«ПЕРВЫЙ СРЕДИ РАВНЫХ...»
Нормативные документы
Противодействие коррупции
Поступающим
Студентам
Выпускникам
Проект 5-100
Аккредитация специалистов
20.10.2005

Российское образование: разрушить просто, создать - трудно

Валерий Сойфер, заслуженный профессор Университета Джорджа Мэйсона (George Mason University), президент международной соросовской программы "Образование в области точных наук". В прошлом - создатель и научный директор Всесоюзного НИИ Прикладной Молекулярной Биологии и Генетики в Москве.

Как Вы оцениваете качество российской системы образования?

Система образования в России складывалась в течение почти 150-ти лет. Она началась с того, что в царское время, в 1860-е годы, сразу после отмены крепостного права были введены новые требования к гимназиям, реальным и коммерческим училищам. Тогда в России попытались объединить два направления - классическое и современное. В классическом направлении считалось, что образованный человек должен понимать людей из другого мира, например, французов и немцев. В связи с этим в школьную программу были введены классические языки, детей в гимназиях обучали так, что они могли переводить с латыни и греческого на русский, а с русского - на латынь и греческий. Таким образом, школьники учились активно понимать древние языки, что открывало перед ними основы практически всех европейских языков. Это было очень важной частью приобщения людей, оканчивающих гимназии, к внешнему миру.

С другой стороны, было усилено преподавание естественных наук. В результате, к началу 20 века в России были сделаны выдающиеся открытия практически во всех дисциплинах. Я могу назвать очевидные примеры, например, открытие Кольцова о роли позвоночника в развитии хордовых организмов; многочисленные открытия в физике (российский учебник Хвольсона был одним из самых продвинутых в мире); открытия в химии, где Менделеев создал периодическую систему, или в математике, где имя Лобачевского ярко засветилось на мировом научном небосклоне. Это создало уникальные предпосылки для создания в России образованного общества.

Большевики, несмотря на их стремление к опрощению и созданию управляемых людей, тем не менее отменили только преподавание классических языков. Это произошло, вероятно, в силу плохой образованности Ленина. Сталин, кстати, вообще не имел образования - 2.5 курса семинарии в Тифлисе не являются образованием. Каганович даже не закончил трех классов средней школы. Из-за этого большевики просто боялись трогать физику, химию, математику... Позже Сталин поверил Лысенко, перестав верить в науку. Но эти люди боялись науки и не испортили того, что было. Поэтому можно говорить, что российская и советская система образования были очень сильны. Советское среднее образование назвать лучшим в мире было трудно, хотя оно и сохраняло традиции блестящего российского гимназического образования.

Сегодня практически в каждом американском университете, а их более 2 тыс., есть русские преподаватели, которые на очень высоком счету. В огромном количестве компаний работают русские специалисты. Есть области, которые практически полностью оккупированы русскими .

Складывается впечатление, что Россия проводит реформы, например, вводя единый государственный экзамен (ЕГЭ), пытаясь скопировать западные методики. Как Вы относитесь к этим экспериментам.

О том, что творится сегодня, я могу говорить на основе 11-летнего опыта существования программы, которой я руковожу - это Международная Соросовская Программа образования в области точных наук. Я предложил Джорджу Соросу систему мер, которые бы поддержали систему образования - он, кстати, понимал, что российское образование стоит очень высоко. За 8 лет Сорос выделил $107 млн. для поддержки среднего и высшего образования в России, Украине, Беларуси и Грузии. Целью программы было найти лучших преподавателей по этим странам - и в средней школе и в университетах, а также поддержать лучших аспирантов. Поэтому, опрашивая каждый год не менее 100 тыс. студентов в университетах России, мы узнавали имена лучших преподавателей.

Надо заметить, что для того, чтобы отобрать лучших преподавателей, мы также изучали индексы цитируемости их работ в мире, а также такие показатели, как количество опубликованных статей в серьезных научных журналах, данные о полученных грантах, о сделанных докладах на различных конференциях. Мы также просили сведения о количестве прочитанных лекций, числе студентов, числе подготовленных кандидатов наук, числе опубликованных монографий, учебников и учебных пособий и пр. Всего для определения лучших преподавателей использовалось 19-20 параметров.

Среди российских представителей любых дисциплин мы знаем, кто является выдающимися деятелями мировой науки - таких, по меньшей мере, сотня - чей индекс цитируемости выше общепринятых в мире. С другой стороны, мы знаем, что есть огромное число людей, которые активно участвуют в мировой научной жизни, которые представляют свои доклады на ведущих конгрессах и конференциях - их тоже много. В России не было среднего размера заштатной науки третьестепенной страны. Ничего подобного! Российская наука - наука очень высокого уровня.

Я был лично знаком с четырьмя предыдущими министрами образования России: я знал Евгения Дмитриевича Ткаченко, который долго работал в нашей программе, Владимира Георгиевича Кинелева, с которым были нормальные отношения, замечательного Александра Николаевича Тихонова. До них образованием руководил прекрасный человек Геннадий Алексеевич Ягодин. А затем появился Владимир Филиппов. Все эти люди совершенно разнились по своим устремлениям. Первые, мной перечисленные, старались российскую школу поддержать. А Филиппов - коммунист, бывший ректор Университета имени Патриса Лумумбы, математик по образованию. Он был всегда одержим идеей выполнения наказов руководства, главным образом жены господина Путина.

Филиппов несколько раз говорил мне в открытую, что главная задача сегодня не поддержать российское образование - поскольку оно и так хорошее - а нужно сделать так, чтобы больше людей шло в армию. Надо устранить нынешнюю систему, когда выпускники школы имеют год на то, чтобы подготовиться к поступлению в институты и университеты, а потом, поступая в них, уходят от армии. Надо создать 12-ти летнюю школу, а по ее окончании всех можно будет забирать в армию, и лишь после службы молодые люди смогут поступать в ВУЗы. Но подобная практика просто убьет слой наиболее талантливых людей, способных успешно заниматься научной деятельностью.

В стремлении воспринять хорошие западные образцы нет ничего дурного. Но автор идеи о едином государственном экзамене - я не буду называть его имя - говорил мне: "Смотрите! Коррупция все разъедает. За поступление в вузы берут взятки. А так в школах они пройдут ЕГЭ, и у всех будут аттестаты на руках. Каждый, кто поступит в ВУЗ, принесет с собой сумму денег, которая заранее предписана данному школьнику. Хорошие школьники получат больше денег, потому что у них лучше аттестаты, которые они получат в результате ЕГЭ, и они пойдут в лучшие университеты. Таким образом, лучшие университеты сразу получат добавку к своему бюджету и построят свою работу лучше. А плохие университеты сами собой вымрут, потому что туда не пойдут школьники, а соответственно, и деньги. И у этих ВУЗов не останется другого выхода, кроме как самоликвидироваться". Тогда я спросил: "Верите ли Вы в то, что на уровне средней школы коррупции не будет?". Он ответил, что "в деревне все друг друга знают - кто умный, а кто не очень". Этот государственный муж почему-то не понимает, что болезнь коррупции поразила все российское общество и уже поэтому единый государственный экзамен работать не будет.

Безусловно, введение ЕГЭ - попытка воспроизвести западный опыт, сопрягая его с некоторыми экономическими реалиями. Но мне кажется, что здесь все основано на непонимании сущности бывшего советского человека, на непонимании того, что новая российская власть создала беспрецедентные условия для развития коррупции, непонимание, что разрушение классической российской средней школы, а вместе с ней и разрушение высшей школы - это коллапс всего общества. Будущее общества заключено в системе образования. Люди недалекие и люди, которые одержимы распространением придуманных ими схем, губительны для российского общества.

Недавно чиновники, отвечающие за образование в России, заявили, что главная проблема российского высшего образования - отсутствие реальной связи с экономикой. По их мнению, знания, которые дают ВУЗы, оторваны от действительности. Поэтому, с одной стороны, надо приблизить ВУЗы к экономике, а с другой - заинтересовать бизнес, побуждая его вкладывать деньги в образование. Что Вы об этом думаете?

Я не думаю, что это соответствует тому, что на самом деле необходимо российскому образованию. Да, действительно, сейчас в России проходит удивительный процесс сверхбыстрого обогащения небольшой группы людей. Каждый из них по-своему - умелец, я боюсь употреблять слово "талант", но эти люди продемонстрировали высокие образцы умения плавать в мутной водице. Хищность, которая присуща этим акулам, подчас удивляет. C другой стороны, среди представителей этого нового класса удивительным образом довольно много людей с хорошим образованием и хорошими способностями в различных сферах - экономики, управления, умения общаться с людьми, с властями и пр.

Идея придать всему населению России умение мыслить экономическими категориями - правильна. Но она не должна отменять умения думать научными категориями, а не выдумками и советами астрологов по ТВ. Наивно верить в то, что можно научить жить в западном мире, просто заменив физику какими-нибудь "основами менеджмента". Я также сомневаюсь, что подобные подвижки позволят привлечь к школе большое количество олигархов, которые начнут давать деньги. Не работает эта схема.

Существовал международный научный фонд, который также финансировал Сорос и потратил на него $125 млн. Я помню, как удалось пригласить нескольких российских олигархов - это были Березовский и компания - на беседу о важности образования. Они пообещали, что выложат равную с Соросом сумму, но потом обманули, ничего не дали и увлеклись совершенно иными начинаниями.

Позже академик Скулачев, известный биохимик, который в то время был вице-президентом Европейский Академии Наук, попытался привлечь богатых людей к тому, чтобы они выделили средства на Московский Государственный Университет. Была надежда, что вот-вот люди типа Дерипаски дадут эти деньги. Но тоже ничего не вышло! Выдающийся физик, академик Гапонов-Грехов, попытался создать фонд для поощрения молодых ученых. Тоже были предприняты огромные усилия для поиска щедрых олигархов, желающих поддержать российскую науку и образование. И, опять-таки, результат отрицательный.

То есть, интересы богатых людей пока не совпадают с интересами, прокламируемыми новым министром науки и образования Фурсенко и его ведомством. А развалить то, что есть видимо удастся. И это принесет непоправимые беды. Система образования - будущее России. В то же время это очень консервативная вещь. Если Вы сегодня развалите образование, уже через десять лет у вас не будет хороших учителей. А для того, чтобы они снова появились, вновь потребуются те самые 150 лет. Без этих 150-ти лет не удастся народить новых людей, которые бы учили на высшем уровне.

Вспомните, что натворил Хрущев в сельском хозяйстве. Нельзя сказать, что он был врагом СССР, он был просто необразованный человек. Когда Хрущев отдавал Крым Украине, когда ломал систему управления и вводил совнархозы, он тоже руководствовался какими-то собственными благими намерениями. Ему казалось, что он делает доброе дело. И когда у крестьян полностью отняли коров и передали их всех в колхозное стадо, то Хрущев уничтожил то, на что надо было молиться.

До реформ Хрущева старушки вставали в пять утра, чтобы задать корму своим коровушкам, чтобы потом выгнать их в стадо, чтобы нанятый ими честный пастух повел коров пастись, а в шесть вечера - вернул бы назад, нагулявшимися. Потом старушки должны были подоить коров, разнести молоко и продать его. А следующим утром снова встать, заняться коровами, одновременно собрать детей или внуков в школу, а мужей и сыновей - на работу. И целый день работать. Вот это все было в одночасье убито. В результате, пропал огромный слой общества, способный жертвовать собой. Уже дети людей, у которых были коровы, ни за что не возьмут их и никогда это чудо возрождения не совершится. Поэтому люди, вместо того, чтобы заниматься коровами, будут ждать, когда в их магазин привезут молоко.

То же самое происходит и ныне в сфере образования. Если ее разрушат, то Россию отбросит на десятки лет назад, что обернется ужасными бедами для нее. И из числа стран цивилизованных, она перейдет в разряд стран слабых.

Различные международные тесты в области точных наук показывают, что в последние годы первые места стабильно занимают школьники из азиатских стран. С чем это связано - ведь там тоже Мамай неоднократно проходил на протяжении последнего столетия, тем более, что никогда эти страны не входили в число законодателей мод в области точных наук и образования?

Это очень интересный и важный вопрос. Действительно, международные химические, математические, физические олимпиады, олимпиады по информатике, конкурсы молодых ученых Европы, конкурсы меньшего масштаба, которые проводят некоторые университеты мира, однозначно показывают, что Россия теряет свои позиции. В то же время Южная Корея, иногда Тайвань, иногда Китай, а в Европе - Грузия, стали занимать более высокие позиции.

Много лет назад сотрудники Чикагского Университета провели очень широкое исследование: они опросили тысячи мам в Азии и США. Матерей спрашивали: каковы их дети?, каковы интересы родителей?, как понимают родители место их детей в будущем мире? и пр. Это исследование выявило удивительную тенденцию: оказалось, что родители из Юго-Восточной Азии буквально одержимы философией предоставления своим детям лучшего образования. Они отнюдь не считают своих детей высокообразованными, лучшими в мире, не думают, что дети познали все на свете. Напротив, американские мамы были убеждены, что их дети - лучшие в мире, что они уже добились выдающихся успехов и что их будущее замечательно.

Параллельно было проведено исследование математических способностей детей, которое показало, что дети из Юго-Восточной Азии год от года наращивали свои знания и навыки, а американские дети, будучи достаточно хорошо подготовленными к первому классу школы, к пятому классу теряли темп. Причиной, вероятно, является игровое начало, которое введено в американской средней школе взамен "палочной системы" вбивания знаний. В результате, дети заигрываются и теряют свои таланты. Но этот вопрос касается не только системы образования. Тут важны общественная мораль, понимание императивов обществ, а в целом, систем самооценки, семейных, личностных, общественных приоритетов...

Западное общество построено на "Всемирной Декларации Прав Человека", которая не работает в Китае. Доктрины Конфуция несут совершенно другие методы измерения полезности и добра. Согласно Декларации, главой общества является личность, а в Азии - само общество. У нас семья - некая внутренняя среда, которая не очень хорошо оформлена и достаточно аморфна, потому что дети рано уходят из семьи, приобретают независимость и т.д. А в Азии - все не так: семья сохраняет важное значение на протяжении всей жизни, и она приоритетна. В этих системах оценок есть вещи, над которыми надо было бы задуматься и которые были бы важны для некоторой трансформации нашего общества.

Если бы Валерий Сойфер стал министром образования России, то что он бы сделал?

Так как мне эта должность не грозит - я бы никогда не согласился ее занять -то я и отвечать на этот вопрос не буду.

 Washington ProFile


Исходная статья: inauka.ru