«ПЕРВЫЙ СРЕДИ РАВНЫХ...»
Нормативные документы
Противодействие коррупции
Поступающим
Студентам
Выпускникам
Проект 5-100
Аккредитация специалистов
07.09.2005

Лев Толстой русской медицины

1 июня в Московской медицинской академии имени И.М. Сеченова состоялось торжественное открытие мемориальной доски, посвященной Г.А. Захарьину, на здание бывшей факультетской терапевтической клиники. На фундаментальной доске выбит барельеф ученого и такой текст: «В этом здании с 1890 по 1896 год работал великий русский ученый, врач и педагог Григорий Антонович Захарьин». Скульптор И.Н. Новиков, архитектор А. Н. Тихонов.

Еще до войны, когда я был мальчиком, то ходил с бабушкой в гости в дом на Молчановке к одной ее приятельнице. Мы поднимались по лестнице, а на площадке присаживались отдохнуть на маленькую скамеечку, что была привинчена к ограждающим лестницу перилам. Эти лавочки бабушка называла «захарьинскими стульчиками» и рассказывала, что был очень знаменитый доктор - Захарьин, который заботился о старых и больных людях и заставлял домовладельцев делать такие стульчики.

Тогда, мальчику, Захарьин казался мне каким-то чуть ли не добрым волшебником.

Родился Григорий Антонович 8 февраля 1829 года в Саратовской губернии в семье из старинного дворянского рода. После гимназии шестнадцатилетний юноша становится студентом медицинского факультета Императорского Московского университета. Учился изрядно. Студентом 3-го курса выполнил работу о лихорадке, которая удостоилась высокой оценки. Окончен университет. Захарьин - ординатор факультетской терапевтической клиники.

В 1854 году защищена докторская диссертация о послеродовых заболеваниях. Молодой доктор получает заграничную командировку (1856-1859). Стажировка происходила у медицинских светил Европы того времени: Р. Вирхова, А. Труссо, Й. Шкоды и др. После возвращения он читает курс диагностики внутренних болезней. В 1860 году избирается профессором родной для него факультетской терапевтической клиники, а через два года - ее директором, руководил ею почти 35 лет.

Он создает свой (захарьинский) уникальный клинический метод. Прежде всего, изучение пациента, стремление проникнуть в его жизнь, в его психологию. Беседа с одним пациентом могла продолжаться целый час, а то и два, и даже три (!) часа.

«Лечение, назначаемое Захарьиным, было глубоко продуманным и необременительным (как это всегда бывает у выдающихся врачей, он лечил легко). Назначал немногие, но хорошо известные ему средства (по нашему убеждению, врач должен лечить, прежде всего, теми препаратами, которые он хорошо «чувствует», а это исключает безграмотность их списка, что, конечно, не противоречит стремлению использовать новые эффективные лекарства)». Так говорят известные современные терапевты член - корреспондент РАМН В. И. Маколкин и профессор А. В. Недоступ. Прерву цитирование и замечу, что Захарьин великолепно знал и мировые достижения в терапии. «Порой он вовсе ничего не выписывал, зато давал множество советов по гигиене, питанию, укладу жизни и т.д.». И это давало высокий терапевтический эффект, ибо Захарьин - блестящий психолог.

Профессор Н. А Митропольский, еще молодым врачом, был свидетелем такого эпизода.

«Как - то раз к Захарьину прибыл из Сибири очень богатый и грубый купец, пустившийся без стеснения рассказывать о своих похождениях, приведших его к болезни. Слушая его, Захарьин все более и более хмурился и начинал сердиться. Наконец не выдержал: «Ах, ты, скот, - завопил он на купца, - ты делаешь и делал разные пакости и о них, как ни в чем не бывало рассказываешь! Тебя бить за это мало». Захарьин схватил свою палку, на которую постоянно упирался, и собрался всерьез бить купца. Тот забился в угол и умолял его пощадить. «Слушай, животное! - кричал, наступая на него Захарьин, - если ты так будешь жить, как жил, то тебя должен каждый бить, да и ты помрешь, если не оставишь своих скверных обычаев! Говорить с тобою противно! Вот, что ты должен делать! Слушай, негодный!» Затем следовал ряд указаний, прерываемых яростными восклицаниями.

Купец, перепуганный донельзя, клялся, что исполнит все, в точности, и бежал со всех ног из приемной. Вслед за купцом вошла какая - то великосветская дама. К ней Захарьин обратился на прекрасном французском языке, почтительно усадил ее в мягкое кресло, крайне любезно и внимательно расспрашивал и слушал и с величайшей предупредительностью проводил. Дама вышла совершенно очарованная. Истомленный профессор опустился в кресло. «Как вы думаете, - обратился он к Митропольскому, - если б я эту даму встретил, как давешнего купца, ведь она пошла бы везде и всюду поносить меня за мою неслыханную грубость, - теперь будет славить мою любезность. А этот скот - купец тоже до гробовой доски не забудет своего визита ко мне и точно исполнит, что ему велел. Будь с ним вежлив, как с дамой, он ничего не стал бы делать и считал бы, кроме того, меня за дурака. Теперь меня не забудет».

И как тут не вспомнить слова знаменитого терапевта уже другой эпохи, Д. Д. Плетнева, сказанные о Г. А. Захарьине: «У него была высоко развитая интуиция в понимании больного человека... он был величайшим психотерапевтом своей эпохи».

Григорий Антонович обоснованно может быть назван не только терапевтом - психологом, но и терапевтом - гигиенистом. Об этом говорят и такие его высказывания: "Первое условие всякого успешного лечения - удовлетворение требованиям гигиены». Или еще прекрасное высказывание на века: «Победоносно спорить с недугами масс может лишь гигиена... гигиенические сведения необходимее, обязательнее для каждого, чем знание болезней и их лечение... гигиенические меры, в сущности, суть меры предупредительные - устранение причин, а потому начало борьбы есть исследование последних».

Подытожим: диагностика (блестящая метода опроса), продуманность лечения, знание психологии пациента, гигиенические меры - все это явилось базисом для формирования особого клинического подхода в медицине. Вот почему к школе Г. А. Захарьина относят не только терапевтов Н. Ф. Голубова, В. Ф. Полякова, П. М. Попова, А.А. Остроумова (последний прекрасно развил учение своего патрона и внес много нового своего, и основал собственную научную терапевтическую школу), но и педиатра Н. Ф. Филатова, акушера-гинеколога В. Ф. Снегирева, невропатолога А. Я. Кожевникова и многих других.

Этому способствовал и гений Захарьина как лектора.

...Аудитория переполнена: сотрудники клиники, врачи, приехавшие из «медвежьих углов», свои студенты, т.е. 4-го курса, но здесь полно и пятикурсников. Да что медики, на скамейках живо перекликаются, увидев знакомых, естественники; тут же и историки, и правоведы, и филологи...

Шум стихает. Появляется профессор. На цыпочках проскальзывают опоздавшие, они сокрыты специальной ширмой. Ничто не должно мешать лектору.

Какие разные люди выражали свой восторг по поводу его лекций.

«В лекциях все было оригинально: и короткий, ясный стиль их, и опытность, полное отсутствие книжной мудрости, и умение приступиться к больному просто с огромным здравым смыслом «профессор гистологии И. Ф. Огнев).
«...я вижу, как профессор исследует мельчайшие детали их (т.е. больных. - Н.К.) патологической жизни. Я слышу, как он устанавливает диагностику и делает терапевтические указания с такой методичностью и точностью, какие никогда не были произведены, если только когда-либо могли найти нечто себе равное. Голос профессора оживляется, растет, становится выше, проницательный взор его сверкает...» (знаменитый, французский врач Юшар).
«...сейчас ходил слушать лекцию Захарьина (о сифилисе сердца), простоял не более 1'/г часов, а утомился, точно сходил пешком в Киев». Речь идет о докладе Г.А. Захарьина на заседании физико-медицинского общества. Чехов был не очень здоров, но, простояв 1'/2часа, все же не ушел. Не говорит ли это о таланте докладчика?

Г. А. Захарьин внес много нового в такие важные отрасли медицины, как курортология, бальнеология, физиотерапия. Он дал обоснование терапевтическому действию минеральных вод. Он один из первых, или первый в России, начал изучать терапевтическое действие минеральных вод во внекурортной обстановке, и в Москве стали популярны бутылочки с водой, к которым прилагались предуведомления, при каких заболеваниях нужно применять те или иные воды. Захарьин говорил, что в России будут открыты новые, более эффективные и дешевые воды по сравнению с привозимыми из зарубежных земель. Сбылось.

Он исследовал поражения легких и сердца при сифилисе. Он исследовал эффективность применения каломеля. Он исследовал такие болезни, как хлороз, геморрой, образование желчных камней.

Из своего очень малого коечного фонда он выделяет места специально для детских болезней и гинекологии. Во многом именно благодаря Григорию Антоновичу появились специальные курсы педиатрии, гинекологии, неврологии; были организованы клиники: детская, пропедевтическая, гинекологическая, кожно-венерологическая, глазная, болезней уха, горла и носа. Особо примечательно, что не на кафедре гигиены, что гораздо ближе, а у Захарьина возникла лаборатория и А.И. Войтов начал читать курс бактериологии, именно здесь надо искать истоки кафедры микробиологии.

Характеристика ученого, врача, профессора складывается из двух основных ипостасей: профессиональной и личностной. Поразительно, что именно Г. А. Захарьин, как никто другой, подвергался нападкам, как со стороны либералов, так и консерваторов. Г.А. Захарьин отказывается от почетного звания лейб-медика. Возмущены правые. Он соглашается участвовать в лечении императора Александра III. Возмущены левые. Не помог Захарьин - император скончался. Возмущены правые - почему не спас императора!

Почему же были такие нападки на Захарьина? Ему завидовали? Совершенно верно. Но кто? Чему? Заработкам? Из-за его нетерпимости? Его резкости?

Проф. Шервинский пишет: «...к людям, к которым он был искренне расположен, он относился горячо и всегда готов был их защищать, таковы были, например, его отношения к проф. Бабухину. Но зато к людям, которых он недолюбливал или просто не выносил, он был беспощаден».

И все же главное, по-видимому, было разделение общества на «правых» и «левых». Вот и шла от «левых» бесовщина (по Ф.М. Достоевскому). Бесовщина продолжалась и после смерти. Дело дошло до того, что его отпевали не в университетской, как было положено, а в приходской церкви.

Толковали и о том, что Захарьин консервативен в своих научных трудах. Да, его лекции не были насыщены сведениями по генетике, физиологии, биологии, общей патологии, но они были подлинным кладезем глубокой клинической мысли. Передо мною «Клинические лекции» профессора Г. А. Захарьина, выпуск 4-й, изданный за три года до кончины Григория Антоновича. И там сугубо экспериментальные труды его учеников. А может быть, резало глаз посвящение: «Его Императорскому Высочеству Государю Великому Князю КОНСТАНТИНУ КОНСТАНТИНОВИЧУ Августейшему Президенту Академии Наук посвящает свой труд и труды заведуемой им клиники. Профессор Григорий Захарьин, Почетный Член Академии».

Но более всего было нападок на Захарьина за большие гонорары, что он брал с богатеев - купечества, буржуазии. При этом совершенно забывалось о бесплатном лечении в его клинике, о постоянных бесплатных консультациях. Мне довелось читать в старых газетах, как Захарьин оправдывался, что не мог сразу принять одного заболевшего, приехавшего издалека врача. Захарьин писал, что он порою тратит 1 -2-3 часа на одного пациента, и у него уже совершенно забит день. В самом деле, клинику он посещал даже в праздники. У него не было праздников - он врач. Обход начинался с 9 утра, от 10 до 12 - лекция, завтрак, потом снова обход, затем посещение пациентов на дому или у себя на квартире. Все расписано до минуты. Поздний вечер. Чтение. Игра на пианино. Работа над научными трудами.

...Итак, большие гонорары. Но куда они тратились? «Средневековые замки» в два-три, а то и четыре этажа, что заполонили Подмосковье, Захарьину и не снились. Жил очень скромно.

Он жертвует 500 000 рублей на церковно-приходские школы (гигантская сумма по тем временам), что позволяло обучать грамоте тысячи и тысячи крестьянских детишек! Радоваться бы всем миром! А ему это ставят в вину (?) Почему? Да потому, что церковно-приходские школы были под патронатом Министерства народного просвещения, а оно де не любо либералам.

Сейчас-то мы знаем о постоянных солидных пожертвованиях на стипендии и пособия нуждающимся студентам. Установлено, что свое профессорское жалование он с 1885 года также отдавал нуждающимся студентам. Известно, что он за свой счет отправляет врачей за рубеж для специализации и совершенствования.

Он жертвует деньги на издание журнала, на физико-медицинское общество, на приобретение экспонатов для Музея изящных (ныне изобразительных} искусств.

Узнав о бедственном положении с водоснабжением в Даниловграде (Черногория), он жертвует деньги на строительство водопровода. Так его там чуть ли не за святого почитали. И как я обрадовался, когда узнал, что сейчас в Даниловграде соорудили мемориальную доску Захарьину. Он дает деньги на оснащение и отправку медицинского отряда для сербов и черногорцев, воевавших с турками.

Время все расставило на свои места. Признана захарьинская терапевтическая школа. Признан его вклад в отечественную медицину. И одним из многих свидетельств тому служит открытие мемориальной доски 1 июня 2005 года.


Исходная статья: Медицинский вестник №16 (323)