«ПЕРВЫЙ СРЕДИ РАВНЫХ...»
Нормативные документы
Противодействие коррупции
Поступающим
Студентам
Выпускникам
Проект 5-100
Аккредитация специалистов
08.09.2005

Зачем забивать гвозди золотыми часами?

Правительство Российской Федерации еще не приняло окончательного решения о ликвидации военных кафедр в высших учебных заведениях страны, а средства массовой информации уже сообщили о том, что прекращен прием первокурсников российских вузов на военные кафедры. В некоторых газетах опубликованы предварительные списки вузов, где эти кафедры сохраняются: их всего 30. А что же произойдет с медицинскими институтами? Они, кстати, в списки не вошли. В высшей медицинской школе, как известно, существуют не просто военные кафедры, а кафедры военной и экстремальной медицины, созданные постановлением Правительства РФ. А с 2002 г., также постановлением Правительства РФ, в трех вузах - Московской медицинской академии им. И. М. Сеченова, Владивостокском и Ростовском государственных медицинских университетах эти кафедры преобразованы в факультеты военного обучения.

Что же будет делать молодой врач, окончивший институт? Пойдет служить в армию? О какой непрерывности образования можно тогда говорить? И почему у нас всегда все происходит по одному и тому же сценарию: сначала создаем, а потом разрушаем?

В конце июля на базе войсковой части подмосковного города Электросталь в рамках учебного сбора студентов ММА им. И. М. Сеченова прошли комплексные учения по подготовке офицеров медицинской службы запаса. На них присутствовал начальник группы военного образования Главного военно-медицинского управления Министерства обороны РФ полковник медицинской службы Владимир Давыдов. Пользуясь, случаем, мы попросили его прокомментировать сложившуюся ситуацию.

Авторитетное мнение

- Полагаю, вся медицинская общественность согласится со мной в том, что любой врач, независимо от его специальности, должен быть готов к работе в экстремальных условиях, в условиях глобальных природных катаклизмов и техногенных катастроф, с которыми, к сожалению, мы сталкиваемся в последнее время все чаще и чаще, - считает Давыдов. - И ни один самый подготовленный в своей области врач не сможет быть полезным на войне без знания основ военно-полевой хирургии и терапии, военной эпидемиологии и других специальных дисциплин, а также без знания и опыта организации медицинского обеспечения войск в полевых условиях, при массовых потоках раненых и больных.

Именно поэтому дисциплина «Военная и экстремальная медицина» считается обязательной для изучения и входит в государственный образовательный стандарт не только российской высшей медицинской школы, но и других стран с развитой экономикой. Эта позиция отражена в документах, определяющих государственное устройство России, - в ст. 87 и 88 Конституции Российской Федерации, федеральных конституционных законах «О военном положении» и «О чрезвычайном положении», а также в Концепции национальной безопасности и Военной доктрине Российской Федерации, утвержденных Президентом РФ.

Кстати, недавно руководитель государства заявил о том, что задачи военного обучения для подготовки специалистов уникальных профессий, необходимых современной армии, можно решать и на базе гражданских вузов. Поэтому ограничение объемов подготовки офицеров запаса можно рассматривать, как лишение студентов права выполнять свой конституционный долг перед Отечеством.

Исторически разработкой проблем деятельности медицинских специалистов в экстремальных условиях, к которым относится и боевая обстановка, занималась отечественная военная медицина, имеющая колоссальный опыт. Обучение вопросам деятельности врача в экстремальных условиях возложено на кафедры военной и экстремальной медицины гражданских вузов.

- Владимир Матвеевич, в чем же отличие этих кафедр от традиционно военных?

- Обычные военные кафедры готовят специалистов-офицеров для службы в военное или мирное время, и это могут быть танкисты, артиллеристы, командиры взводов, летчики, инженеры. Основная цель наших кафедр - подготовить будущих военных врачей из числа студентов гражданских медицинских вузов. Мы ведь плодотворно сотрудничаем с гражданским здравоохранением уже в течение 40 лет.

Несмотря на проводимые реформы, притягательность военной службы для молодежи не повышается, а число увольнений молодых офицеров - выпускников военных вузов превышает установленные нормативы. Только в сфере военной медицины существует уникальная, экономически выгодная, выстроенная за эти 40 лет система подготовки кадровых офицеров медицинской службы из числа студентов гражданских вузов. После 3-4-го курса гражданского вуза мы на кафедрах военной и экстремальной медицины отбираем студентов для продолжения обучения в военно-медицинских институтах, оценивая профессиональный уровень молодых людей, их возможности и стремления служить верой и правдой Отечеству, а также состояние здоровья. Эти студенты продолжают свое образование в военно-медицинских институтах Самары, Саратова и Томска. Ежегодно наши кафедры готовят 950 кандидатов (по 18-20 человек из каждого вуза) для направления в военно-медицинские вузы. И доля этих врачей, военных, которые служат сегодня в Вооруженных силах, составляет 65% от их общего числа.

- Перевод студента из гражданского вуза в военно-медицинский является делом добровольным?

- Исключительно. Это самостоятельно осмысленное решение 21- летнего гражданина, - а он не вчерашний школьник, поступающий в вуз. Возникает вопрос: не здесь ли кроется причина высокой увольняемости молодых лейтенантов по окончанию военных училищ?

Сегодня в стране ни по одной специальности нет другого, столь эффективного и экономически целесообразного варианта подготовки кадровых офицеров, как на кафедрах военной и экстремальной медицины. Конечно, у нас существует и Военно-медицинская академия, имеющая более чем 200-летнюю историю и колоссальный опыт подготовки военно-медицинских специалистов всех категорий. Но содержание курсантов академии, в течение 7 лет находящихся на полном пансионе Вооруженных сил государства, является очень затратным и дорогостоящим. Их количество составляет около 35% от общего потока специалистов, прибывающих на службу в Вооруженные силы.

По тематике «Медицина катастроф» (дисциплина называется «Организация медицинского обеспечения населения в чрезвычайных ситуациях») кафедры гражданских вузов работают со всеми студентами независимо от того, заключили они контракт на военное обучение или нет. Думаю, не стоит пояснять, что деятельность гражданского здравоохранения в условиях природных и техногенных катастроф требует особых организационных подходов. В том числе и построения работы таким образом, чтобы максимально эффективно, в сжатые сроки использовать свои силы и средства для оказания помощи населению в чрезвычайных ситуациях мирного времени. Кафедры военной и экстремальной медицины занимаются еще и формированием личностных качеств будущего защитника Отечества, а в целом - гражданина и специалиста.

Кроме того, уже третий год мы, активно сотрудничая с гражданскими медицинскими вузами, реализуем целевую контрактную программу по подготовке кадровых офицеров для Вооруженных сил. Начиная с первого курса, по контракту, заключенному тремя сторонами (ректор высшего учебного заведения, студент, Министерство обороны) идет подготовка специалистов для последующей службы, причем по расширенной программе. Будущий выпускник после вручения ему диплома обязуется пройти на нашей базе обязательную послевузовскую подготовку в виде интернатуры и прослужить в Вооруженных силах как минимум 5 лет. И такая подпитка необходима. Из-за недостаточной укомплектованности выпускниками собственных вузов медицинская служба Вооруженных сил использует офицеров медицинской службы запаса, поступающих из гражданского здравоохранения по контракту и по призыву. Доля такого контингента составляет до 18% от общего потока восполнения кадров. Эти специалисты могут готовиться только на кафедрах военной и экстремальной медицины, причем не во время их последующей переподготовки, а только в период обучения в вузе.

- С 15 июня текущего года набор студентов для подготовки офицеров запаса прекращен. Главное управление кадров Министерства обороны РФ направило такие указания во все вузы России, что является первым шагом ликвидации не только военных, но и кафедр военной и экстремальной медицины. Что вы можете сказать по этому поводу?

- Прежде всего, то, что подобные преобразования, согласно Федеральному закону 1996 г. «Об обороне», относятся к полномочиям Правительства Российской Федерации. Это первое. Во-вторых, ликвидация кафедр военной и экстремальной медицины (факультетов военного обучения) в медицинских вузах России повлечет за собой множество негативных последствий.

По-военному прямолинейный и механистический подход к сокращению кафедр военной и экстремальной медицины, которые действуют в каждом медицинском вузе и обеспечивают выполнение государственного образовательного стандарта, приведет не только к Слому всей государственной системы подготовки офицеров медицинской службы запаса, но и к резкому снижению укомплектованности Вооруженных сил России врачами вообще. Специфика подготовки врачебных кадров не позволяет действовать по стандартной схеме их сокращения. Система российского военно-медицинского образования, выстроенная за последние годы, оптимальна по структуре, соответствует федеральному законодательству и позволяет гибко реагировать на потребности в специалистах любого уровня. Она экономически эффективна, соответствует возможностям медицинских вузов и отвечает современным требованиям.

Негативные последствия скажутся и на снижении профессионального уровня выпускников всех специальностей, готовности к работе врача в чрезвычайных ситуациях, так как станет невозможной реализация государственных образовательных стандартов по дисциплине «Военная и экстремальная медицина».

Набор в военно-медицинские институты и целевая контрактная подготовка на факультетах военного обучения также станут невозможными, что затруднит комплектование Вооруженных сил кадровыми офицерами медицинской службы. Ликвидация кафедр повлечет за собой развал трех крупных территориальных военно-медицинских научных центров, которыми являются Саратовский, Самарский и Томский военно-медицинские институты. Такого «обвала» подготовки не выдержит и Военно-медицинская академия, которая просто физически не сможет восполнить естественную убыль кадровых офицеров.

Мы потеряем источник комплектования наших военно-медицинских институтов из числа студентов гражданских вузов, потому что не окажется структур, которые будут эффективно подбирать кадры. И та целевая контрактная подготовка, которая сейчас только начинает реализовываться, тоже сведется к нулю. Мы не сможем заключать контракты и проводить в жизнь эту расширенную программу, что в конечном итоге приведет к срыву намеченной целевой контрактной подготовки кадрового резерва.

Не могу не сказать еще об одной проблеме, которая очень волнует не только специалистов медицинской службы. На наш взгляд, неправильно предполагать обязательную службу выпускников гражданских вузов в течение года в должности рядовых. Дипломированного врача, с учетом полученной специальности, целесообразнее использовать в должности офицера медицинской службы. Иначе это будет аналогично забиванию гвоздей золотыми часами. Очевидно, что выпускников медицинских вузов не смогут использовать даже на должностях младшего медицинского персонала - санитарных инструкторов или фельдшеров. По одной простой причине: таких должностей окажется недостаточно, и врачи будут вынуждены нести службу в качестве стрелков по охране объектов или, скажем, в качестве водителей.

Итак, меры по ликвидации кафедр военной и экстремальной медицины следует расценивать как деструктивные и для высшей медицинской школы, и для системы национальной безопасности страны в целом. Мы считаем, что в каждом региональном округе должна сохраняться подобная структура в гражданских вузах. Содержать кафедры военной и экстремальной медицины представляется "экономически целесообразным за счет средств федерального бюджета, выделяемых Минздравсоцразвития России.

Учитывая необходимость реформирования системы военного образования, ее оптимизации, мы готовы рассмотреть предложения по созданию новых программ, новых вариантов оснащения, может быть, даже обдумать вопросы частичного сокращения преподавательского состава на кафедрах. Но в целом считаем целесообразным и необходимым сохранение этих структур, потому что они решают государственную задачу по укреплению обороноспособности страны.

Армия сокращается, идут поиски оптимальной численности Вооруженных сил, минимизации затрат на содержание военной организации государства. И в таких условиях можно говорить только о сохранении и наращивании мобилизационных ресурсов, о необходимости повышать профессиональный уровень офицеров запаса, оптимизации специальностей и объемов подготовки, но никак не о том, чтобы разрушать действующую систему, не создавая новой.

В свое время великий русский полководец А. Суворов сказал: - Чем меньше сил и средств, тем больше должен быть резерв». Сегодня эти слова актуальны как никогда. 


Исходная статья: Медицинская газета от 10.08.2005 г.
Авторы:  Татьяна Кузив