекомендуется приобретать; места малинников, земляничных
полянок. Кому следует их посещать, в какое время дня и кому противопоказано.

В памятке обратить внимание на многие явления и «предметы» природы, что помогут духовному, душевному
да и телесному здоровью. Там же объяснить, почему важно для здоровья посетить Новоиерусалимский монастырь, убедить, что полезно для здоровья читать.

Не могу подробнее рассказывать о полезнейшей книжечке, которая абсолютно необходима для пациентов. Убежден и в ее самоокупаемости, ведь даже при тысячном тираже она разойдется за 8 месяцев, если судить по наполняемости коек.

Главный врач Юрий Константинович Морохов


Моя встреча близится к завершению. Вполне правомерно под занавес побеседовать с главным врачом, сказать слова благодарности, в целом взглянуть на клинику, на ее перспективы. К тому же есть самые благоприятные отзывы, даже восторженные, пациентов, сотрудников. И больше всего меня впечатлило полное отсутствие начальственности: он с равным вниманием выслушивает пациентку – бабулю с миллионами хворей, своих помощников, почетных гостей.

Его буквально на ходу крепко берут за пуговицу и решают проблемы, и все разговоры с милой улыбкою голубых глаз. В первый раз он буквально обрушил на нас планов своих «громадье», ближайших, будущих, отдаленных.
Здесь и ремонтные работы, и введение в строй стоматологического кабинета и кабинета УЗИ, и реконструкция продуктового склада, и устройство на хозрасчетной основе кабинета малой хирургии для стационарных и амбулаторных больных, и пасеки для оказания новых платных услуг – апитерапии и медолечения, и многие работы по благоустройству, и новые посадки деревьев и кустарников, и завершение строительства автостоянки, и восстановление теренкурных дорожек и маршрутов, и серьезные намерения по интенсификации разного рода платных услуг.

И еще в разговоре не упоминалось, но на прощальной встрече с пациентами было сказано, что он будет на июль месяц следующего года добиваться сотрудника для занятий с детьми. Да, подростки народ шумливый, самоорганизация слабенькая, в послеобеденный час бывали и шумноваты.

А вот дело пофундаментальнее – строительство шестиэтажного корпуса на 250 коек с бассейном. Уже и место облюбовано за счет приращения к имеющимся 7 га еще солидной территории.

И уж совершенно жюльвервить километровой глубины скважину в толщу земли, чтобы получать замечательную минеральную новоиерусалимскую воду, что в бутелированном виде продают магазины (замечу, нынешняя артезианская скважина глубиною 69 м). Если все это произойдет, то клиника обретет иной статус, а Академия – собственный курорт.

Планы ошеломили. Продолжение беседы перенесли. А мысли появились такого свойства: надо взвесить, что главврачом сделано, тогда и можно судить о том, что может быть сделано. Но сначала штрихи биографии. Если брать сугубо служебную канву, то она во многом типична для наших выпускников: студент – ординатура – аспирантура – диссертация – м.н.с. – ст.н.с. – зав. Отделом Института (Центра) онкологии.

Но был в биографии важный, пусть не очень продолжительный, период – целина, где он руководил медицинским обеспечением 20 отрядов, расположенных на территории протяженностью в 500 кв. км. Мне встречались дельные руководители здравоохранения, получившие там организаторскую хватку, умение работать с людьми.

Но была и первая, и не из легких, лечебная практика. До деталей врезалось в память удаление кисты яичника, кесарево сечение. Особенно трудной оказалась операция, которую пришлось провести над травмой парнишки. Подъемная ручка колодца на полной скорости ударила его по голове. В результате перелом свода костей черепа. Операция закончилась с благополучным исходом.

В 1998 году внутренне осознал, что возраст не дает ему возможности стопроцентно успешно делать операции по торакальной хирургии. Посоветовали возглавить загородную клинику. Приехал посмотрел, ознакомился, увидел перспективы и согласился. Не выдерживаю, и с ходу задаю вопрос: «Сразу навели кадровый порядок?! Мой «подследственный» возражает: «Нет, никого не уволил, мой предшественник Евгений Абрамович Таламбум создал квалифицированный, работоспособный коллектив». Впрочем, пришлось уволить двух сотрудников из технического персонала «за дружеские отношения с Бахусом». Сам же Юрий Константинович не курит, не пьет. Для него рюмка в торжественном застолье – проблема. Все-таки, что же сделано за неполные семь лет? И опять длиннющий список: тут и капитальный ремонт корпуса, и душевых, и туалетов... И все же, что самое-самое важное?

Котельная!!! Раньше котельная работала на солярке, что обходилось в 500.000 рублей в месяц. Сколько хлопот, сколько переписки, но ... удалось за 3 (!) года протянуть газопровод и построить новую котельную. Котельная производит совершенно ошеломляющее впечатление – нечто устремленное в небеса для запуска ракеты! Газ обходится в 30.000 рублей, т.е. экономия в 20 (!) раз. На открытие котельной приезжал и сам ректор, академик М.А. Пальцев.

Естественно, возникает вопрос, а каково отношение руководства Академии к клинике? Никаких жалоб не последовало, Юрий Константинович подчеркивает, что самое главное он ощущает полное доверие. Много слов благодарностей сказано в адрес многих руководителей Академии, в частности, в адрес Павла Николаевича Морозова. Но Академия далеко, а ведь нужно здесь, и по возможности, скоро решать многие насущные проблемы: нужны кирпич, асфальт, трактор, кран, помощь в перевозке сотрудников и ... сонм проблем. И вступает в силу такой животворный «бартер». Вы кирпичи – мы лечим. Вы кран – мы лечим и лечим квалифицированно, ведь, если потребуется за нами мощнейшая «стена» – сама Академия.

Прощание

Покидаю загородную клинику довольный-предовольный. Но, а как насчет критических стрел? Я пишу панегирики Академии и, когда была встреча с кафедрой анатомии, и физиологии, и микробиологии... Для того, чтобы писать критический обзор, нужен другой стиль, нужен другой подход в познании работы учреждения. Да, конечно, мне бы хотелось, чтобы в столовой была иконка, как во многих наших клиниках, да, мне бы хотелось, что б был портрет А.П. Чехова, акварели с изображением Нового Иерусалима, да, мне бы хотелось, чтобы режим послеобеденного часа соблюдался со всей свирепостью клинического режима. Люблю отдохнуть в тишине после сытного обеда! Но, право, все это столь незначительно, что и в изъяны работы загородной клиники не отнесу.

Спасибо ВСЕМ сотрудникам клиники от автора и от всех пациентов, которые выражали свои благодарности. И, право, какое приятное совпадение, что мои тексты Публикуются ко дню юбилея Юрия Константиновича! Дай, Бой, доброго здоровья и дальнейших успехов!

И генеральная идея всего увиденного: как хорошо, что именно в нашей Академии так прочно живет идея истинного гуманизма и человеколюбия! Тому свидетельство, как частность, и загородная клиника!