«ПЕРВЫЙ СРЕДИ РАВНЫХ...»
Нормативные документы
Противодействие коррупции
Поступающим
Студентам
Выпускникам
Проект 5-100
Аккредитация специалистов

Путешествие в академию. Встреча пятнадцатая: Низкий поклон. Вечная память

Amate et defendite nostram,
Patriam, collegae!
Любите и защищайте нашу
Родину, товарищи.

Во второй половине 40-х годов на студенческих скамьях заняли места недавние участники войны. Им приходилось держать сложнейший экзамен вхождения в студенческую жизнь, в учебу. Трудности невероятные. Большой разрыв в учебе, да и базовая довоенная подготовка у многих из них была не из сильных: фельдшерское училище, сельская школа.

К тому же неустроенность быта, еще недавние стрессовые фронтовые ситуации, последствия ранений – все это не способствовало спокойным занятиям. Но они выстояли, и когда преодолевали «теоретический барьер» (1–2 курсы), то становились «хорошистами» и отличниками.

Это были ответственные, организованные и очень общественные студенты. Работая в разных учреждениях, мне довелось быть близким по служебной надобности, переходящей порою в товарищество, с бывшими фронтовиками.

В День 60-летия Великой Победы считаю долгом сказать о них теплые слова. Постараюсь показать, кем они, не щадившие жизни в тяжелую годину, стали в мирной жизни. Низкий поклон им, здравствующим, вечная память ушедшим.

Григорий Афанасьевич Патрушев

Г. А. Патрушев и М.К. Кузьмин Меня избрали в студенческий профком и определили в оздоровительную комиссию. Старший в комиссии – Гриша Патрушев. Окончилось первое заседание профкома. Притулились в уголке заполненной студентами комнаты. Гриша сжато и четко показал, как важно диетпитание при язвенной болезни и других недугах. Он лишь на один курс старше меня, но так объемно и кратко изложил суть дела! Далее, последовал конкретный план работы комиссии, распределение обязанностей.

Я старался, но не все гладко получалось. К тому же увлекся работой в научном студенческом кружке и самодеятельностью. Наше эстрадное обозрение «День открытых дверей» пользовалось шумным успехом. Даже приглашали выступать на престижных сценах в ЦДРИ, доме актеров... Несколько участников нашей самодеятельности стали известными писателями и актерами. Посмотрел обозрение и Гриша. Отозвал в сторонку: «Слушай, Коля, у тебя это лучше получается, чем оздоровительная комиссия. Уже есть девочка, отлично справляется. Желаю успехов на эстраде».

Несмотря на то, что меня отстранили от оздоровительной комиссии, наши хорошие отношения с Гришей сохранились. Однажды я посетовал, что заболел дядя, а участковый врач не может разобраться в болезни. Гриша сказал, что у него есть время и немедленно едем.

Какой же это был великолепный урок терапии! Тщательный опрос, обследование (осмотр, пальпация, перкуссия, аускультация). Гриша заставил и меня, беспомощного, принимать в этом участие и терпеливо объяснял. Наконец, Гриша поставил диагноз и сказал, что нужно стационировать. Телефон был только в одной квартире на 4-м этаже нашего старого дома. Поднялись. Гриша позвонил. На другой день дядя лег в клинику.

В моем представлении Гриша был великим терапевтом. Да, что я! Сам профессор Владимир Никитич Виноградов заприметил способности Г.А. Патрушева. Но он решил иначе: «Поставить правильный диагноз полдела, нужно найти действенное лекарство».

И Г.А. Патрушев решительно переходит на «химические рельсы» в медицине. А ведь на младших курсах у него именно с химией были проблемы. Вообще-то он, благодаря своим способностям и уникальной организованности, учился блестяще, имел именную стипендию Н.А. Семашко, окончил с красным дипломом.

Он – сотрудник НИИ органической химии и технологии, где благодаря своим способностям в 1978 году стал директором. В 1982 году избран членом-корреспондентом АМН СССР. Характеристику научных работ возьму из официального академического справочника. Итак, его «Исследования посвящены проблемам взаимосвязи между хим. структурой, физ.-хим. свойствами, токсикокинетикой и токсикодинамикой различных классов органич. соединений и поиска на этой основе мед.препаратов и рецептур с заданными свойствами». А ведь у него были трудности с химией на младших курсах!

В прошлом году в Институте, где директорствовал Григорий Афанасьевич, прошла конференция, посвященная 80-летию со дня его рождения (скончался в 1985 году). И выпукло рисовался облик замечательного ученого, администратора, строителя, мужественного человека. О его мужестве говорят и многие ордена и медали, коими был награжден в годы Великой Отечественной войны командир санитарного взвода Григорий Афанасьевич Патрушев.

О бесстрашии Патрушева рассказывает его боевой товарищ и тоже командир санитарного взвода Михаил Кузьмич Кузьмин: «Патрушев даже ходил в разведку, хотя это ему и не положено. Необычный эпизод. Идет обстрел, снаряд упал в речку. Всплывает оглушенная рыба. Патрушев бросается прямо одетый в воду и выкидывает рыбу на берег».

Михаил Кузьмич Кузьмин

Известный медицинский журналист В.Р. Николаев назвал очерк, посвященный профессору М.К. Кузьмину, «Он сделал все, что смог». Название точное, но сделать такое по силам одному из тысячи, а быть может из десяти тысяч? Впрочем, судите сами. Родился в 1921 году в крестьянской семье, окончил сельскую школу. По комсомольской путевке стал работать на заводе в г. Кронштадте. В 1938 году поступил в Ленинградское военно-медицинское училище. В 1940 году вместе со своими однокурсниками (старший курс) оказался на Карельском фронте.

Шла северная – или финская – кампания. Москвичам в возрасте запомнилась та суровая, снежная зима. Но одно дело пробежать по морозной улице и оказаться в теплой квартире. Другое дело, когда девятнадцатилетний юноша в невероятно трудных условиях (мороз, глубокий снег) оказывает такую необходимую помощь раненым. Первое испытание на прочность!

Окончена кампания, окончено и ЛВМУ, получен диплом военного фельдшера, получено и назначение в часть, расположенную в Литве. Но грянуло новое испытание на прочность. 22 июня 1941 года – кончилась малая передышка. Тягости и горечь отступления. Михаил Кузьмич вспоминает, как у одного бойца было тяжелое ранение в области живота. Нужна немедленная квалифицированная помощь. Носилок нет. Все разобраны. Протянули под раненого простыню и осторожно вынесли с поля боя.

На 13-й день войны Михаил Кузьмич тяжело ранен. Госпиталь. Раны зарубцевались. И снова командир санвзвода на передовой... Московская битва, Сталинградская битва, бои на Украине, освобождение Венгрии, Австрии, Чехословакии... Бои, бои. Многие эпизоды запечатлелись в памяти... За вынос с поля боя более 300 раненых М.К. Кузьмин удостоен орденов Ленина, Красной Звезды, Отечественной войны 1-й степени.

Победа совсем близко. Но 11 апреля 1945 года при спасении раненого М.К. Кузьмин был сам тяжело ранен. Спасти руку не удалось. Но страдания на этом не кончились. Последовали операции. Его вывезли в Закавказье. Нужна еще операция. Хирург говорит, что у него нет средств для наркоза и дает стакан чачи. Михаил Кузьмич всю войну почти не прикасался к водке, а тут... Нужно продолжать лечение. И длительное! Но Кузьмин торопится: он решил поступить в медицинский институт.

Незнакомая Москва. Он едет в один – другой – третий мединститут. Везде экзамены закончены. Сказалась фронтовая решительность. Он добивается приема у министра здравоохранения Г.А. Митерева. Министр начертал резолюцию на заявлении, что М.К. Кузьмин сдал экзамен на войне. Он студент санитарно-гигиенического факультета. Находится место в общежитии.

Прекратились ночевки на лавке Белорусского вокзала. Но ожидали новые тяготы уже иного свойства. Надо после всех переживаний, страданий овладевать основами наук, да и базовая подготовка была не из лучших. Потом, когда пошли сугубо медицинские дисциплины, дело стало спориться, ведь ему всю войну приходилось врачевать.
Михаилу Кузьмичу повезло, что он обрел требовательного, но доброжелательного учителя, большого ученого, основателя оригинальной школы отечественных историков медицины – профессора Феодосия Романовича Бородулина.

Защищена кандидатская, докторская; ассистент, доцент, профессор, 29 лет он заведует бородулинской кафедрой! Главная стержневая проблема исследований – героизм медиков в годы Великой Отечественной войны. Проф. М.К. Кузьмин подчеркивает массовость героизма наших медиков, анализирует истоки героизма. Этому посвящены многие публикации, общественно-патриотическая деятельность.

Вечная благодарность Михаилу Кузьмичу за его инициативу (он был председателем комитета) по сооружению в 1972 году на Девичьем поле памятника «Медикам-героям Великой Отечественной войны». Скульптор Л.Е. Кербель. Памятник глубок по мысли и ясен по форме. И сооружен на народные деньги. Вернусь к научным исследованиям и публикациям профессораМ.К. Кузьмина. Они касались истории Отечественной медицины. Здесь и монографии, и объемные статьи. Среди них, на мой взгляд, наиболее примечательная книга «История медицины» (1978 г.).

Много работ посвящено истории ММА им. И.М. Сеченова. Учебник по истории медицины, написанный в соавторстве, пожалуй, лучший до наших дней. Даже кратко разбирать все публикации, число которых превысило 350 и всю многогранную деятельность проф. М.К. Кузьмина, в мирное время за которую он удостоен орденом Октябрьской революции и Почета – потребуется, по крайнеймере, фундаментальная статья.

И все же главная его тема – героизм медиков, а главная книга – «Медики – Герои Советского Союза», столь любезная и моему сердцу еще и потому, что в ней говорится о людях, которых я хорошо знал.

...Поразительно красивым внешне и душевным был Александр Петрович Соболевский, второй медик по времени, удостоенный высокого звания Героя Советского Союза. У меня хранится его фотография с дружеской надписью времен знаменитого дрейфа ледокола «Седов», где он был медиком. За участие в Великой Отечественной войне был награжден орденами и медалями.

Несколько лет мне довелось работать на нашей кафедре истории медицины вместе с Героем Советского Союза Сергеем Александровичем Богомоловым. М.К. Кузьмин живо описал подвиг младшего лейтенанта медицинской службы С.А. Богомолова. Он «возглавил группу бойцов в количестве 11 человек и перед своим сектором отбил все атаки врага. По его команде солдаты вели огонь «залпами», стреляли в упор, а в критический момент вступили в рукопашную схватку.

В ходе боя С.А. Богомолов убил 8 вражеских солдат, оказал помощь пострадавшим. Когда кончился бой, против группы Богомолова валялось 90 вражеских трупов. Среди отважных героев его группы в живых осталось только 5 человек. Подошедшие на помощь наши части окончательно разгромили врага».

Заканчивая свой очерк, М.К. Кузьмин называет Сергея Александровича «простым сердечным человеком, героем, нашим овременником». Таким он остался в нашейпамяти.

Надежда Викторовна Троян

Надежда Викторовна Троян ЦНИИ санитарного просвещения в волнении. Многолетний директор Института Е.Г. Карманова, обаятельная женщина, прекрасный администратор, в свое время бывшая зам. наркома здравоохранения, приболела, да и возраст сказывается. Прошел слух, что назначен новый директор. Кто? Дружный, сплоченный и работоспособный коллектив взволнован.  Оказалось, что это Надежда Викторовна Троян.

Кто такая? Слышали, что героиня. У меня была книга М.К. Кузьмина «Медики – Герои Советского Союза», где содержался очерк, посвященный Надежде Викторовне. Книга была нарасхват1. «Когда разразилась война, студентка-медичка Надя Троян стала разведчицей, солдатом, народным мстителем. Вскоре вся страна узнала имя отважной партизанки. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 29 октября 1943 г. Н.В. Троян присвоено звание Героя Советского Союза «За образцовое выполнение боевого задания в тылу противника и проявленные при этом отвагу и геройство».

Узнали из книги, что Н.В. Троян в 1939 году поступила учиться в 1-й Московский медицинский институт, затем по семейным обстоятельствам переводится в Минский мед. институт. В Минске ее и застала война. Во время жестоких бомбежек она оказывала помощь пострадавшим. Город оккупирован, Н.В. Троян удалось избежать угона в Германию. Ей помогли установить связь с партизанами. После выполнения нескольких заданий, ее приняли в партизанский отряд «Буря».

Далее М.К. Кузьмин пишет: «В отряде она была и медиком и разведчицей. Она оказывала медицинскую помощь, выполняла задания, собирала сведения об оккупантах в Минске. В 1943 году командование штаба партизанской бригады доверило Н.В. Троян очень ответственное задание. Необходимо было проникнуть в Минск, установить связь с надежными лицами, чтобы привести в исполнение приговор белорусского народа над гитлеровским наместником Кубе.

При участии Н.В. Троян задание Родины было выполнено». В том же году Н.В. Троян вызвали в Москву, вручили награду, и она продолжила учебу в 1-м Мед. институте, который закончила в 1947 году и стала работать в области хирургии.

...В ЦНИИ санпросвета опасались встретиться с «железной женщиной», авторитарным руководителем. Все опасения развеялись как дым. Перед нами оказалась обаятельная женщина, никаких разгонов не последовало: ни старых, ни молодых не увольняли. Надежда Викторовна быстро вошла в дело. Институт по-прежнему выполнял важную роль в системе профилактической медицины страны.

По-прежнему коллектив оставался дружным. Н.В. Троян получила признание и среди практических работников. Помню совещание в Ленинграде. В президиуме Надежда Викторовна, рядом с нею А.П. Соболевский. Оба красивые, в темных костюмах с золотыми звездами Героев. И что пленило сотрудников института, так это ее особо трогательное отношение к бывшему директору Екатерина Гордеевне Кармановой.

Тактичная Надежда Викторовна получила признание зарубежных коллег, международных организаций. И не случайно именно в Москве проводились международные симпозиумы, а наши сотрудники выезжали за рубеж в качестве консультантов и советников.

Однажды Надежда Викторовна рассказала всем сотрудникам Института о своем пребывании в суровые годы войны в партизанском отряде «Буря». И те далекие события в этом красивейшем уютном зале казались ирреальными. Это было один раз, а вообще она не любила и даже сердилась, когда говорили об ее героизме.

Все складывалось великолепно, но вдруг словно гром среди ясного неба. Высшее начальство отметило успешное руководство институтом и методическое руководство всей сетью санпросвета страны и решило, что Н.В. Троян должна идти на повышение, и она стала Председателем СОКК и КП. (Напомню, Союз Обществ Красного Креста и Красного Полумесяца).

А пришедший вместо Троян новый директор немедленно приступил к разгрому Института: десятками увольнялись самые опытные сотрудники. Кончилось фактической ликвидацией учреждения и всей сети санитарного просвещения. После руководства Красным Крестом она работала проректором Alma mater. И всегда Н.В. Троян, на всех постах оставалась доступным человеком, верной узам товарищества, большим патриотом. Она и сейчас активно участвует в деятельности патриотических, ветеранских организаций.

...Недавно в очень преклонном возрасте скончался А.Л. Черняховский, когда-то сотрудник Института, руководимого Н.В. Троян. Вечером, в темноте с трудом разыскала квартиру (спутала номер дома) покойного, чтобы высказать слова соболезнования близким. И в этом Н.В. Троян.

Черта никогда не будет подведена

Кратко рассказано о нескольких фронтовиках, но тема 1-го МОЛМИ в Великой Отечественной войне воистину неисчерпаема. Руководящие медицинские посты в армии и на флоте занимали наши профессора: выдающиеся академики Н.Н. Бурденко и Б.В. Петровский; А.Л. Мясников, В.В. Кованов, И.С. Жоров.

Добровольцем ушел на фронт бывший директор 1-го ММИ в годы его становления (1931–1937) Д.Г. Оппенгейм. Прошли фронт ставшие известными учеными В.В. Серов, Н.Ю. Тарасенко. К счастью, они смогли многое сделать в мирное время.

Проф. К.И. Акулов стал крупным организатором санэпидслужбы. Проф. И.А. Сычеников внес огромный вклад в дело совершенствования педагогического процесса.

Совсем юный, кончивший первый курс, И.Д. Фионов, удостоенный высокого звания Героя Советского Союза, погиб в 1943 году. Кто знает, а может быть, будущий большой ученый? Не вернулся с войны и зрелый ученый, профессор С.И. Каплун, и многие другие сотрудники 1-го МОЛМИ.

Годы Великой Отечественной войны – это и выхаживание раненых и больных в тылу, и непрекращающаяся научная работа в Москве и в Уфе. Наш известный ученый, академик А.А. Воробьев, фронтовик, издал интереснейшую книгу «не подводя черты».

Говоря об участии 1-го МОЛМИ в Великой Отечественной войне, можно с уверенностью утверждать, что здесь уж черта никогда подведена не будет. Издаются воспоминания, отличные материалы собраны в нашем Музее, в День Победы мы собираемся у памятника Героям-медикам. Но как бы хотелось видеть изданный фундаментальный том: «1-й Московский медицинский институт в годы Великой Отечественной войны». Том, содержащий и историко-аналитические материалы, и воспоминания, и список участников войны, и отдельно погибших.

И обязательно богато иллюстрированный. И чем раньше приступим к составлению книги, тем легче собрать материал. В ряду томов, посвященных истории ММА им. И.М. Сеченова, обязательно должен быть и посвященный народной войне.

А закончить свое путешествие хочу стихотворением профессора С.С. Спасского.

Сергей Сергеевич Спасский

К 50-летию Победы профессор Сергей Сергеевич Спасский, известный специалист по гигиене труда, очень общественный человек, бывший редактор нашей газеты, напечатал пронзительные воспоминания – «Незабываемое». В прозаический текст он включил и стихотворения. Вот одно из них.

Бить, сгорая в ярости!

Много километров за спиной солдатской,
Летом сорок первого я ушел из дома.
Лишь семнадцать стукнуло, а пришлось уж драться
Среди визга, грохота, средь огня и грома.
С неокрепшим телом и с душою юною
Вдруг пришлось столкнуться с ужасами боя,
В страхе замирая, ночью светлой, лунною
Слушать, как снаряды пролетают воя.
А потом привык я мчаться в наступление
Иль курить с друзьями, сидя в обороне,
Или петь частушки, или в исступлении
Бить, сгорая в ярости, по немецкой броне.
...Все, что в битвах прожито – радости и горе –
Временем безжалостным, как свеча, задуто,
А теперь – учеба, шум аудиторий,
Лекции на кафедрах, залы института...